Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Теория макиавеллевского интеллекта

В 1988 г. Берн и Уайттен (Byrne, Whitten, 1988. Machiavellian Intelligence: Social Expertise ad the Evolution of Intellect in Monkeys, Apes and Humans) установили связь между размером группы особей в стаде, развитием новой коры мозга и интеллектом. График зависимости размера группы (ординат) от соотношения новой коры и общего объема мозга (абсцисс) выглядит, грубо говоря, как прямая под углом 60о к абсциссе.

То есть чем больше размер группы, тем больше «вес» новой коры. И тем умнее обезьяны. Рост интеллекта связан со сложностью социальной среды – индивиды научаются манипулировать социальными отношениями, причем так, чтобы не повредить всей группе. Снизу размер группы ограничен прессом хищников, сверху – пищевой емкостью среды. Группа растет-растет, а как жрачки становится мало, часть откалывается.

Макиавеллев интеллект позволяет обезьянам хитрить, строить куры, дружить «против», мириться по-быстрому, обманывать. Тот же Берн (Byrne, 1995. The Thinking Ape) показал связь между ростом новой коры – и способностью к обману. Сюда же идут работы Данбера (Dunbar, 1997. Grooming, gossip, and the evolution of language) – он показал корреляцию размера коры и времени груминга. Чем лоб шире, тем дольше обезьяны чешут друг друга, гладят и прочим образом эйфоризируют. Груминг – это главнейшая социальная реакция. Очень помогает против обид, несправедливости жизни, переживаний побития и любовных неудач.

Потом Данбер построил совершенно фантастический график. Он собрал свидетельства – разумеется, косвенные и теоретические – о том, каков был размер групп разных вымерших предков человека. Всяких эректусов, неандертальцев и прочих габилисов. Размер мозга и коры для них б.м. известен. И отсюда он экстраполировал, сколько времени эти вымершие ребята занимались грумингом. В целом получилась слабо наклонная прямая, чем дальше в прошлое – тем меньше груминга, а чем ближе к нам – тем его больше.

Отсюда сразу же хочется узнать, сколько времени мы занимаемся грумингом. То есть мы им занимаемся мало, но тут вторичные обстоятельства – люди научились купировать общественные конфликты самым разным способом. Вся политика – замещение груминга, да и добрая доля секса – тоже. И речь, кстати – во многом. Ну, с точки зрения обезьян, это – несовершенный груминг.

Итак, упомянутый исследователь это высчитал. Нашел обезьян, у которых груминг занимает максимальное время – 20% всей дневной активности (гелады). Я не очень понял, но вроде у человекообразных стада поменьше и – тут накладывается, разные факторы. Так вот, потом он стал по своему графику экстраполировать – дан объем мозга и коры у человека, численность стада можно менять. Наложил ограничение – всякие эти речевые извращения запрещены, то есть он рассматривал «немых» людей. У него получилось, что в группе из 150 индивидов у людей груминг должен занимать 40% времени.

Занятная цифра. Ежели полагать, что жизнь (социальная) у нас стала насыщенней и сложней, чем в стаде из нескольких десятков немых обезьян. То надо думать. Что нам – не для счастья, а для социального нераспада и отсутствия крайних форм социофобии – полагается чуть не половину времени проводить на «поглаживаниями». Наверно, занятно посмотреть на бюджет времени современного человека с этой стороны и прикинуть – что у нас сейчас вместо перебирания шерсти?
Tags: biology, sociology2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments