Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Настало время реформ

Зиновьев говорил, что изучать общество можно по самой малой его ячейке. Достаточно посмотреть на функционирование общественной столовой, кафедры в вузе или артели по производству кнопок, как все про общество будет ясно; масштабирование тривиально, а общество самоподобно.

Есть общее понятие роста, количественных изменений, есть общее понятие развития. И есть реформы. Они, наверное, тоже всегда одинаковы, кто проводил одни реформы - видел их все.

Реформы назрели, и мы решили их провести. Как-то так получилось, что реформы назрели не потому, что для них было что-то готово и не потому, что мы продумали, что и куда. Просто кот порвал дверь.

У нас есть дверь и есть кот. Дверь, как оказалось - это ресурс. Невозобновляемый практически. И кот его исчерпал. Дело в том, что у нас есть еще антресоли, а на них лежит телогрейка. И кот, особенно зимой, любит ходить на дачу. То есть он эдак проскальзывает понизу, потом лезет по двери, которая обита всяким там дерматином, а потом уже верхами, по книжным полкам, осторожно по краю, потому что книги оставляют лишь узкий карниз - этим карнизом он скользит на антресоли, забирается на теплую телогрейку и пережидает там всякие неблагоприятные периоды. Бескормицу, например, пережидает. Когда уже раз пять покормили подряд и кричат: нет, не дам, уйди! 11133777! 7799, я сказал.

Или если придет кто. Кот очень умен, а потому сражаться с опасностями не любит, а сразу уходит от них. Или когда обидели. Просишь-просишь есть, а дают мало, или даже говорят, что сбросил мышь со стола, компьютерную, или что сгрыз розу. Тогда надо наказать всех, уйти, чтобы затосковали. И он уходит на дачу, забирается на телогрейку, где его не видно, и там отдыхает от нашей черствости.

Да, и путь на дачу лежит через дверь, по которой он подтягивает вверх все элементы своего толстого и сильного тела. А потом по ней же, двери, лежит путь вниз. Он сначала точит когти о верх двери, а потом виснет на передних лапах, отчаянно продирая задними, затем, кряхтя и взмявывая, осуществляет спуск живота с самого верха.

Ну и весь этот, прямо сказать, дерматин - в лохмотья, он девять килограмм не выдерживает. Порвал в лохмы, разрезы с ватой спускаются все ниже, дверь обнажена и в прорехи видно дно нашего ресурса.

То есть как осталось нам примерно сутки-двое до полного обнажения дна, тут и стало ясно, что пришла пора реформ.

Ну что, пошли в ближний магазин и из имеющегося ассортимента смогли найти коврик такой для ванной, типа пластиковый, как бы плетеный, с эдакой прочной подложкой сетчатой. Эту красоту перекинули через дверь, я ее там прибил, чтоб не падала. Реформы прошли.

Но кот отчего-то стал дичиться и на дачу не шел. мы хотели посмотреть, как население будет вести себя в новых условиях, ну там чтобы как-то моделировать ситуацию, чтобы представлять последствия. А кот не шел испытывать. Подло отсиживался на кресле. Тогда его стали туда, наверх, поднимать. А он, надо сказать, боится, когда на руки. Он в детстве помоечный, дворовый, а потом его лечили долго - и как-то у него запечатлелось, что если кто на руки берет - это не к добру. То ли уколют, то ли еще какую гадость сотворят, будет больно. И на руки он не любит, ластится понизу. А тут берут на руки и пихают куда-то вверх. Оно конечно прогресс, но тут надо ухо востро - и кот нейдет к себе на дачу, не испытывает тем самым нашу реформированную конструкцию.

Что делать. Все же запихнули. Коту почему-то не понравилось. На телогрейке он блаженствовать не стал, а сразу стал мечтать, как бы ему слезть. То есть из ситуации реформ стал мявить и рваться на пол. Мы же жестоко ждали, когда он адаптируется. Повздыхав, он все же прошел узким книжным карнизом, дошел до двери, сладострастно порвал ее когтями поверху, а потом, стеная, все же спустился. От этих трудов совсем оголодал и попросил себя кормить два раза. То есть четыре, но мы дали только два.

Потом кот облегченно уснул, а мы смотрели на реформы. С первого раза от тяжести возложенной нагрузки весь этот путь был изодран совершенно не по-детски. Стало очевидно, что кот реформированный ресурс раздерет буквально в несколько ходок. Всякие антикогтиные покрытия не играют, потому что они как раз такие, чтобы коготь не всунуть - а ему же спускаться, он же упадет. Мы же не котоцид планируем, а мягкий процесс реформ, надо же понимать.

Жена пошла в этот ваш интернет искать подходящие проекты реформ. Я, что-то вспомнив, просил ее обратить внимание на рекомендации Аргентины и Бразилии. Уж не знаю, с кем она советовалась, но купила брезент. Мол, им крыши кроют, а по крышам, как всем известно, ходят коты. Ну вот. Заказала она брезент, который нам обязательно привезут. А пока она занималась закупкой новых материалов для наших реформ, уже очень назревших, но почему-то нерешаемых, я смотрел на кота. И вдруг понял - не будет он на дачу ходить. Не полезет по брезенту, не такого он характера. Вот как хотите, а только будет дуться, жрать в три горла и спать на кровати, а лазить на прежде любимую дачу по брезенту - не будет. Одни расходы неоправданные. И коту расстройство.

Я счел, что реформы провалились. Но это было преждевременное суждение. Чай, в 21-м веке живем. Технологии, работа с психикой... А вы думали. Жена достала припасенный китихоум, специозное химическое средство, которое заставляет кошек думать, что они дома, и с приятностью проникаться. Намазала весь путь до телогрейки и особенно вертикальную часть спецсредством. Кот понюхал и с отвращением полез на антресоли. Был там недолго, с остервенелой яростью драл реформы когтями, но факт: наверх залазил, сам.

Теперь думаю, на какое время хватит спецсредств.
Tags: natural short-story4
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments