Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Можно ли сказать про будущее?

Про формы будущего думать трудно, особенно если не фантазировать, как могло бы быть "вообще", а отыскивать в настоящем полуготовые формы будущего. Как в желуде скрыт дуб, - но желудь вполне реален, можно его увидеть... Различить в малозаметных сейчас явлениях то, что сможет развиться, измениться, занять совсем иное место в мире, чем сейчас. При этом желудь совершенно точно не станет этакой огромной сфероидной формой, он будет совсем другим, когда вырастет.

На великие сдвиги культурной жизни можно посмотреть следующим образом. В Средние века явной формой, в которой проявлялась человеческая душа, была вера. А той скрытой подложкой, которая развивалась в это время, была интеллектуальность.

С Кальвина ситуация изменилась, с того времени формой, в которой проявляется культура, является именно интеллектуальная сторона в виде науки. А скрытой ее подложкой выступает совсем иное. Я прежде называл это оборотной стороной науки.

Разумееся, речь не о качестве имеющихся результатов, книги бывают хорошие и плохие и на лицевой стороне, и на изнанке. И когда нынешняя изнанка станет лицом, многое будет сделано иначе, и появятся новые возможности для халтуры, и сто раз успеется проклясть плохое качество возникающего в мире. То есть речь не о переходах между плохим и хорошим, обратная сторона науки рассматривается иначе. Интересно приглядеться, какими качествами будет обладать будущая форма культурной жизни.

Среди религиозной литературы были замечательные, очень сильные творения, и было много халтуры, дрянных книжек, точно так же и в господствующей науке. Поэтому не качеством тут измерять. Выходя на лицевую сторону, изгнанка меняется, на ней иным становится рисунок, и нелегко ухватить, что же останется постоянным из того, что уже сейчас можно видеть в примерах с обратной стороны. Так что вопрос не о том, насколько хороша наука на обратной стороне, а - что можно сказать о будущем, изучая формы этой обратной стороны.

Пока могу различить две черты. Первое - феноменологизм, это то, что будет совсем иным оттенком. Общее слово - опыт, но если для нынешней науки опыт предстает прежде всего как эксперимент (хотя это опыт), в будущем опыт станет иным, это будет прежде всего феномен. Различия опыта, феномена, эксперимента и прочих слов, которыми награждают эмпирический аспект познания, лучше проводить отдельно, это уже долгая деталировка понятий, я пока хочу хотя бы в некоторых словах ухватить то, что различить за словами смогут не все, а только желающие. И на всякий случай подчеркну - это не декларация, то есть я не пытаюсь высказать то, что хотел бы увидеть, это не формулировка идеала, а впечатления от увиденного, просто наблюдения. Я посмотрел столько-то книг с той стороны и увидел общую их черту, а хорошая она или плохая - другое дело. Конечно, из одного слова "феноменологизм" трудно понять, о чем речь, но лучше одно слово, чем ничего. Можно сообразить - в отличие от принятой формы, меньше места у причинных объяснений, поэтому много меньше места занимают фантазии, которые связаны с исчислением причин и так характерны для ннешней науки.

И второй аспект, помимо феноменологичности - человекоразмерность. Не антропоцентризм, но нечто достаточно близкое. По крайней мере, при обсуждении значения этого слова, человекоразмерности знания, сопоставимости знания с человеком, придется сравнивать это с антропоцентризмом и отличать от него. И, конечно, сравнивать и отличать с принятым сейчас нечеловекоразмерным стандартом знания.

Другие отличия, которые бы сохранились в то время, когда нынешняя изнанка станет лицом, когда сменится тип культуры и произойдет - с современной точки зрения - культурная катастрофа, погибнет наука (как некогда погибла религия) - высказать трудно. Можно видеть, что - к примеру - погибшая религия прекрасно существует: миллиарды верующих, храмы, мудрые книги, сохранение наследия. Всё есть. И, конечно, то живое в человеке, что привео к созданию религии, живет и изменяется - и будет находить новые формы. Но прежняя форма погибла, - о причинах говорить вкратце никак невозможно. Так и с наукой - она сама, конечно, не узнает о том, что умрет. Это очевидно. Будет, как это принято у внетелесных сущностей, жить и после смерти, религии же такой пустяк, как смерть культурной формы, не мешает, и множеству мертвых форм искусства - тоже. Заметят ли это люди снаружи от науки? Все же смерть схоластики, к примеру, умудрились заметить, хотя она умерла не так и не тогда, когда ее сочли мертвой. Видимо, как всегда в таких случаях - кто-то заметит, а другие нет.

Как и каким образом это новое лицо интеллектуальности будет связываться с технологиями, с экономикой, с образованием и другими формами социальной жизни, - это пока совершенно не понятно. Один из самых трудных вопросов - как будет связываться с результатами, с практикой. Тут надо прыгать - потому что объясняться ну очень долго. Как я понимаю, очень изменится общество и очень иными станут практики, за счет этих изменений и произойдет связывание новых обликов интеллектуальности и практической жизни.

С точки зрения современной рациональности это будет чудовищная эклектика. Как можно опираться вот здесь на результаты классической науки, а сразу на следующем шаге - на такие антинаучные вещи? Ведь изнанка и лицо науки воспринимают друг друга с большой агрессией. Видимо, ответ будет как в современном мире: легко. Мало кто будет обращать внимание, что в повседневной жизни он легко, через шаг, опирается то на наследие языческих времен, то на традиции, возникшие вместе с одной из мировых религий, то на прочное научное основание, то на паранаучные проекты. Для человека в социуме раз привычно, то значит и нормально. Как-то так. В этом смысле многим удастся не заметить происходящих перемен.

Видимо, эту картину не понять, если не учитывать то, что прежде говорилось о разбиении человечества и культуры на множество разных единств. В том смысле, что прежнее разнообразие будет представляться как раз довольно плотным единством по сравнению с раздроблением будущего. Учитывая это: современная наука не останется на современной стадии, она еще изменится в сторону нечеловекоразмерности. Будет все меньше возможности понять науку, исходя из нормального интеллекта, будет требоваться все большее искажение в восприятии мира и искажение волевыми импульсами направляемых мыслей, привычки воспринимать не через видимое, а через математику. В том смысле "через математику", что это будет интеллектуальность, все менее понимаемая человеком, хотя им и производимая - как многие программы, которые не вполне ясно, как работают - да это оказывается и неважным, важно, что работают. Иное выделение объектов познания, иное с ними обращение и иные способы оперирования. Эта традиция продолжится - но ее нельзя будет считать доминирующей, ведущей формой интеллектуальной культуры. Будет такое специализированное умение.

Смену лица на изнанку можно немного пояснить. Скажем, сейчас некто планирует ландшафтный парк. Обсчет орошения, объем труб, мощность насосов и параметры озера в парке делаются по одним законам, и по совсем иным - рассуждения о воздействии на зрителя, сочетании разных частей ландшафта и пр. Причем одни люди считают, что фундаментальным является именно та физика, с которой работает гидравлическая машина, а другие люди фундаментальным считают совсем иное, ведь целью является "быть парком", а вопросы вывоза мусора и поддержания устойчивости ландшафта - это обеспечение, и вот прежде фундаментальные вопросы уходят на задний план, становятся важными, но специализированными вопросами обслуживания, они существуют, потому что кому-то хочется поддерживать парк, а не надо будет - и все обслуживание станет ненужным.

И вот эту картину сочетать с совсем другими все яснее проявляющимися линиями. Усиление клановости и распадение институтов массового общества. Распад привычных форм взаимодействия людей и появление новых вариантов. Которые "не для всех" - во все большей степени то, как общаться с окружающими, требуется придумать самому, из общества не приходит вменяемых рецептов и вменяемых систем оценок. Сложить это в одну картину, где все эти вещи тесно переплетаются, - очень трудно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 123 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →