Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Обратная сторона науки

Я бы предложил более сложную топологию знания. Обычно говорят о мейнстриме и маргинальных течениях. То есть центральное поле, где расположены несколько течений не противоречащих друг другу господствующих направлений развития, и какие-то "края", окраина, там сложены в складки прежние моды, устаревшие направления, которые еще существуют по разным инерционным причинам, не принятые большой наукой альтернативные предложения и проч.

Усложнить, мне кажется, стоит представлением об обратной стороне, об изнанке. Я бы это построил так: это в определенном смысле не принятая альтернатива, то, как система знаний могла бы развиваться, но развитие пошло по иному пути. И отличие от мейнстрима не в той или иной конкретной теории, не в трактовке эксперимента. Дело в том, как сложено мышление. То есть люди, склонные мыслить одним образом, всю накопленную совокупность знаний понимают одним образом, а люди, мыслящие по-другому, на той же фактической базе имеют иное представление... Обо всем. И об онтологии, и о том, что важно и что не важно, и о направлениях развития, о руководящих понятиях. От маргинального течения отличает масштаб. Это не частная теория по краю мейнстрима, а совокупность самых разных теорий, из разных наук и областей знания, согласующихся между собой.

Это потому обратная сторона, что обычная маргинальная теория противостоит какой-то частной теории, а тут всей совокупности научных знаний противостоит иная, столь же разнообразная система научных знаний. но другая. Изнанка имеет ту же площадь, что и лицевая сторона. правда, там ткань более редкая. Иначе это не было бы изнанкой. То есть там довольно мало исследователей.

Интересно это примерно с той же позиции, с какой всегда интересна другая сторона: что было б, если б не...? Как бы выглядело целостное сложение мыслей, взглядов, теорий, фактов? Сейчас есть согласованный взгляд на то, как выглядит мир, а как бы мир выглядел, если б было больше людей, думающих не так, как большинство современников?

Когда об этом рассуждают применительно к прошлым векам, смотря на какие-то прежние традиции, это имеет только исторический интерес, а когда это касается современности, - особенно занятно. Это навеяно выпуском журнала исследований по знаковым системам, за 2004 год, тартусским журналов по биосемиотике.

https://www.ceeol.com/search/journal-detail?id=164
tempFileForShare_2018-05-02-08-36-56_resized

Хороший получился том. Эта обратная сторона современной биологии в очень многих отношениях обратная. Например, там явно видно, как выглядел бы взгляд немецкой науки - той всемирной немецкой науки, которая была бы, если б не случилась - давно уже - победа всемирной англоязычной науки. И там - Кассирер и другие великие, в совсем другом окружении. Там разговор о Бэре, который занимает место Дарвина. Том посвящен Укскюлю, и оттуда протянуты связи ко многим мыслителям и ученым, думающим созвучно. И вот - эмбриолог Дриш, эпигенетик Вольф... Эта немецкая наука, с ее системным подходом и кибернетикой, с ее вниманием к организму, к целому, а не к части. Много статей, некоторые совсем странные - скажем, текст о зоомузыкологии, о том, как начала музыки коренятся в животном мире. Другие более внятные, похожие на иные рассуждения, но с незнакомыми и непривычными акцентами. И все это с цитированием вполне привычного круга работ и ссылками на статьи XXI века. Я на этот сборник вышел через поиски текстов Kalevi Kull, такой биосемиотик, а там и много другого оказалось.

https://pdfs.semanticscholar.org/a906/3713cace12fe299857b1809e09d8eac05c14.pdf

Я бы сказал, это - аристотелевская, другая сторона современной науки. Конечно, понимать это надо с дополнениями, ясно же, что получившаяся наука - ох, не платонова. Но те, кто ее делали, вдохновлялись во многом интуициями мира Платона. Искажая, как водится, не понимая, - но корни оттуда растут. А это - мир Аристотеля, тут и Гете на своем месте... Совсем другой мир мысли, и авторы - напомню, вполне современные и профессиональные - расставляют точки отсчета, определяют сектора внимания так, как им кажется правильным. Сразу всплывают многочисленные статьи немецкоязычных авторов, германские имена, старые идеи, которые в последний раз были на лице науки годах в 30-х прошлого века. А они и сейчас живы, и их пытаются развивать. Конечно, нажим маленький, - в этой "обратной науке" много меньше исследователей, и многое сделать не удается. Но где расходится по шву ткань лицевой стороны, там проглядывают имена с обратной. Смотрите, тут Любищев. А вот сразу по нескольким поводам Болдуин, статья 1896 года, то самое средство понимания адаптационизма, которое нашел и Шмальгаузен: адаптация как физиологическое приспособление, под которое потом подтягивается генетическое обеспечение, иными словами, в вопросе про яйцо и курицу фенотип старше генотипа. Ну и прочие достаточно известные вещи, которые всегда всплывают, как только заглянешь на обратную сторону современной науки, только здесь они собраны вместе и показывают, как смыкаются краями в довольно полное поле знаний.

tempFileForShare_2018-05-02-08-23-11_resized

Такие вот картиночки там рисуют, - это у них типология, преобразование плана строения. Вполне такие современные картинки.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments