Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Социальные машины

Понятие кажется лишним - есть общепринятые термины "социальный институт", организация и т.п. Я бы все же попробовал. Социальные машины - вид социальных институтов, такой сильный институт, который манипулирует людьми как своими деталями и оказывает существенное влияние на изменение личностных качеств.

Иначе говоря, и кружок аквариумистов, и круг поклонников аниме, и система правил дорожного движения - это социальные институты. И все же при сопоставлении аквариумистов и шоферов с людьми, прошедшими армию или наркологическую больницу, можно подметить разницу.

Сейчас достаточно очевидно, что выстраиваются разом несколько проектов крупных социальных машин. Есть проекты "умного города", вполне себе на базе веба и архитектуры с городским планированием, есть простые технократические проекты, которые однако, представляют собой социальные машины - поскольку существованием в этом городе горожане будут вынуждены изменяться.

Известная социальная машина с очень мягкими лапами - социальная сеть. Участие в Фейсбуке и т.п. несколько меняет человека, все слышали о трудностях разрыва этой системы коммуникаций, знакомы с тем, что одна сеть "нравится" (например, ЖЖ), другая неприятна. Здесь система коммуникаций создает правила общения и немного влияет на человека.
(c) zh3l
Приведу всего один пример. Почти каждый приходящий в ЖЖ (подозреваю, что и в другие сети) тихо полагает, что его журнал - такой незаметный, никому не известный, очень частный, он может писать что угодно, и никто не узнает, потому что это никому не надо. И если человек имеет соответствующие черты характера, он там пишет свои нелицеприятные мнения о том или ином юзере - и потом безумно изумляется, что эти его мнения кто-то прочел и по отношению к нему изменил свое поведение. Человек говорит: как же я не могу думать и писать, что хочу? Элементарная мысль, что он может писать, что хочет, но его слова имеют последствия и потому ему придется за них отвечать - в самом простом смысле, кто-то с ним не захочет разговаривать - в голову приходит очень трудно. Люди этого не понимают. Другой пример того же - недавно появившись в соцсети человек воспринимает себя как личность, он-то человек, а вот многие окружающие - все эти ники, картиночки - они же не люди, они как названия газет, какие-то такие "источники сетевой болтовни", и к ним он ни малейшего уважения не испытывает. Может показать пальцем на ряд ников и сказать: такие-то - дураки, или нелюди, или роботы - и при этом не думает, что он перешел на личности. Ну какие личности, это же ники в соцсети, фитюлька, какие люди, что вы. Он никого не оскорбил - он в этом уверен. Понимание, что речь идет о людях, что в соцсети пишут люди, приходит очень нелегко - многие знают, что они сами - люди, их знакомые люди, а другие все еще остаются незнамо кем. И только пообившись в сети, человек крайне постепенно понимает, что он - ну в точности такой же, как некты за другими никами. И тогда его поведение меняется. Он либо уходит под замок, чтобы спокойно говорить, что считает нужным, и не иметь последствий, либо приучается понимать, что все, что он публично сказал, другие могут прочесть и сделать для себя выводы. То есть даже такая мягкая, без особых правил и маловлиятельная штука, как социальная сеть, ощутимо меняет поведение человека - если специально посмотреть, так не только в указанном смысле, а в массе иных параметров. Впрочем, есть и опытные юзеры, долго живущие в сети, и уверенные, что они разговаривают с текстами, а не с людьми - как удается это думать, я не знаю, это требует тщательного изучения.

Социальная машина с довольно мощными когтями - планируемая китайцами система рейтингов. Как помните, там есть аспект наследственности (дети не пойдут в некоторые школы у тех, у кого рейтинг низок), там очень сильные различения - больницы, работа, карьера. Несомненно, работать будут не только официальные правила, которые в официальных документах высказаны как пункты, кого за что и как оценивают. Там будет множество правил, потому что весьма живая система - общество - будет адаптироваться к этой самой машине, люди будут искать лазейки, и эти лазейки будут весьма трафаретны, главное же - люди будут достаточно существенно изменяться, чтобы жить в таком обществе. Речь совершенно не о том, что эти изменения будут именно те, которые хотели получить конструкторы системы рейтингов, важнее другое - будет систем манипулирования людским поведением, будут ответные поведенческие реакции на слежку и систему наказаний и поощрений, и это вместе будет менять личности однотипным образом. Ну, скажем, появится торговля мнениями, которые влияют на рейтинг, появится новый рынок услуг по увеличению рейтинга или специального кому-то понижения. Это неизбежно, и как сложится итоговый результат - трудно предсказать в деталях, ясно только, что это вовсе не будет прозрачное общество, это будет общество, в котором есть еще один теневой рынок услуг по поводу официального рейтинга гражданина.

Достаточно известны старые социальные машины - армия, тюрьма, больница, сумасшедший дом, школа. Сильнее и слабее, опаснее и не очень, для всех и для немногих.

Собственно, с появлением компьютеров, сети, бигдата и вот этого всего социальные машины из стадии кустарных поделок на коленке, весьма несовершенных, переходят в более совершенное состояние. Прежде существовал этакий принцип: либо контроль достаточно полный и плотный, но для немногих, либо для "всех", но неплотный. Поэтому действительно сильные социальные машины работали с небольшим числом людей, а те, что были массовыми - были помягче. Система пропаганды, например, которая вызывает сейчас столько эмоций, - это очень слабенькая социальная машина, она пока еще маленькая, когтики мягкие, зубки мелкие. Пропаганда в начале ХХ в. - это громкоговоритель на столбе, радиопередачи, передовицы газет. Пустячное воздействие - по современным меркам. Меняет личность очень мало, и не нужно так уж много усилий, чтобы устоять - а посмотрите, какой эффект. Это не она сильная, это люди слабые. Разумеется, сейчас будут появляться массовые сильные социальные машины. Для этого есть технические возможности.

Причина их появления очень проста и необходима - принцип эффективности и оптимальности. То, что люди хотят делать, в том числе друг с другом, такие машины делают лучше, чем люди вручную, кустарными средствами. Вы же помните дискуссии про робота-шофера и робота-врача? Там убойный аргумент: аварийность меньше, успешных операций будет больше. В среднем, статистически достоверно. Аргументация - ровно та же, что во время войны и при обсуждении атомной бомбы. Там был тот же аргумент - зачем платить жизнями миллионов наших солдат, это война, мы хотим победы себе и поражения противнику, эффективно этого добиться - вот. Дешево и сердито - сбрасываем одну бомбу, экономим жизни миллионов наших солдат, вывод очевиден. Ваши возражения? Их нет. Либо вы откажетесь от цели (победы, ну или другой цели - цели всегда такие манящие и необходимые...), либо будете действовать неэффективно (вам в коллективном действии этого никто не даст, кому нужно неэффективное поведение), либо вы примените бомбу. Ну, и с соцмашинами то же самое. Аргументация железная, как с правилами дорожного движения. Либо вы ставите роботов-шоферов, либо не ставите и это недействие имеет цену - жизни стольких-то сотен людей в год. В любой пиар-компании - ясно, кто выиграет. Да, это ограничивает свободу. И сберегает жизни водителей и пешеходов. Это, собственно, условие того, что у нас есть такой вот транспорт. И точно те же необходимые аргументы приведут (уже, собсн), к созданию жестких и массовых социальных машин. Так же можно обосновать дронов-полицейских с летальным оружием. Там только проблема дешевизны производства и использования, социальных трудностей нет, как только принимается принцип эффективности - возражать нечем. Приходится либо менять цели, либо образ действия, иначе эту идеологию не сдвинуть.

Другое дело, что такие машины могут быть незаметны. Очень многие не видят пропаганду, которой подвергаются. Очень многие не могут понять, что в школе на них действовала одна из самых сильных в нашей цивилизации социальных машин - там же школьные годы чудесные, там же все хорошо. То есть объект воздействия вполне может не замечать никакого воздействия - для этого есть разные процедуры. Самая сильная из них - как раз массовость. То, что входит в обыденную жизнь всех, не может являться "страшным и плохим", мы же не в ужастике, а в нормальной жизни, все вокруг так живут, и ничего. Разумеется, именно так создается то, что потом - опять же в демагогических целях - называют "народом-преступником", или там "преступной нацией". Всё у всех вокруг вот так, это нормально - люди очень чутки к нормальности, которая определяется именно как "нормы поведения, которым следуют все". Это потом и в случае проигрыша выяснится, что в школе учили не то - а в случае победы и не выяснится. Осознание, что мы живем в окружении сильных социальных машин, которые имеют собственные правила поведения и очень существенно изменяют и каждого человека в отдельности, и социум в целом - встречается редко. Такие мирные вещи, как школа и больница, не говоря о тюрьме и армии - очень сильно определяют устройство нашего социального мира.

Почему это не замечают? Потому что мало кто понимает, что свободен не игрок, а тот, кто создает правила игры. В социальном мире мы все действуем как игроки, и у нас остаются лоскутки от свободы, такая стыдливая набедренная повязка - право выбора. Вот тебе правила, и можешь выбирать, налево или направо. А сама доска расчерчена и правила установлены не нами. Можно сказать - правила рисуют для нас социальные машины, а уж их кто делает и что при этом понимает - это отдельный разговор.

Так что никаких кошмаров, а только то, что мы и так видим вокруг. Стандартизованные социальные реакции, очень узкое мышление, неспособное выйти за рамки и не подозревающее о том, что заключено в рамки, поддерживаемое стереотипными эмоциональными реакциями. Там - через пару шагов рассуждений - такие новые типы поведения (в сети), как тролление. Это одно из первых, таких будет много - новых по отношению к обществу со слабыми немассовыми соцмашинами, а так-то очень стереотипных. И мы сравнительно легко начинаем видеть и узнавать текстовое поведение в соцсетях - оно фиксированное, знаковое, копируемое и воспроизводимое, можно посмотреть, вернуться и понять: это вот такая-то штука. Когда такие же новые формы поведения появляются в невиртуальной жизни, они замечаются на порядок хуже.

Собственно, интересно тут что. Можно вести специальный разговор - виды социальных машин, принципы действия, устройство, улучшение их и оптимизация. Но для этого надо, чтобы собеседники в самом деле знали хотя бы несколько типов соцмашин, как устроены, чем приводятся в движение, насколько устойчивы к сбоям, как достигается ремонт и пр. К сожалению, знания об этом пока нет - под таким углом зрения реальность не рассматривают.

А можно ли себе помыслить общество, достигшее вот этой вот стадии технического развития, но не пронизанное социальными машинами? Чтобы образование, но не с калечащей школой, а вменяемое, чтобы больница, но чтобы не походила на тюрьму, чтобы тюрьма, но не походила на ад. Обычный ответ относится к совершенствованию человека - надо, чтобы все были хорошими, тогда не будет такого. Это совершенно верный и бесполезный ответ. Да, это бы хорошо, только вот - сами понимаете. Поэтому вопрос не о том, чтобы все стали святыми, на которых не действует пропаганда и манипуляции. Вопрос о том, как могло бы быть устроено общество, чтобы в нем не заводились сильные социальные машины, как следует устроить социальную машину, чтобы она нас устраивала, а не мы методом Прокруста применялись к ней. В этом направлении мыслей структурность общества, его выстроенность из социальных институтов не отрицается, никакой "жизни в отшельничестве по пещерам на дальнем хуторе", но институты остаются институтами (кружки аквариумистов можно потерпеть, я так считаю), а социальные машины приняты сознательно, по здоровому размышлению - когда люди знают, что делает такая социальная машина и как делает, и решают ее строить - или не строить. Применительно к примеру со школой - когда люди понимают, как работает вот эта данная школа, и либо отдают туда детей, либо могут найти другую школьную машину, либо вообще не отдают детей в школу. У них есть право не подвергаться действию социальных машин. Уже эта постановка вопроса чревата множеством споров и непониманий - могут ли родители лишать детей школы? как так, не жестоко ли это? а отдавать в школу - это не жестоко? Видимо, смотря в какую.

Да, напоследок... Наверное, очень многие не поймут, к чему избегать того, что вот уже вокруг и все нормально. Ну, будет малость посильнее контроль, да что мы, способа не найдем - ну, купим лишние памперсы, это ничаво. Как обманывать глобальную социальную систему слежения - каждый дырочку найдет. На самом деле это пустые надежды - то, что принято всем обществом, обычно на всех и влияет, и скоро люди будут так же не понимать, зачем избегать такого контроля, как сейчас подавляющее большинство искренне не поймет - в чем проблема? почему нельзя отдать ребенка в школу, какие тут вообще сомнения? То, что принято всеми, становится традицией и подавляющее большинство ей следует, не думая. Так что обманывать контроль будут те, кто живет на изнанке того же контроля, и в той же степени зависят от правил нарушения нормы, как все прочие - от правил соблюдения нормы.

Не надеясь на массовое понимание и поддержку, просто для объяснения: собственно, чтобы понять некоторую неприязнь к миру социальных машин, достаточно подумать, кто такие люди, члены этого общества и детали социальных машин. Это, как понятно, философские зомби. Почему так распространилась мода на зомби - теперь понятно. Их можно назвать саранчой: то, что биологически является людьми, но сами себя понимающими лишь как машины. Как это само собой произойдет, сказано ранее: люди сами в себе выращивают искусственный интеллект, используют его, изменяются под его воздействием и являются тем, что есть.
Tags: culture2, ethnography2, sociology7
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 219 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →