ivanov_petrov

ivanov_petrov 15 минут на прочтение Золотой пост

ЖЖ рекомендует
Категория:

Фильтры для медиа

Меня спросили (в тридесятый раз) - какую систему фильтров я использую. Сейчас время информации. Как говорят, её много. Люди в ней тонут, не умеют проверять, доверяют ерундовым источникам и более всего озабочены тем, как среди всего этого наладить систему фильтров, чтобы пропускать только хорошую информацию, качественную. Ну и спрашивают - какая система у меня.

Я, разумеется, полагаю свою систему банальной, настолько понятной и естественной, что о ней и говорить нечего. С первого же взгляда всё понятно... При попытке изложить эту тривиальную систему фильтров оказывается, что в основе её лежат положения, которые большинству собеседников кажутся необычными, странными и безумными. Невозможными.

С этим я поделать ничего не могу. Разве что напомню: я не пытаюсь рекламировать свою систему и не настаиваю на её использовании. Мне фиолетово, пользуетесь ли ею вы. Поэтому не надо со мной спорить, будто я на вас напал и всучиваю вам это дело. Не напал, не всучиваю, это просто то, чем сам я пользуюсь и никого более не призываю.

Мы живем в мире медиа. У нас образование получают дети из медиа, картину мира, социальной реальности, как всё устроено, как всё работает и каковы люди - из мира медиа. Это новая социальная реальность, сотню лет назад мир был другим, а еще пару сотен - ещё другим. Это случилось не так давно, но оно - так. В мире медиа у знаний, у информации довольно специфическое устройство. Это хорошо бы понимать.

В мире медиа суждения об истинности сообщения неадекватны, не означены. Суждения об истинности сообщения в мире медиа не относятся к вещам, которые можно знать. То есть неверно думать, что в мире медиа много лжи - это не так. В мире медиа нет правды. Вообще. Поэтому в этом мире нет лжи. Поэтому там бессмысленно спрашивать, правда ли это. Причина: не существует средства узнать это. Понятие правды не означено, поскольку понятия "правда" в мире медиа нет, а если определить правду какими-то немедийными средствами, выяснится, что не существует способа убедиться в том, правда ли это. Мир медиа относится к миру истины как другая вселенная, с нашей не связанная совершенно никакими взаимодействиями. Миры Эверетта... Образец фикции.

(c) zh3l

Надо понимать, до каких границ простирается мир медиа, кто полностью погружен в мир медиа. Границами мира медиа являются некоторые (небольшие) фрагменты личного практического опыта. Другой берег мира медиа - достоверное научное знание. И важно не путать. Если вы являетесь ученым, граница вашего мира медиа проходит (может проходить в лучшем случае, если вам повезло с наукой и если вы лично очень талантливы) примерно по границам вашей узкой специальности, в несколько другой области вы на тех же правах, что все - в мире медиа. И насчет авторитетов. Президенты, главы разведок и т.н. осведомленные люди полностью погружены в мир медиа. То есть ни президент нашей страны, ни любой другой, пусть самой сильной страны, ровно ничего важного не может знать из т.н. "мира на самом деле". Любые суждения экспертов и отчеты разведок - крайне податливая штука, регулируемая в пользу невнятных целей. Не только мелкий журналист не знает, как на самом деле обстоят дела с тем, о чем он пишет - самый влиятельный президент знает не сильно больше. Причем не по лени какой - он не может, у него попросту нет средств.

Многие считающие себя умными люди пытаются бороться с принципиальной неозначенностью правды в медийном мире с помощью суждений о вероятности. Верить им не надо - это просто их личный способ ошибаться. Суждение, что китайский коронавирус - биооружие, не имеет вероятности, не важно, читали ли вы отчет американской разведки или нет, ссылаетесь ли вы на документы генбанка или нет. У него вероятность не 5%, не 20 и не 90. У него нет вероятности. Операция присвоения вероятности медийному высказыванию не имеет смысла. Вы можете узнать, что тысячи лет из Южного Китая распространяются новые заболевания, происходящие из природных зоонозов - это не дает оснований говорить, что это не биооружие. И что биооружие - тоже. Это не значит, что коронавирус - не биооружие. И не значит, что это биооружие. На самом деле, это никогда не станет известно. Нет средств.

Это не значит, что нельзя поставить никакой фильтр. Понятно, что белорусское издание перепечатывает у саратовского (или наоборот) и потому ориентироваться на них в китайском вопросе нет смысла. У обоих изданий нет корреспондентов в Китае. Русскоязычные издания поставлены Яндексом в ситуацию, когда им не выгодно прямо копировать текст чужих сообщений. В каждом издании сидит ряд контент-менеджеров, работников дешевых и полностью управляемых, которых можно десять уволить движением пальца и завтра набрать десять таких же, и они должны изменять копируемое сообщение в меру своего разумения, дописывая, сокращая и производя синонимичные замены. Чтобы робот-на-копипасту не поймал. В этом смысле китайское, скажем, уханьское издание как бы лучше. Чем лучше? Оно, вероятно, прямо управляется соответствующими органами, и закон этого управления пользователю неведом. Для таких новостей существует информационная политика, она формируется очень непрозрачным образом, и на каждом шаге там рассматриваются совершенно иные соображения, никак не о "близости к правде", в самом лучшем случае - "чтобы не смогли доказать", "чтобы не мы были крайние". Изучая обстоятельства сообщения, вы можете узнать много занятного и неожиданного. Узнать строение групп влияния, разных интересов вокруг новости. Но вы не можете узнать, было ли и как происходило само новостное событие. Нет средств. Причем тем, кто определяет информационную политику, истинное положение дел неведомо точно так же, как и саратовскому читателю. Ни один из властных людей, определяющих информационную политику, не только не знает - ни при каких усилиях не может узнать, что произошло на самом деле. Нет средств.

Фундаментальные причины такого положения дел - 1) у нас сложное общество 2) у нас такие медиа. Сложное - значит, редуцированное то по причинам, то по следствиям. Многие причины могут иметь одно и то же следствие (эквифинальность). Многие разные следствия могут иметь одну причину. Общество не состоит из однородных элементов. Это сложная сеть гетерогенных механизмов, разного размера, разного устройства и возраста. Никакие "в общем случае" и "при прочих равных" не работают. Ну и да - медиа такие. Это случилось, когда в новостном формате была сделана ставка на сенсационность (которую доброжелатели считали ставкой на срочность, а на деле - на "впечатляемость"). Другой раз это было сделано, когда практически все медиа перешли в новостной формат. Еще раз это было сделано, когда в социальном механизме медиа заняли место механизма с положительной обратной связью, который усиливает любой сигнал. Такая ситуация ведет к взрыву, и медиа в социальном устройстве изолировано от всех серьезных механизмов принятия решений (чтоб не рвануло) и присоединено ко всему, что требует накачки "энергией". Ситуация, в которой медиа стали образовательным инструментом, формирующим картину мира, сложилась "случайно", творцы мира медиа этого не планировали, так получилось. Но теперь это работает.

В связи с таким устройством нашего социального мира одним из важнейших умений является вовсе не фильтр. Когда на входе много информации из источников, которые все не имеют отношения к правде, никакой фильтр не сработает. Тут нужно другое умение: воздержание от суждения. Это не просто и вовсе не банально - это мало кто умеет. Потому что мычать "не знаю" просто, на всё говорить "фигня" просто и это совсем не то. Воздержание от суждения: сохранение вопроса в агрессивной среде не имеющих отношения к истине ответов.

Как жить в мире медиа? Можно ли получать хоть какие-то ответы о чем-то? Да, разумеется. Номер раз: существует доказательное знание в науке. В науке много также и бездоказательного знания, и это вовсе не гипотезы, а чаще всего как раз общепринятые теории, и внутри науки очень много влияний из мира медиа. Более того, по мере цифровизации науки и перехода ее на "полностью количественный" формат роль мира медиа в науке будет расти. Причина: утрата рациональности. Цифровизация науки - это утрата её рациональности. Это вовсе не парадокс какой, а рекламируемое свойство: каждый скажет, что эта самая цифровизация происходит из экономии (мышления), чтобы вместо долгих и мутных, трудных и неясных разборок быстро прийти к четкому знанию. Оно быстрое, точное и нерациональное. Фундаментальные понятия науки имеют "качественное" устройство, потому что созданы для понимания. По мере утраты навыков рациональности будут появляться понятия, сделанные по лекалам мира медиа, тем самым знание будет в самом деле точным, количественным и бессмысленным. Оно будет не нужно и не приложимо ни для каких задач, кроме весьма искусственно выстроенных внутри таким образом сделанного медиа-знания. В принципе похожую эволюцию уже прошла схоластика, там много отличий, но некоторые черты общего развития можно различить. Так что наука вовсе не железная стена, ограничивающая мир медиа, а растворимая масса, всё быстрее подающаяся. Это важные оговорки, во многих областях рациональной науки уже почти нет, во многих ее доля быстро падает, но пока еще доказательное знание существует. Это не "истинное" знание, это только доказательное знание. Вот про него можно строить суждения о вероятности того или иного варианта, можно фильтровать источники по степени надежности. Для мира достоверного научного знания эти операции означены, для мира медиа - нет.

Номер два. Не в том дело, что в современном мире не найти истины, просто ее нет в мире медиа. Новые факты и значимые знания можно выделять из мира медиа, если у вас имеется собственная картина мира. Вы ее сделали, вы за нее отвечаете. Кто называет свою картину "научной" или еще каким-то образом пытается подчеркнуть ее сверх-авторитетность (религиозная, из откровения, из предания и т.п.) - ошибается или обманывает. Никакой "общей научной картины мира" нет, хотя многие крупные творцы науки потратили много сил, выстраивая личные картины мира на основе данных науки. С этими картинами приятно ознакомиться, на них можно учиться. Если вы на основе собственного опыта, собственных размышлений и привлекая доказательное знание, выстроите собственную картину мира, вам станет яснее, как именно искажается реальность в том или ином участке мира медиа. Он неоднороден - если вы узнали некую закономерность искажения, ни из чего не следует, что на другом фрагменте будет действовать тот же закон искажения. Неверно, что все воруют, неверно, что все негодяи и т.п. Каждый раз, если хочется что-то понять, надо разбираться заново. И очень важно помнить, что результат является правдой только если принимать вашу картину мира. Другой человек, имеющий другую картину, не примет ваших доказательств - они для него не доказательны. Он не примет ваших данных опыта - не поймет или имеет другой опыт.

Поэтому в социальном мире довольно бессмысленны операции, коренящиеся в мире достоверного знания. Нет смысла не верить, если нет пруфов. Нет смысла требовать доказательств. Нет смысла ждать экспериментов. Это всё может быть проделано, и вы останетесь на руках с явной ложью, которую вы из-за ошибок вашей системы примете за правду. Люди, которые в интернет-дискуссии вдруг с видом победителя возглашают "бремя доказательств на том, кто говорит" и пр. - это просто люди неграмотные, решившие смеяться на похоронах. Все эти правила работают только внутри научного сообщества и совершенно бессмысленны в иных социальных средах. Они не помогают и не смогут помочь отыскать правду. Сколько бы вы не совершали плавательные движения на песке, на песке вы будете двигаться с помощью этих движений крайне плохо. Они просто не для этой среды. Вы можете иметь представление о верном устройстве мира. У вас нет средств сделать его интерсубъективным. Представление о верной картине мира с необходимостью включает в себя устройство наблюдателя, наблюдатель с иным устройством увидит иную картину. В этом смысле картина мира и истинные знания не могут быть даны вне некоторых черт организации познающего. Человек с иным идейным устройством может быть воспитан к истине, но ему нельзя представить доказательств. Это было бы слишком хорошо; достаточно уже того, что каждый человек сам не отрезан от истины и может ее отыскать. Найти ее в социальном мире и легко транслировать через социальный мир другому человеку не удастся.

Единственное (и на самом деле весьма важное), что можно найти в мире медиа - это истинно наличные в нем мнения. Важно знать, как делают новости, как устроены механизмы мира медиа (и тем самым мира публичной политики), и не менее важно - каковы существующие мнения. Причем мнения конкретных людей лучше мнений корпоративных. В мнениях издательств, экспертных комиссий и пр. обычно нет ни логики, ни рациональности. Это просто мешанина. В личных мнениях можно отыскать существующие точки зрения, картины мира и способы построения рациональных суждений. Зная эти составляющие, можно понять нечто о социальном мире - о том, каков он. Мир медиа ничего не сообщает об истинном положении дел или о "настоящей правде", настолько ничего, что даже неверно называть его сообщения ложными. Но он может свидетельствовать о себе самом. Через него можно увидеть людей. Больше мир медиа низачем не нужен.

Мир медиа отделен непроницаемой стеной тумана от "мира где есть нечто на самом деле". Зато в нем можно видеть на самом деле существующие мотивы, ценности, способы рассуждения, то, что люди допускают как возможное, на что они собираются так-то реагировать, что они считают невозможным, то, о чем они не думают, потому что не умеют - это мир белых пятен, куда мысли людей не заходят и черных мешков, куда мысли сваливаются, вершин, которых достигают и бескрайних однообразных равнин тиражируемых мнений. Люди ведь тоже существуют на самом деле, и их устройство верно (хоть и с искажениями) отображается в мире мнений. Как говорится - какая разница, что ты лжешь, ведь лжешь именно ты.

Другие номера есть, но изложить их еще сложнее.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Автор записи увидит Ваш IP адрес