Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Влияние простора на его обитателей

Существует эмпирическое правило, которое имеет некоторые объяснения, но весьма приблизительные, так что если быть строгим, можно сказать, что в точности никто не знает, а если не быть строгим, то можно сказать, что в целом понятно. Формулировать это дело можно очень по-разному, заходя с одного боку или с другого, с хвоста или от пасти.

Примерно так. Когда рассматривают какую-то большое пространство, целый огромный материк вроде Евразии или Северной Америки, то можно видеть, что на нем эволюция идет медленнее. На настойчивое "чем где?" можно ответить: на островах. Стоит завестись какой-нибудь очереди плюшек вроде Гавайских или там еще каким, или даже одиночным плюнуть типа какого Реюньона или там Мадагаскара, так сразу на островах эволюция кипит, чуть не каждые несколько тысяч лет чего-то такое производя, а на просторах - тащится.

Хорошо, значит это зашли с хвоста, сравнительно безопасного. На больших просторах медленно, в маленьких объемах быстро. Банку если поставить - в ней мигом, в поле выпустить - медленно. Разумеется, все не очень просто. Размер простора определяется тем, кто в нем бегает. Острова могут быть сделаны условиями среды, неудобья и естественные преграды могут быть самыми разными. Опять же, размер разный - мелкая тварь живет на ноготочке как на острове, слонопотам же нуждается в равнине до горизонта. Мамонту десяти метров под ногами мало, а муха какая или кузнечик в тех десяти метрах будут жинь поколениями, бродя в лесах и постигая разнообразие мира.

Если же зайти к этому "закону" со стороны пасти, он скалится вот каким образом. При увеличении территории разнообразие падает. Ну вот жили себе всякие звери в Южной Америке, жили и в Северной. И пока жили раздельно, всяких тварей чудесных было очень много, а как перешеек навелся и стали они переселяться, так одни других или съели, или повыгнали, так что не стало их совсем. И таких примеров сколько угодно. При желании можно наформулировать очевидных "законов", наплести про конкуренцию и прочие дела, да зачем, когда понятно. Есть простор - бедность форм, есть маленькие локальные местечки - там богато, живет масса всего интересного. То есть мало что оно на островах - любых локалях - идет быстро, она там еще и особенно причудлива. Конечно, это чувство формы объяснить трудно, но как-то так, знаете... Если просторы - то там серое какое-то, обычное, а вот в пещере, на острове или там куртинке одинокой вечно какое-то непостижимое чудо странное и дивное сидит.

Столь же чудесным образом этот закон жизни выполняется и среди людей. Значит, когда имеется некое слияние, открытие и прочая глобализация, то эволюция идет медленнее, а разнообразие становится меньше. Если для живого надо вспоминать контакт фаун Северной и Южной, то архетипическим для культурной жизни будет пример с Голливудом. И все бесчисленные меньшие примерчики, которые сюда подверстываются. Конечно, как всегда, может быть множество обстоятельств, из-за которых так не получается, но в общем и целом если вы слышите, что некое новое поле открылось, стало доступным, что наше поле теперь общее с чьим-то еще, если речь о прозрачности, доступности и прочих замечательных вещах - а они, конечно, замечательные. Мы разговариваем, мы понимаем, нам доступно то и это... Да, так вот - понятное дело, раз появилось большое, глобальное поле, из этого первое ожидание (обычно оправдывающееся), что эволюция на нем будет происходить медленнее, а разнообразие форм будет меньше.

Поэтому стоит ожидать, что после разрушения перегородки и стены... например, научных журналов в мире будет меньше, чем было в разделенном мире, концепций и идей будет меньше и прочего такого меньше, а застаиваться они будут подольше, сменяться будут реже. Если не прилагать специальные усилия. Которых, как понятно, в нормальной ситуации никто не прилагает, и обычная жизнь имеет свои права. Так что я не знаю, в самом ли деле стало много меньше компьютерных игр, например - понятия не имею. У меня нет фактов, но первое, что я предположил бы, увидев историческое полотно - что их будет меньше и они будут много менее разнообразными. Будет в культурных локалях возникать что-то свое, особенное игровое, но если сила глобального пространства велика и она в значительной степени проникает в локальные культурные миры, то эти местные игрушки будут слабенькими, все будут вытеснять малое число раскормленных на глобальных просторах гигантских форм. Как и прочие такие умные вещи.

Ведь, обратите внимание, это от разъемов мы требуем однообразия и чтобы поменьше было, от зарядок всяких, а на всякую интеллектуальную штуку совсем другой спрос - мы отчего-то хотим, чтобы этого дела было разного и побольше. Однако большие территории препятствуют. На больших территориях больше шансов обрести унифицированные разъемы, зато используются они для меньшего выбора устройств. При желании тут можно завернуть отдельное рассуждение об исторических судьбах России - поскольку эта страна заметно отличается размером от тех, с кем ее обычно сравнивают. По разнообразию и скрости большой культурный мир будет, разумеется, отставать от сообщества маленьких культурных миров. Размер, конечно, имеет значение. Вот это.

Отсюда следует ожидание некоторого баланса. Если господствующее на больших территориях характеризуется медленной сменой форм и пониженным разнообразием, то всякие перспективные новые формы возникают, как правило, в этаких убежищах, локалях, частично замкнутых и не вполне прозрачных - в урочищах, частично изолированных от большого поля. То есть огромный мир англоязычного интернета и глобальной культуры - обеспечивающий легкое перемещение и узнавание идей - в то же время замедляет их развитие. Просто потому, что для всего этого большого мира нужен всего один гугл, а второй не нужен. И так для каждой самомалейшей функции. А вот в локалях, например, в культурах разных естественных языков и прочих западинках, отделенных от большого мира барьером - там могут возникать богатые новые формы, быстро и в большом количестве. В этих относительно небольших локалях и смена форм может идти быстро, и во множестве этих локалей проходят апробацию одновременно множество форм, аналогом которых в большом мире служит всего одна. Тем самым будущее богатство возникает в этих убежищах, а распространяется по мере выхода их в глобальную среду, ну или при катастрофах, когда вся эта система нарушается и глобальное пространство гибнет. Если же гибнут локали... "Почти все элементы тяжелее гелия образуются в звездах. Когда звезда, пройдя свой путь до конца, взрывается в виде сверхновой, эти элементы рассеиваются в мировом пространстве и входят в состав формирующихся звезд и планетных систем следующего поколения. В частности, поэтому на этих планетах может появиться жизнь. " http://flying-bear.livejournal.com/2390099.html Накопленные в локалях дивные формы, которые появились именно потому, что это было место небольшое, где были свои законы - разлетаются в большом мире. Обогащают его формами, которые в нем бы не вывелись и там, в большрм мире, имеют шанс продвинуть эволюцию дальше. Хотя и медленнее, и не у себя. Размер имеет значение, и прежде всего для его обитателей.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 76 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →