Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Новые качества, появляющиеся в связи с новой формой игры

Что касается компьютерных игр. Направление моего интереса не к самому развитию жанра, это достаточно техническое обстоятельство. Что там возможно в смысле развития движков, графики и геймплея - это другой разговор. Если речь идет о новой культурной форме, то там совсем другой ряд вопросов, и прежде всего - как она меняет использующего ее человека. Причем не одного, речь не о прямом влиянии на игрока. Попробую объяснить так: когда речь о влиянии живописи (например) на людей, речь не о том, как меняет данного конкретного человека созерцание великих полотен. Это очень сложные материи, и тут весь разговор должен идти от детальнейшего знания именно этого конкретного человека. А в смысле культуры вопрос другой - как появление живописи влияет на всю культурную жизнь, что становится легче и что труднее, какие мысли и эмоции возникают в каких шаблонных формах, какие затруднены.

То же про компьютерные игры. Нет смысла ставить вопрос так: вот играющий человек, раз он играет, в нем должны появиться такие-то свойства, извольте предсказать. В данном конкретном случае у данного игрока может и ничего не проявиться, это связано с его личными свойствами. Речь о направлениях и потенциях развития, появление культурной формы игры приводит к общему сдвигу культуры, в котором появляются определенные особенности. Они действуют как на заядлых игроков, так и на тех, кто, в общем, не играет. Наличие культурной формы создает поле изменения свойств, которое распространяется самым разным способом: через разговоры, копируемые шаблоны действий, самостоятельно существующие привычки мышления, отделившиеся от источника и т.п.

Рассказывать таким образом можно довольно долго, но обычно интересует, что же можно заметить, какие конкретные свойства меняются и проявляются. Тут ряд оговорок: что проявилось пока немногое, эти свойства еще не развились полностью и пр. Но что все же можно разглядеть?

Не буду говорить о том, какой вид игр специально меняет то или иное качество, видов игр довольно много, и это отдельная тема, в которой слишком много деталей. Можно сказать только в самом общем виде. Прежде всего, это провал того, что можно бы назвать стратегическим мышлением, стратегией. Как всегда в случае провала, общественное мнение приходит к выводу, что такого и не было никогда, это миф и вымысел, этого люди делать не умеют в принципе, и потому отсутствие таких форм мышления "всегда было", а в остальном "все врали". Стратегия сейчас заменяется планированием. Указать на то, чем это было, можно в таких словах - создание сети намерений, которые так сцеплены, что конкретные реализации с учетом случайностей приводят к желаемому результату, позволяя реализовать следющие ступени стратегии. Это умение сейчас ушло (в массовой кульутре) и больше не проявляется. Ясно, что то, чем это было, сказывалось не только в войнах, но также в градостроительстве, политике, экономике и в банальном писательстве, создании любых масштабных форм искусства. Другая вещь - изменение тактического мышления, которое стало ориентироваться на последовательность сцен, потеряв процессуальность. Ряд схваток, и только. Из всего набора тактических способов мыслить осталось лишь то, что можно обозначить как "хомячество", стремление ухватить побольше разнообразного добра. Собственно тактика сводится к умению управляться имеющимися способностями и средствами, это умение также очень деградировало. То есть большинство людей разучаются думать тем способом, который обозначется как тактика, или, если угодно, тактические свойства мышления. Представляют себе это как некий "мешок инвентаря", где свалены имеющиеся способности, навыки, средства, - и "интуиция", которая подскажен, что когда применять. Именно такое деление говорит о проваленной тактике. Гора добра и отсутствие соображений, как это разумно использовать.

Это о том, что исчезает в культуре - возможно, в связи с развитием новой формы, компьютерных игр. А что появляется? Вряд ли культурная форма совершенно бесплодна. Развиваются умения все более детальной комбинаторики, "автоматически" и "сами собой" становятся привычными умения перебора имеющихся модулей совершенно разного происхождения, ранга, содержания - что угодно может совершенно свободно, как в калейдоскопе, сочетаться в невозможные сочетания, чтобы ухватить интересные вариации какого-то одного сочетания качеств. Прежде это не было так развито или даже вообще не было развито. Развивается детальная память. Можно сопоставить: умение ориентироваться по мысленной карте, когда в уже есть образ окружающего пространства и представление о своих перемещениях, и детальное запоминание пройденного пути, последовательности собственных действий. Так вот, первый класс умений падает, второй развивается - люди лучше помнят длинные последовательности неоднородных ориентиров. Далее, увеличивается внимание к мелким деталям "интеллектуального" характера. Это деталировка внутренней модели происходящего. Важно, что это не наблюдательность, то есть умение подмечать мелкие детали вещей во внешнем мире, это не логическая точность, умение распознавать тонкие детали строения логического обоснования тех или иных суждений, это совсем другая деталировка - учет выстроенной внутренней, собственной модели происходящего в очень большом числе запомненных деталей. Прежде это было иначе - такие внутренние модели строились с учетом того, что они должны быть туманными, неопределенными, что их следует подстраивать под изменяющиеся обстоятельства и потому не имеет смысла делать их точными, это были туманные структуры ожидания, теперь же это в гораздо большей степени детальные количественные модели. При этом внутренние (очень слабо сцеплены с детальным устройством того, что есть в мире) и не логические (не в том смысле, что они нарушают законы логики; они не логические, поскольку это не структуры понятий и ничего из области составления правильных достоверных суждений (=логика) в них не проникает, это не логические, интеллектуальные структуры, а структуры воли - они сцеплены исключительно волевыми импульсами создавшего их человека). Тем самым речь о способности к точной деталировке связанных волей элементов интеллектуального плана.

Каждое такое возникающе при использовании новой культурной формы свойство можно описать как пару понятий, достоинство и недостаток, которые могут возникать из данной потенциальности. Например, последнее свойство (деталировка интеллектуальных структур) в качестве недостатка имеет мелочность, это свойство провоцирует людей быть мелочными. В качестве достоинства это то, что можно назвать стремлением к совершенной точности. Этого достоинства прежде не было (оно было редким и не ценным), это новое качество. Это не просто любое совершенство, - совершенств много; это вполне определенное и конкретное совершенство, именно - точность исполнения некоторой мозаики, узора - не точность композиции этого узора или не внешне явленная его красота, а только точность совмещения множества элементов узора. Это новое для культуры направление совершенства, которое появляется в результате развития новых культурных форм. Как у любого нового идеала, у него не одно, а много возможных воплощений. Это не только точная компоновка деталей и элементов сложного узора, но также то, что называется обычно технической красотой и добрая доля того, что вызывает восхищение под именем "красота инженерного решения". Прежде такие типы красоты почти не привлекали внимания, и иненерной красотой было нечто иное - что-то вроде архитектоники, скажем, это могло в градостроительстве относиться к красоте городского ландшафта. А этот новый идеал в приложении к тому же предмету - городу - будет, например, точным логистическим совмещением разных задач по поводу транспортных потоков. И другие новые качества (от перечисленных выше дырок - выпадающих стратегии и тактики, заменяющмихся новыми видами, обобщенно называемыми планированием) тоже есть некая потенциальность, которая может быть рассмотрена как полярность достоинства и недостатка.

Перечислены три свойства - чего? кто как назовет. Души, мышления, внутреннего мира - не важно. Можно отследить происходящие изменения в культуре, которые способствуют соответствующим изменениям в людях. Эти изменения, как кажется, связаны с распространением новой формы культуры - компьютерных игр, хотя скорее они обеспечены общим источником, игры лишь фокусируют и детализируют общее направление изменений, задаваемое чем-то вроде "нового стиля культуры". Получить такие изменения можно и без всяких игр, совершено не играя, - из книг, прослеживая способы думать, которые предъявляют сейчас как образцовые, из наблюдения за действительностью социальных изменений и т.п. Но из игр это приходит в достаточно чистой форме, в играх это усваивается легко и потом легко переносится на общие характеристики мышления. Любая технология - не причина изменений поведения человека, например, изменений мышления, это окно, через которое более четко видны такие изменения; это не причина как необходимость, а линза, фокусирующая изменения, производящая их в более концентрированном виде. Вне мысли о компьютерных играх эти изменения увидеть труднее, они проявляются не столь четко, неуверенно, а через связь с данной технологией они более очевидны.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →