Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Опыт решает дело: как увидеть невидимое


Банальное это суждение налилось смыслом до горлышка при чтении ленты. Понимаете, вот человек - умный, образованный, знающий цену своим суждениям, очень начитанный. И вот он, к примеру, в первый раз в жизни случайно подумал - а есть ли чувство красоты у животных. И пытается что-то по этому поводу проговорить. И, допустим, есть люди, для которых этот вопрос - это такая банальная тема на протяжении лет, скажем, сорока. Ее слышали в тысяче вариантов, от студентов и от докторов наук, от трезвых и от пьяных, от владеющих греческим и от тех, кто сутками тропил медведей, от розовеющих девушек и от синюшных мужчин. С примерами, остроумными доводами, философскими цитатами, экспериментами, поисками реальных подтверждений, опровержениями...

И так по любому поводу. Человек, впервые задумавшийся о гомеопатии и после трех минут обдумывания понявший, что она не научна. И про разум растений, про цивилизацию муравьев, про искусственный интеллект... далее понятно. Дело ведь не в том, что они дают разные ответы, один за чувство красоты, другой за гомеопатию и наоборот. Дело совсем не в этом. Просто любое мнение человека, мало знающего о вопросе - не интересно, в том числе и мнение, считающееся правильным. Совсем не интересно: ни да, ни нет, ни сомнения, ни уверения - все лишнее. Может быть, мнение с уверенным "да" или с волевым "нет, никогда" зачем-то нужно при голосовании - но обычным людям, которым не требуется голосование ни по какому вопросу... Смело скажу: все нет, все да, с аргументами, с рассуждениями, с обоснованиями и прочим прилежащим можно завернуть в большой такой кусок брезента и отнести подальше. Это просто мусор. То, что там есть правильные ответы - не более чем белый шум, это только кажется.
Я надеюсь, что понятно - я не о гомеопатии и не о красоте у животных, это по любому поводу и по всем сразу. И про искусственный интеллект, и про то, как правильно заниматься наукой, и о роли личности в истории.

Хотел это написать, но практически раздумал. Ну, как раздумал - сами видите.

Я спрошу о том, удается ли разговаривать о сверхчувственном опыте.

Разговор о происхождении вторичноротых, о смысле слова "русский", о демократии, о том, что последний "Шерлок" стилистически очень хорош, так же как и о литературных героях и устройстве мироздания, и великое множество иных разговоров - надеюсь, понятно, что это разговоры о сверхчувственном? Надеюсь, понятно. У тех, кому понятно - я бы спросил.

Как считаете, в некоторые недавние времена - насколько вы можете сравнить - в 80-е? в двухтысячные? три год назад - насколько вам хватает возможности - менялось ли что-нибудь при разговоре о сверхчувственных вещах?

Я тут для отдохновения от мыслей о сверхчувственном еще одну окраску кину. У меня есть знакомые, которые ...ммм... активно ведут себя с содержаниями. За этим корректным выражением я скрыл вот что. Они пишут на полях, ругаются в своих замечаниях на страницах книг, вырывают из книг страницы с неприятными вещами. На репродукциях (иные - и на собственно картинах) что-то замарывают, закрашивают, выскабливают. То есть человек покупает картину. И говорит - мне очень нравится, но вот это - ну никуда, художник дурак, он все испортил этой деталью. И он берет бритву и наждак, белила - и затирает неприятное пятно, делая тоже пятно, но свое, уже не мешающее. Правят тексты, цитаты, картины. Что могут. В кино трудно это делать, но я видел умельцев - иные дамы запоминают не то, что в фильме есть, а так, как это по их мнению должно быть, и в их воспоминаниях о просмотренном фильме он такой, какой надо.

Вся эта работа - это ведь попытка перевода, люди стараются говорить с теми, кто создает смыслы - с писателями, художниками, они с ними в диалоге - писатель показывает некий сверхчувственный смысл (не важно, это воображаемый герой или концепция), а читатель правит - нет, говорит, не так, а вот так.

И эти попытки дорисовать картину вместо художника и стереть неприятный кусок - это похоже на то, как мы понимаем друг друга в разговорах. Человек нечто высказывает - а мы в своем сверхчувственном мире находим соответствия и как-то его понимаем, соглашаемся или отрицаем, подправляем. Это можно уподобить: каждый в своем мире указывает на кусок реальности, а другой видит этот же кусок (желательно), но всегда с другой стороны - от себя. Это происходит при любом понимании сверхчувственного - хоть бы речь шла о науке, хоть о голливудском фильме. Просто потому, что то, о чем речь - сверхчувственное, снаружи его нет, и остается только показывать пальцем в том сверхчувственном мире - в чувственном-то этого нету.

Когда вы рассказываете сны - ваши собеседники узнают, о ком вам снится? Когда вы делитесь мечтами - вас понимают? Когда вы говорите о мыслях, которые пока не полностью помещаются в слова - удается ли отыскать тех, кто узнает: ну да, конечно, там еще так и вот так, знакомые же места.

Ведь все это - невидимое. Можно некоторым образом сослаться на видимое (существуют способы - если долго учиться и много знать, на невидимое можно показывать точнее, чем без таких же усилий), но все равно это не то, что можно дать в руки. Обращение с этим внечувственным всегда трудное.

И тут я могу вернуться. Посмотрите на то, как говорят о сверхчувственных вещах. Это не изменилось? Стали легче и лучше понимать - или нет? Лучше - не значит сочувственно. Можно понимать, что показал другой, и это ненавидеть. Важно не путать: когда художник рисует тебе картину мечты, ты узнаешь пейзаж. Нравится или нет - дело другое, важнее - вы узнаете пейзажи? Стали ли те сверхчувственные реальности, о которых идут все разговоры, понятнее, прозрачнее для других людей, или - напротив - они стали совсем туманными, и все чаще совсем непонятно, куда тычут пальцами другие созерцатели сверхчувственного?
(c) zh3l
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 103 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →