April 12th, 2021

geo

Понимание профессионала: история про трех полковников

Вещь банальная, но неисчислимые последствия непонимания можно видеть при любом разговоре на профессиональные темы - в окружении непрофессионалов.

Это касается понимания обобщений. Как говорит профессионал, человек, специально занимающийся некоторой проблематикой? Он знает, куда и на что смотреть, обращать внимание. Чтобы было понятно, как он описывает некоторую ситуацию... Один человек смотрит, видит и говорит: на дорожке парка стоят семь человек. Другой взглядывает и говорит увиденное: на дорожке парка стоят пятеро военных. Третий смотрит и сообщает наблюдение: на дорожке парка стоят три полковника.

Все эти высказывания фактически верны. Каждое сделано человеком, который в силу профессионализма отмечает в мире как значимое - то, что не сразу замечают другие. Когда суждения профессионала слышит обычный человек, он производит обратную расшифровку обобщений. Он говорит: Вы сказали, что там стоит три полковника, значит, там стоит три человека, но это - очевидная ошибка, сами считайте - их же там стоит семь человек.

Профессионал знает, на что обращать внимание, что существенно, и он сразу указывает на очевидное - вот же, существует и существенно это. Но - да, с профессиональной точки зрения. Профессионал вообще старается говорить с профессиональной, а иначе чего. А профан думает, что понятия профессионала, которые звучат как обычные слова, легко можно перевести на обычный язык. Что, полковники не люди, что ли? Ясное дело, люди. Значит, он имел в виду, что там три человека. Давайте будем смеяться, какой он дурак и не умеет считать: их семь.

Объяснить профану, отчего в пятых при определенной постановке задачи, выделении предмета исследования и пр. имеет смысл считать именно и только такие объекты - обычно крайне долго, многоступенчато, неявно. И там обязательно будут ссылки на неявное знание типа "если вы попробуете решать большое количество задач такого класса, иначе не получится". А профан понятия об этом не имеет и требует объяснить ему всё здесь и сейчас, а то он - уу! он отнесет собеседника к фрикам! У, страшно! Ты слил, ты болтун.

Профаны думают, что они поймали профессионала на банальной ошибке. А он еще и не признает эту ошибку. Профаны думают, что они не поддались авторитету и проявили критическое мышление. До которого не дорос профессионал. Видеть это хамство довольно трудно... Профи либо отругиваются самыми профанскими способами, либо, чаще, просто не разговаривают - тут не с кем говорить, тут только вот эти вот...

На месте примера с полковниками может быть хоть раздача интернета, хоть проблемы генетики, хоть число черных дыр. Беда в том, что в устах профессионала практически все слова становятся терминами. Обыденные понятия становятся "специальными" просто потому, что профи умеет выделять существенное: он ставит рамку. Невидимый прочим кадр разделяет то, что важно, и несущественные подробности - беда в именно в том, что кадр этот остается в уме профессионала. Да, он запросто может налажать - может быть, правильно было бы сказать, что там стоят четыре женщины и трое мужчин. Или, может быть, вернее было бы, что там стоят шестеро взрослых. Или шесть с натуральным гендером и один трансгендер. Мало ли кто на что смотрит. Это зависит от задачи и ситуации, и недостаточный профессионал может взять существенное - привычное, и упустить, что тут не его задача. Бывает.

Важно, что обобщения, сделанные в самых обыденных словах, никоим образом нельзя "спроста" переводить в другие, привычные понятия. И важно, что даже когда кажется, что профи говорит попросту и делает самые странные ошибки - может оказаться, что вы его не понимаете. Там ведь восемь человек - женщина беременна... И не существует заранее заданного количества реплик, за которые вы можете убедиться либо в его ошибке, либо в своем непонимании. Влегкую прояснить дело не удастся.

И можно добавить - в сказанном примере все языки при должной старательности взаимопереводимы, там всегда "три полковника (и еще четыре кого-то)". А в реальных ситуациях очень часто с языка одних единиц не существует перевода на другой язык - народы и языки не высказываются на языке государств, экологические группы не говорятся на языке таксонов и т.п. Есть масса ситуаций, когда обобщение сделано на одном языке, а "раскрыть" его спроста пытаются на другом, где и соответствий не отыскать. Так что может оказаться, что "там стоит примерно 14 млрд. живых организмов, начиная с бактериального уровня...".

Напоследок можно привести пример практически всегда совершаемой ошибки - она настолько привычна, что ее уже стали считать истиной, хотя она относится именно к случаю, когда понятия одной области познания не переводятся адекватно в понятия другой. А именно: рассуждения о сопоставительной численности народов не могут быть переведены в число людей, принадлежащих тому или иному народу. Из того, что некоторому этносу приписывается численность "2 млн." не следует, что имеется 2 млн. человек, относящихся к этому этносу. Причины многообразны, с одной стороны - родители могут принадлежать к разным этносам, так что братья могут относиться к разным этносам. С другой стороны, если кто-либо упирается в самоопределение, то появляются эльфы и прочие магические народы. Это не техническое обстоятельство - сумма людей не составляет этнос, и это является отражением общего факта, что социологические понятия очень нелегко переводятся на язык индивидов-единиц. Практически все понятия такого рода (социологические, в частности - этнос, народ и пр.) имеют дело не с суммой индивидов, а с аспектами в одном индивиде, которые складывать, вообще говоря, запрещено.

Отсюда - ложное стремление к точности. Скажем, социальные и этнические группы вообще не высказываются на языке единиц, и потому "2 млн." - не число, нельзя с ним обращаться как с числом (так и не делают, не записывают "минус два", когда двое умерли). Такие числа-нечисла, обращаться с которыми надо уметь, встречаются довольно часто (например, возраст геологического периода). Это - обобщения, надо понимать, как они получены и что означают, а внешняя форма записи - псевдоточная дань условности. В результате самые простые вещи очень трудно сказать так, чтобы непрофессионал понял, обычно говоримое профессионалом понимается неверно - и на это приходится закрывать глаза: в эпоху распадающегося образования нельзя быть понятным. Понятность - следствие не способа написания текста, а наличия общего образования.