Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Власть идеологий и сила пропаганды

Недавно возник спор; я говорил о том, что государство, а же иные агенты - их много - пробуют (и иногда успешно) воспитывать те или иные черты "народного характера", создают привычки, властно меняют представления людей, направляя их в ту или иную сторону. Мой собеседник возражал. С его точки зрения это наглые попытки, обреченные на поражение, никаких возможностей изменить характер больших масс людей, внедрить те или иные правила поведения - невозможно, он признавал как максимум лишь словесное влияние - можно внедрить некий мем, и только, люди будут недолго повторять и забудут, на поведении это не сказывается.

Мой собеседник по образованию - из естественных наук, и это характерно. Позиция, что важно, честная. Я не буду говорить о конкретном человеке, попытаюсь выстроить, как образуется эта позиция у многих. Человек признает себя в здравом уме и твордой памяти, у него есть верная картина мира, он знает, как что устроено и что чем является, он потратил много сил на понимание устройства мира и его запросто с толку не собьешь, он считает себя достаточно защищенным от идеологических влияний. В этом месте важный пункт: человек считает себя обычным нормальным человеком и распространяет свою уверенность в недоступности для идеологических влияний на всех окружающих, на большие массы людей. Они не глупее меня. Значит, они, как и я, недоступны для идеологии. Всё, доказательство закончено. После окончания доказательства настпупает черед триумфальных примеров: покорная эмпирия каждому предоставляет то, что он требует. И можно собрать примеры: реклама не так уж работает, а если б вы были правы, то меня бы заставляли купить, пропаганда вон то вещает десятки лет, а я не верю и множество людей не верит и пр. Короче, если б так легко было манипулировать, то манипулировали бы буквально всеми, а вон - не получается.

Есть похожая нечестная позиция, но с ней я стараюсь не спорить. С этой позиции говорится: я такой умный и критичный, я насквозь и по самые гланды вижу все эти происки пропаганды и не ведусь, но окружающие - тупые бараны, ничего не понимают и живут под властью пропаганды. В такой позиции легко прийти к конспирологии: я открыл тайный заговор, но окружающие не видят моих доказательств. Я один такой просвещенный, а все прочие под властью морока.

Мне же кажется, что власть идеологий самого разного характера чрезвычайно велика. Она начинается с гипноза языка (на английском трудно спорить о том, что гуманитас и есть настоящая сайнс), распространенные в языке названия - имена собственные прежде всего - великой властью ограничивают мышление, создавая основное оружие любой идеологии: границы вещей. То, из чего устроен мир, как он членится на части, где их границы и как они действуют - всё это определяется идеологическими конструктами разного масштаба, всё было когда-то придумано. Иные старые оружия стухли и уже не работают, иные работают, хоть это никому не надо, есть новенькие только что сделанные и очень злые приспособы, в общем - там месиво влиятельных средств, и все они в самом деле работают. Из таких средств создана научная картина мира, политическая картина мира, представления о справедливости и пр. Неприятность еще в том, что вне этих сражающихся средств никакой правды нет - правда не пассивно лежит, непознанная, и ждет богатыря, который ее отразит в зеркале разума, правду нужно сделать, без мыслительной активности никакой правды получить нельзя - поэтому нельзя занять позицию безмыслия и полагать, что ты тем самым победил, так ты просто будешь игрушкой всех этих сил. Тем самым все идеологические конструкты и силы в самом деле влияют, в самом деле действенны, вся эта магия работает. Это влияет и определяет мысли и поведение у всех - в том числе и у того, кто так говорит. И дальше начинаются способы справиться и сделать правильно, это чрезвычайно мучительные попытки. О них просто не скажешь.

Выстраивание своей картины мира собственными усилиями практически обречено на неудачу. Это бьет по гордости, но увы. К счастью, идеологий много, и картин мира много, так что довольно многие выбирают известную защиту. Можно принять некую малую невластную картину мира и быть защищенным от штормов, управляющих умами в большой воде социума. Это не панацея: понятное дело, тут свои опасности. Упрощая: опасность нездравомыслия, сумасшествия. Анахореты дичают. Отрезать себя от всех - пропасть. Надо строить очень тяжкие в воплощении переходы, фильтры, позволяющие общаться с интелектуальной жизнью большого социума, надо постоянно проверять свои построения, помня, что власть незримых сил велика, и простое имя разворачивает ум совершенно нечувствительно. В общем, тут крайне сложная стратегия, и мало кто в ней успешен.

Вы, наверное, замечали самую общую черту у всех, кто пытается самостоятельно мыслить. У них слова значат не то, что у всех. Вы сталкиваетесь с таким человеком - допустим, в сети. Он говорит что-то простое, понятное, только неправильное. Вы пытаетесь его поправить - скоро выясняется, что слова у него значат не то, что у всех. Он их иначе определяет, у него другие границы понятий, и то, что вам показалось его ошибкой - глубоко фундированное высказывание, вовсе не противоречивое, вовсе не ошибочное, но тогда цепь возникающих противоречий с обыденным словоупотреблением уходит очень глубоко и далеко. И если вы продолжите разговор - снова и снова будут возникать ситуации, когда вроде бы пойманный и приведенный к противорчеию собеседник, оказывается, просто иначе определяет понятия и противоречия нет, а есть еще один глубинный горизонт нерасправленного непонимания, горизонт для вас новый, а для него - привычный глубинный ярус, он тут уже похозяйничал, у него на привычных дорожках расставлены объяснения, он знает, что из того выводится это, а вот тут так нельзя, противоречие вон с тем - он ведет вас все глубже, и не важно, соглашаетесь вы или возражаете - вы все дальше от обыденного языка и значения ваших понятий теперь определяются не словарем, а личной глубинной философией.

Люди успокаивают себя, многие выбирают защиту: сверхкритический цинизм, ничему не верят, "кроме твердо установленных фактов". Это - состояние, на практике не отличимое от полного идиотизма, и тут уж ничего не поделать: кончился мыслящий человек. Его съели.

После таких слов обычно хотят указаний на жуткую эту власть идеологии, каждый, оглянувшись по сторонам, уверяется, что вокруг мир понятный, привычный, объективно верный. По-прежнему гиганты-дубы большими стадами путешествуют на восточное побережье каждую осень, по-прежнему вечерние грибы ароматны и питательны, мать безмятежно несет яйца, отец пасет крысиные стада. Из искаженного мира не увидеть его ограниченности, и пугающие страхи отступают.

Мне, как всегда, лень самому потрясать мир криками про восемьдесят процентов или там проклинать тупых баранов, - зачем, когда есть столько разных людей и всё, что хотелось бы, прокляли уже до нас.

То, что я тут называю идеологией - далеко не только государственного производства, это делают все. Называя вещи, времена и явления, мы создаем "это". Думая и высказывая свои мысли, мы делаем это. Мысли некоторых более влиятельны и расходятся шире. Люди создают объекты и классифицируют мир, размечают границы и определяют свойства.

Этот пост написан для того, чтобы представить замечательную книгу. Она именно об этом. Это книга историка, книга, на мой взгляд, очень хорошая, замечательно сделанная, редкого качества. Таких книг по истории очень мало - можно десятками читать продукцию нашего профессионального цеха или, если угодно, иноязычного, но такого уровня работы попадаются редко и делаются трудно. Это совершенно не разоблачительная книга, это профессиональное, а не популярное исследование. Сделано спокойно, читать будут только профи, нет никакой тяжело дышащей толпы за плечами, никому не интересно.

Просто история XIX века. Как создавались обычные понятия, которыми мы думаем - ведь понятия и имена есть инструменты мышления, какой в руках инструмент, так и дело будет делаться. Как создавались имена, написанные, например, на картах, чему служит каждое имя и кто его придумал. Как эти имена вытесняются и стираются из умов, а поверх пишутся другие. В общем, спокойный расказ о совершенно такой невидной и обыкновенной деятельности людей, которые все вместе заколдовывают мир.

На мой взгляд, книга удивительная. И дело совсем не только в эрудиции или оригинальном подходе, не в приятнейшей теме - глобальной истории... Там очень гибкая, спокойная мысль, так строить понятия и так думать могут очень немногие. В этой книге множеством способов показано, как мы называем фрагменты реальности, попадаем в зависимость от этих названий, высвобождаемся, чтобы создать новые названия, и они тоже, конечно, не нейтральные - нейтрального и ожидать нельзя, можно лишь понимать, что это значит.

Остерхаммель Ю. 2009. Трансформация мира. Я бы эту книгу и целиком сюда..., но все же длинная. Потому - цитаты по ссылке https://ivanov-p.livejournal.com/185410.html
Tags: books6, history6
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 195 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →