Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Эволюция теории познания

Теория познания за последние лет 200 существенно менялась. Делала она это в разных направлениях, и у каждого мыслителя, конечно, свой вариант. Поэтому и приходится обобщать - различая за личными результатами познания сотен мыслителей то, к чему склонялось время тогда и тогда, и к чему оно склоняется сейчас.

В XIX в. теория познания была как "отражение действительности"; была реальность, её познавали и получали "истинный ответ", который был отражением. Этому соответствовал способ познания - через доказательства. То есть познание было насильственным, принудительным - интеллектуальными средствами (на деле - и волевыми тоже) происходило принуждение оппонента к признанию безальтернативности истины, того, что доказывает данный автор. Поэтому истина была одна, истинная истина, отражающая действительность, к ней вёл путь доказательств, не оставляющих места сомнению и колебанию.

В ХХ в., как понятно, происходило очень много чего. В целом результат ХХ в. выступил совсем недавно - кто-то дошел до этого в 1990-е, кто-то опубликовал в 2010-е. Формально это часто работы уже XXI в., но это результат работы всего ХХ столетия. Тут отвергается эта самая теория истины как соответствия, корреспондирующая теория, теория отражения. Говорится так: истина есть результат творчества. Дело не в том, что она уже есть в действительности и надо её только отразить - её нету, её надо создать. Это конструктивная, творческая теория познания - она утверждает, что истина создается, создаются объекты (в научном познании нет объектов, взятых из действительности, их создаёт само научное познание), создаются средства и цели - в общем, происходит творчество всего инструментария и одновременно самой истины. Ясно, что у разных мыслителей вся эта ситуация описывается в разных словах, иногда с использованием зубодробительной терминологии. Я тут не претендую на "ясное, как солнце" изложение - просто показываю, куда шло движение. Как всегда, от точки цели, от того, к чему стремилась мысль, падает множество теней - и эта концепция истины, создаваемой творчеством, видится обычно как "постмодернизм" и т.п., как произвольная болтовня "а вот не докажете".

В этих тенях есть правда. В самом деле, они указывают на дальнейшее движение (ещё бы, чтоб тень и не указывала направление на свет). За ХХ в. доработались до этой вот концепции творческой истины. Ей соответствует совсем иная модель познания - не доказательное принуждение, а творческое увлечение. Не говорится "ты не можешь думать иначе". Говорится: смотри, какая красивая мысль, смотри, как многое она позволяет понять. Не говорится "все прочие альтернативы неверны". Говорится: смотри, из альтернативных взглядов получается вот это худое следствие, вот такая трудность, вот эта неприятность. В активном познании принятие истины требует работы, кто не хочет сам работать - не получит, поскольку принуждающего пинка от собеседника не будет. Познание требует активности. Доказательное познание пассивно: "ты меня убеди". Автор должен отыскать силы, чтобы проломить все сомнения - и припереть оппонента к стенке: никуда не денешься, признай, что я прав. Активное познание ведет себя иначе: тебе это непонятно? ты не хочешь это принять? наверное, тебе этого не надо. Тогда я говорю не для тебя.

В XXI в. будет происходить доработка следующей ступени. Какой - в общем, легко догадаться. Слабое место ступени, достигнутой в ХХ в. - произвольность. Говорится лишь, что человек творчески создает, конструирует истину. Многие легко продолжают - "произвольно", "как захотим, так и будет". А следующая ступень - понимание соответствия тому, что хотела, но не явила природа, действительность. Придется говорить так: мир устроен так, что в нем как бы действует такая-то идея, осуществиться хотела такая-то мысль. Но она проявилась не полностью; полное её явление возможно только в человеческом разуме, и человек должен из множества мыслей, которые он мог бы сконструировать про действительность, выбрать те, которые хотела бы явить действительность. Пока господствует мышление ХХ в., в этом месте обычно у людей обрыв: они говорят что-то про множество моделей и эксперименты, которые являются ситом, сквозь которое проходят только правильные модели. Это как раз непонимание и откат на ступеньку XIX в. Разумеется, конструированными (созданными) считаются только те теории, которые проходят экспериментальную проверку. Речь как раз о том, что подтверждаемых теорий может быть достаточно много. Но речь не о выборе среди придуманных (это ступенька ХХ в., игра в постмодернизм), а создание той, которая бы обладала удивительным свойством: действительность бы хотела, чтобы она была создана.

Уже потом будут рассуждения, что же это за мысли, которые угадываются за действительностью - потому что в самой действительности их нет. Странными станут прежние попытки - разобрав одну и в другом месте другую букву, смелый читатель говорил: "Всё! Я знаю, что там написано! Это, конечно, изречение "объяснить весь наблюдаемый мир через небольшое количество элементов, сочетающихся в бесконечно разнообразных комбинациях"!". Смелые читатели вольно фантазировали на тему увиденной пары букв. К этим буквам удается придумать много изречений, которые бы их содержали. Другой смелый читатель увидел там несколько цифр и сказал, что это формула универсума. Когда к увиденным символам будут относиться бережнее, станут видны слова - и вот будет дело: понять, как же это так, что это значит в-четырнадцатых и как теперь быть. Но это уже за границами XXI.

Конечно, это опять разговор без средств: чтобы сказать это, XXI в. будет изобретать понятийные средства, придумывать слова. Как понятно, это повторение игры XIII в. - номинализм сражается с реализмом на поле науки, потому что сейчас бранным является это поле. Разумеется, были люди, обогнавшие время и уже сказвшие эти вещи - но тогда их совсем не поняли. Вот как ХХ в. "понял" концепцию творчески создаваемой истины (и исказил в постмодерне), вот так будет теперь следующую ступеньку понимать и искажать XXI в.

Если же смотреть из тени не в сторону света, а в другую сторону - будет совсем иная картина. Истина в виде обязательного закона, видевшаяся из XIX в., будет совсем забыта, всё большее распространение будет получать теория конструирования - истина есть просто "техническое задание": что угодно, то и сделаем. В качестве онтологического обоснования будет выступать "случай" - он ничуть не хуже, чем "закон", будет служить смутному чувству правды. Окончательно оформится представление: что можно сделать - то и есть, а чего сделать нельзя - того, стало быть, и нету.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 133 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →