Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Ежемухи

Огромное количество видов - паразиты (и паразитоиды). Различают так: паразит оставляет жертву живой, а паразитоид - убивает. То есть в фильме "Чужой" показан паразитоид. Во многих случаях паразитоиды развиваются в паразитов - у них прогресс такой. Ну в самом деле, паразитоиды своих хозяев уничтожают, детей потом куда девать? Проблема хищников: всех съешь, один останешься и помрешь без прощения. Паразит же работает тонко, сам покушал - оставил хозяина дальше мучиться, и следующему поколению есть где есть и жить. Так что поначалу паразитоиды убивают хозяина, например, прорывая его тело и выходя наружу, а потом, после прогрессивной эволюции, мудрые паразиты оставляют хозяина целеньким. Тот может даже и не заметить, что покушан преизрядно.

За счет всяких других полезных и вкусных хозяев живет великое множество видов, целые пирамиды видов паразитируют друг на друге. Насекомых очень много, десятки миллионов видов (ну, наверное). Понятно, что многие насекомые паразитируют на насекомых. На всех кто-то паразитирует, а кто же самые мощные паразиты? Самые умные, конечно. Вершины мира насекомых.

Больше всего паразитов среди перепончатокрылых. Это отряд, к котором принадлежат пчелы и муравьи, так что ясно - самые умные. Паразиты - это всякие наездники, там много семейств и безумное количество видов. Перепончатокрылые - это где-то три четверти всех вообще существ, паразитирующих на насекомых. Еще четверть - это вторая по численности группа после перепонов: ежемухи (тахины). Это семейство мух, очень большое и разнообразное, они паразитируют на насекомых, и так мощно, что соперничают с перепончатокрылыми по числу паразитов. Кого из насекомых ни схвати - обязательно можно выяснить, что на нем тоже паразитирует какая-то муха-тахина (ежемуха). Это заслуживает уважения: перепончатокрылых - многие десятки тысяч видов, а не очень отстающих от них по обилию видов, которых они едят, тахин... Только наездников-ихневмонид известно тысяч 30, а еще больше браконид, а еще хальциды, есть и другие семейства паразитов. А мух этих паразитических, ежемух - всего десять тысяч, но едят они решительно всех. Их конкуренты, наездники, не только паразитируют, но многие виды переносят еще и болезни насекомых, то есть работают как комары при переносе малярии от человека к человеку - паразит всаживает в жертву свое потомство и заражает вирусами или бактериями насекомых болезней, так что зараженный, пока не помрет, распространяет болезнь в популяции. Это заразность наездников - надо полагать, в связи с тем, что они впрыскивают хозяину паралитический яд, чтобы не дергался, или в их инъекции содержатся ДНК-вирусы, которые поражают иммунную систему хозяина и позволяют яйцам, а затем личинкам спокойно разместиться внутри. Вроде бы таких свойств у тахин не выявлено (поскольку они внутрь хозяина ничего не впрыскивают).

Между собой тахины и наездники не ладят. Скажем, наездник Mesochorus паразитирует на личинке тахины, которая живет в гусенице. Самка наездника должна найти гусеницу, зараженную тахиной (по запаху? надо полагать, как же еще; но если детально - в ход идет решительно всё, и перепоны, и мухи при поисках хозяина используют и запах, и зрение, и слух, и на ощупь ориентируются тоже; на самой ближней дистанции муха любовно ощупывает и охлопывает хозяина лапками: проверяет на вкус, у нее там вкусовые рецепторы); в гусеницу откладываются яйца, которые потом, вылупившись, выпускают личинок наездника, которые в толще гусеницы ищут личинок тахин, внутрь которых проникают и там в них и растут. В свою очередь, тахины нападают на некоторых перепончатокрылых, больше всего на фитофагов - на сидячебрюхих перепончатокрылых (=пилильщиков).

В силу совершенства тахинам почти ничего не пришлось изобретать. Они великолепные летуны (как очень многие высшие мухи), и в этом похожи на близкие семейства - на мясных мух, металлически блестящих каллифорид, и падальных мух, серых быстрых саркофагид. Мухи - один из самых молодых отрядов насекомых, а высшие мухи, как понятно, произошли позже прочих, и все же есть находки куколок тахин из верхнего мела. Как раз совпадает с широким распространением цветковых растений. Кого жрали самые первые тахины - неизвестно, но расцвет группы, конечно, связан с цветковыми: те создали мир листвы. На листьях живет множество листоядных форм, а на них паразитируют тахины. Так что без цветочной революции ничего бы у ежемух не вышло.

Муха подкрадывается к насекомому и аккуратно прилепляет к нему яйца. Потом выходит личинка и заглубляется в тело. Вуаля, они уже там - и будут расти. Мухи небольшие, не больше 2 см. Взрослые мухи, как понятно, питаются нектаром на цветочках, мяса в рот не берут. Всё - детям. Отыскать паразита-тахину можно у очень многих видов насекомых, но всё же есть излюбленные блюда. Больше всего тахины уважают всякие листогрызущие формы, больше всего любят крупных гусениц. Они мясистые, малоподвижные, здоровенные - чего еще желать? Но в целом едят всё - клопов, тараканов, жуков, кузнечиков, уховерток, других мух, богомолов, палочников... Есть даже сообщение о нападении на пауков.

У разных тахин разные способы заражения, одни, как сказано, приклеивают яйца к жертве, другие откладывают на кормовом растении жертвы, чтобы та сама на них наткнулась и приняла подарочек. Или откладывают яйца в почву, а вылупившиеся личинки сами активно ищут хозяина. Поиск хозяина идет с разумной оптимизацией; ведущую роль играют вещества, которые выделяет растение при повреждении фитофагом. То есть листогрызы, поедая растения, тем самым выделяют химический сигнал, по которому их ищут паразиты. Поскольку один определенный вид найти среди множества насекомых трудно, ежемухи облегчили себе работу - их личинки могут развиваться на очень разных хозяевах, то есть в кого удалось залезть - тот и любимый хозяин. Личинке труднее справляться с выеданием всяких разных попавшихся, зато найти хоть кого-нибудь - проще, чем среди множества тварей отыскать именно один какой-то вид. Развитие происходит по-насекомому оперативно, времени мало: одна-три недели - и всё, личинки покидают хозяина, который при этом, конечно, дохнет.

Видно, какие разные пути паразитирования выбрали перепоны и мухи. У перепончатокрылых - длиннейший яйцеклад, жесткий, особая бурильная установка. Некоторые могут толстенную кору дерева пробурить - так что уж покровы гусеницы запросто. Наездники - как амазонки-шпажистки, с острыми яйцекладами, прокалывают тело хозяина, откладывая в нужном месте яйцо. Они нацелены на единственный вид, на именно этого хозяина, укол производится в строго определенное место, личинка выйдет и будет есть "правильный" орган, с которого нужно начинать есть именно данного хозяина, чтобы он раньше времени не помер и дал довести развитие паразита до конца. А у мух таких яйцекладов нет, у них яйцеклады короткие и мягкие, ничего пробить не способны. Поэтому яйца просто клеют снаружи, правда - приклеивают очень прочно, оторвать яйцо от хозяина никак невозможно, проще вырезать. Если наездники - шпажистки, то ежемухи - это "Добрыня, обсыпь его мелом".

Проникнув в тело хозяина, личинки пускаются на разные паразитные хитрости. Наездники, как говорилось, подавляют иммунную систему и заражают хозяев болезнями нехорошими. А тахины честно сражаются. Насколько можно понять, у них есть какая-то приспособа, из-за которой клетки хозяина, которые отправляются к месту внедрения паразита, дабы его закапсулировать и убить, - преобразуются в дыхательную трубку, так что личинка мухи сидит глубоко внутри тела хозяина, а от нее к поверхности тела проходит трубка, через которую личинка свободно дышит, и та трубка выстроена как раз из клеток хозяина. Кажется, это было ключевым моментом. От перепонов тахины отличаются многоядностью, перепончатокрытые - часто монофаги, паразитируют всего в одной жертве. Понятно, почему: надо иметь приспособления к устройству внутренних органов, у каждой жертвы внутри что-то свое. А мухи (умные, заразы) нашли универсальный ключ. Зачем придумывать, как именно с данным видом жертвы справиться, они изобрели эти дыхательные трубки и могут легко заражать жертв самых разных, любого устройства - сидя внутри и имея свободный доступ к воздуху, можно спокойно жрать органы самого разного устройства. Сплошной чит, эти дыхательные трубки у паразита.

Стратегии охоты... В некотором смысле фантастические. Скажем, было выяснено, что скопления волосатых гусениц охотнее и сильнее заражается мухами, чем скопление голых гусениц. Волоски у гусениц, между прочим, для защиты. То есть более защищенные заражены сильнее. Связь там вот какая: мухи предпочитают скопления гусениц, наиболее защищенных от хищников. Они учитывают и скрытность стада гусениц, и его видовую принадлежность = защищенность. Смысл в том, что хищник (например, жужелица) съест нафиг гусеницу вместе с личинками мухи внутри. То есть паразит погибнет в челюстях хищника. И мухи-мамы учитывают эту опасность и выбирают жертв, наиболее защищенных от хищников, и их усиленно заражают своими детьми-паразитами. Такое вот сложное взаимодействие у охотников разного стиля. С другой стороны, там еще не так много работ по этому предпочтению волосатых, может быть, при подробном изучении откроется много чудес.

Но это не самое сложное. Самое... Значит, смотрите, что такое живые системы. Растет растение, на нем питаются листогрызы. Растение имеет веер способов защиты, например - синтезирует яды, которые делают его малосъедобным. Листогрызы так или иначе к этим ядам приспосабливаются, то есть кто-то отваливается, не вписавшись в рынок, но есть виды, которые проходят отравленный пояс и могут питаться на таком малосъедобном растении. Но есть там баланс - растения вырабатывают яды, разрабатывают всё новые яды, а листогрызы к этим ядам пытаются приспособиться, и держат баланс - то ли уйти на неядовитое растение, которое хуже по каким-то другим параметрам (например, там выше конкуренция, неядовитых-то все хотят есть), то ли постараться и сделать защиту от этого яда. И вот на эту систему баланса садится муха с детьми-паразитами. Гусеницы, питающиеся на ядовитом растении, в своих тканях несут яд, они малосъедобны для паразитов. У каждого вида несколько возможных хозяев - то есть можно утечь на альтернативного хозяина, и гусеницы могут перейти на альтернативное растение, но это дорогое удовольствие, и вот мухи встраиваются в баланс, им надо затратить адаптивный ресурс, приспособившись к ядовитым гусеницам с ядовитых растений. На разных видах растений и разных видах гусениц поддерживается как бы мера возможного заселения мухами. Муха, выслеживая потенциального хозяина, учитывает, на каком он растении, если то чрезмерно ядовито - это служит показателем возможной несъедобности хозяина-гусеницы. И вот эти балансные уравнения решает каждая муха-мама в поисках живого дома для детей. Вероятность, что данный вид вообще несъедобен или частично съедобен, что он на таком-то растении, а то на такой-то почве, что гусеницы волосатые и потому вероятность нападения хищника снижена... Всё надо учесть.



Зачем же они ежемухи? Почему у взрослых особей на теле эти большие жесткие волоски, часто выглядящие как иголки? Неизвестно. Обычно такие вещи служат для осязания, но что уж так требуется осязать спиной и брюшком именно этим мухам, в отличие от других семейств, у которых щетинки много меньше - непонятно. Генетическое определение щетинок уже изучается, но вот зачем они...




Juriniopsis adusta


Adejeania vexatrix


Cylindromyia auriceps


Cylindromyia interrupta


Linnaemya vulpina


Dejeania








Gonia maculipennis


Graphogaster vestita




Lydella grisescens










Campylocheta praecox




Gymnosoma


Formosia speciosa


Rutilia


Archytas


Trichopoda pennipes


Trichopoda plumipes










Ormia

Tags: entomology3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 140 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →