Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Различение науки и веры 5

Каков вывод?
Как мне кажется, я показал, где именно находятся различия между неверующим ученым и верующим при проведении научного исследования. У них практически все одинаково, отличает область некорректируемого опыта, которая есть у верующего (не обязательно у любого, с самого начала договорились – модельный пример – религии книги, в иных верах не будет никакой такой внятной области) и которой нет (не должно быть) у неверующего.

Отсюда следует, что если ученый работает вне области своего некорректируемого опыта, он «совершенно такой же» - это просто нормальный ученый, и отличать на основании веры – это просто отличать по индивидуальным признакам. На работе это – насколько можно понять – никак не сказывается (напомню, речь об идеале, не об ошибках – что такой человек может начать делать глупости и пытаться втащить в свою предметную область далекие от нее и в ней не обоснованные убеждения – это плохо, но тут не в вере дело, а в глупости или, скажем мягче – нетерпении сердца).

Но практика показывает, что и в том случае, когда верующий исследователь работает непосредственно в той области, где у него находятся некорректируемые факты и просто занимается самоподтверждением своей картины мира (изучил – ну вот, я так и думал!) – и в этом случае исследования по факту относятся к научным. По факту признания их научным сообществом, публикациям в самых престижных и рейтинговых журналах, потому, что никто не сомневается, что уж это – в самом деле настоящая наука.
Мое предположение: в данном случае сталкиваются два критерия науки. Один – социальный, согласно которому ученый – это человек, ведущий такую-то жизнь в научном сообществе (статьи, исследования, гранты, лекции и пр.). Он по факту ученый, он о том имеет удостоверение и работает на такой должности. Другой критерий – следование научной методологии. Тут дело очень тонкое. Любая методология – это не наука (это область философии), занимаются ей люди иногда сомнительные, что они говорят – обычно непонятно. И требования, которые якобы возникают «из методологии» к ученому (или к верующему) – ну кто их может вменить?

Я бы сказал от себя лично, что если случилось так, что верующий занимается предметной областью, которая входит в область его веры, ему следует быть крайне, особенно щепетильным и проявлять очень высокую мыслительную честность.

В этом случае можно. Всю дорогу я повторял: речь не об ошибках, не о глупостях, речь о том, как должно быть устроено идеальное исследование, и мы не принимаем во внимание, в скольких местах можно напортачить.

И тогда получается, что и в области своей веры можно вести исследование, только для этого нужно обладать интеллектуальной честностью на порядки выше, чем при обычном научном исследовании.
Но это означает, собственно, что прежде некорректируемая область опыта станет корректируемой. Как вера будет характеризовать такое состояние – это совершенно другой вопрос, не касающийся ни науки, ни методологии. Это может квалифицироваться как неверие, как святость, как приобретение личного религиозного опыта, в пределе, неконфессионального, а также еще и другими способами. Скорее всего, никак особенно это не будет квалифицировано – сомнения бывают у всех, в истории христианства совершенно все догматы подвергались сомнению (соответственно, по каждому поводу были ереси), и в личной жизни почти любого искреннего христианина имеется множество сомнений. Так что – ну да, просто обычные сомнения, которыми данный человек будет мучиться. Но это уже иной вопрос.

Возвращаясь к тому, о чем спрошен. Можно указать некоторые виды веры, при следовании которым можно отыскать отличия «обычного» ученого от верующего. Характерно, что никаких научных процедур и частных методов они не касаются – как и следовало ожидать. Важнейшее отличие лежит в области опыта. С точки зрения методологии это важное отличие, но в реальной (социальной) практике оказывается, что вопрос не имеет ни малейшего смысла. Верующие самым разнообразным образом прекрасно работают в науке и делают образцовые исследования. Неверующие тоже ничем не хуже. Есть отдельные (для каждого вероисповедания – свои) темы, в отношении которых требуется особенная осторожность со стороны верующего исследователя. К сожалению, немногие знают свою веру и немногие способны на необходимую меру честности. Ну, тогда это относится к тому, о чем я старался не говорить – к ошибкам и глупостям, которые допускают любые группы и категории ученых. В идеальном случае этих ошибок можно избежать, никакой неизбежности делать какие-то особенные ошибки для верующего (и неверующего) нет.

Тезис можно перевернуть, чтобы не было скучно. Если какой-то ученый, кстати – верующий, допускает некие особенные глупости в исследованиях, то это не потому, что он верующий, не вера его виновата, а гораздо более прозаические глупость, неумение, торопливость и прочие такие грехи. И, соответственно, атеисту его атеизм обычно не мешает заниматься наукой, если он совершает ошибки – то не потому, что атеист. А уж что кому более приличествует, каждый решает для себя.

Это касается акторов – тех, кто делает науку и тех, кто является верующим. Как области деятельности наука и вера несопоставимы. Устройство науки изложено выше – нарисован цикл научного исследования с точки зрения применяемых методов. Насколько я понимаю, вера устроена каким-то совершенно иным образом, так что нет предмета для сравнения. Спутать науку и веру трудно, но если у кого в силу удивительных причин возникают сомнения – достаточно проверить, каким образом были получены знания. Если работал аппарат научного исследования (описан выше) – это научное знание. Хотя, возможно, результаты покажутся странными, или нарушающими принятые нормы того, что может быть. Для этого существуют социальные ограничители научного познания, которые корректируют добытое наукой, совмещая с тем, что современники могут воспринять, ускоряя обнаружение одних ошибок и маскируя другие. Но к вере это отношения не имеет.

Можно представить мысленный проверочный пример. Допустим, наш верующий никакого писания не признает, имеет личный религиозный опыт (какой - не важно), и у него нечто такое присутствует в картине мира. То есть внешне заданного социальной религиозной традицией некорректируемого опыта у него нет, хотя в картине мира есть то, что некоторыми людьми с особым чутьем опознается как «вера». Эта ситуация ровно ничем не отличается от ситуации, где исследование ведет ученый, страстно приверженный каким-то идеалам - политическим, эстетическим, мировоззренческим и т.п. Пусть это коммунист или убежденнейший либеральный демократ, или сторонник сюрреализма или аниме, пусть он фанатеет от стим-панка или полагает, что смысл жизни – слушать ту странную музыку группы, которую он открыл полгода назад. Это все не важно, это неотличимые ситуации с точки зрения методологии научного исследования. Разумеется, все эти граждане под влиянием своих симпатий могут наделать ошибок, ну так это вообще свойственно любому человеку.
Tags: philosophy3, science4
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments