July 2nd, 2021

geo

Голос тех, кого нет

Сливаются две идеи. "451о по Фаренгейту" - там на память рассказывали исчезающие книги, поскольку они не могли больше существовать в той культуре. И "Голос тех, кого нет". Там специальные профи, талантливые в этом деле, прибывали в места, где умер человек, исследовали его жизнь и обстоятельства смерти, а потом на собрании общины - родственников, друзей и соседей - рассказывали историю жизни того, кто уже не расскажет о себе. Тот не рассказал и когда мог - молчал, а уж теперь и конечно. От лица этих молчаливых ушедших рассказывал Голос историю жизни - живым.

В "451о..." книги просто на память цитировали. Но возьмем предельный случай - человек брался говорить за автора великих книг. Не "запомнил Платона наизусть", а - Голос Платона в наше время. При таком понимании в обоих случаях примерно одна идея - некий наш современник говорит от лица тех, кто уже ушел. В 451о это "великий писатель", в "Голос тех, кого нет" - обычный человек, недавно скончавшийся.

Когда эти идеи смотришь, там странные ограничения - о них не думали, когда придумывали эти идеи. Первым делом то, что говорят у нас всегда, едва речь заходит о врачах и учителях: ну где на всех набраться гениев? Где взять гения, который мог бы адекватно для современных людей отобразить Платона или Аквината, Галилея или Гете? Или - пусть какого-то Степана, Андрея или Николая, скончавшегося три дня назад. Таких гениев нет.

А с другой стороны - кто же это поймет? Какая должна быть аудитория, чтобы это стало реальностью - ведь нет таких людей ни на зальчик в кафе, ни на столик под лестницей. То есть имеются "сидельцы", люди, привыкшие высиживать на "культурных" мероприятиях - это другое дело. Эти высидят, хоть им телефонную книгу читай. Но там же подразумевается, что вокруг костра, среди слушателей - те, кто сопереживает "Диалогам" Галилея и "Суммам" Аквината, те, кто может несколько часов слушать о жизненной трагедии Степана - такого же, как все, и слушать так, что это изложенное Голосом тех, кого нет - слушать так, что это перевернет и изменит жизнь данной общины.

На это возражают, выдвигая туманный тезис о "гении". Он, мол, на то и гений, чтобы всю эту штуку прошибить, хоть ты дерись. Ты, мол, такая же тупая тварь, как я, а гений как двинет своей гениальностью по мозгам - и не захочешь, брат, а заплачешь, и поймешь, и устыдишься пустоты своей и хряпнешь пивасика. Тут рассуждение опять замыкается - после перерыва на сопли - тезисом, что гениев-то тех нет, как ты ни крутись - не видно, и потому культуру уж не воспринять, и не передать, и не усвоить, и не увидеть, а и гори она огнем, раз народу ее уже не понять - на что ж она нужна?

Интересно, как можно разорвать это круговое рассуждение.