Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Книги сейчас

90-е годы, особенно 91-93, были временем, когда в Россию рухнул поток западной жанровой литературы. Популярное, обреченное на успех, читаемое - только вот непереведенное дотоле и неизданное. Сотни названий, которые теперь понятны - классика такого-то жанра. Потом выяснилось, что поток вовсе не бесконечен, что это лучшее, а потом приходится видеть уже средние и совсем средние примеры, а лучшее в жутком виде было издано тогда, когда приоткрылась возможность и стало можно.

Сейчас тоже такое время, в определенном смысле. Я смотрю, очень много появляется некоторой однотипной литературы. Сейчас скажу. Значит, была целая страна, со своей культурой, наукой, специалистами в разных областях. Образованных людей было много, очень много - напомню, это потом они уехали, ушли зарабатывать в другие сферы, пошли в бизнес, убиты, разбогатели, занялись другим - это потом. А сначала все они имели какую-то профессию и были образованными. Причем структура профессий изменилась - о том, куда пошли преподаватели научного коммунизма и политэкономии, можно слагать саги. То есть многие профессии совсем исчезли, или в них нацело обновился состав - как в торговле, к примеру, сменились продавцы, но ведь совсем не только в торговле.

А сейчас эти люди уже очень пожилые. Жизнь позади.

В том прежнем обществе книгу издать могли очень немногие, по массе причин. И это было почетно, то есть в той структуре ценностей это было особенное отличие - быть автором крупной монографии. Это сейчас тьфу. Точно так же, как в том обществе быть в телевизоре - было очень почетно, особенный знак, знаменитость, а сейчас - ну кого только нет в телевизоре, это вовсе не отличие.

Когда прежние ценности уходят из общества, они при последнем издыхании остаются в своих носителях, в тех, кто вырос и сформировался в прежней культуре. Не для всех, но лично для них написать книгу и издать ее - это все еще нечто значительное. Можно постараться.

И вот появляются одна за одной огромные, совершенно неподъемные книги. Это пожилые ученые подводят итог своим исследованиям - в вольной форме. Никому уже, в общем, не надо, и они это понимают - в их окружении это никому не надо. Но можно, сравнительно дешево, и греет душу старое воззрение - что за морями, за долами есть еще человек, которому это принесет пользу. И труд двух десятков лет появляется из типографии. Когда триста экземпляров, когда тысяча.

Пишут не только ученые. Военные. Управленцы, партийные и нет. Пишут дипломаты. В силу специфики... Происходит некоторое смещение профессиональных рамок. Преподаватель научного коммунизма будет писать обобщающую монографию не про научный коммунизм. И дипломат... который, конечно, еще кроме того сотрудник известных служб, как заведено, будет писать не мемуары, а монографию по истории. И вот появляются труды по социологии, которые сделаны не социологами, монографии по истории, которые отдают военной выправкой.

И этого всего очень много. Это ведь целые поколения. Они выходят на пенсию, несколько здоровья еще осталось, и они завершают жизнь. В отличие от нонешних, их книги не накарябаны за три месяца пятнадцать листов, это совсем другой уровень. По двадцать лет работы законсервировано в каждом неподъемном томе. Прекрасная работа с фактами, только иногда очень, очень тенденциозно. сейчас так не пишут. а эти - пишут. потому что старые и им хочется в последней книге открыть миру глаза и сказать правду. Они - в отличие от нонешних - горят и переживают, им в самом деле важно то, что пишут, это ж не по работе, это плод жизни. И они горячатся, книги горячие, очень тенденциозные. И видно, какая вкачана работа - это не википедию полистать, там тебе и работа с источниками, и прочтенные все обзоры.

Я это читать почти не могу. Ну, как не могу - несколько десятков прочел и выдохся. тут тебе и медицина, и история, и заметки по оккультизму, и про рак, и секреты жизни, и специальные монографии совсем, по узкой теме, - все равно такие же, горячие, огромные, тенденциозные, с вкачанной массой труда. Факты там, по большей части, верные - этих людей учили по фактам не врать, но трактовки такие и теории, в которые факты включены, такие, что - ух.

Сейчас, наверное, это воспринимается как мусор. Вот пройдет лет 50-70, и будет уникальное собрание источников. То, что они писали по конкретно своей теме, будет отброшено, это будет сухой шелест и явный бред, а вот то, что они полагали самособой, между строк, система ценностей, подход к предмету, реалии, вскользь упомянутые - это будет расшифровываться и запоминаться.

Этот поток ведь вскоре иссякнет. Это не навечно, эти толстенные тома, переполненные горячечным бредом, не всегда будут появляться. Это только на разнице температур - культура общества, где публиковаться было почетно, но нельзя, вливается в культуру, где можно и дешево, но непочетно. Совсем скоро эти люди кончатся, а следующие не будут последние 20 лет своей жизни впахивать в написание специальных монографий по никому не нужным специальным темам.

(C) zh3l
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 75 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →