Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Теория выбора

На разных страницах ЖЖ часто ведутся разговоры об одной довольно частной теории, которая называется методологическим индивидуализмом, праксеологией, а ее практическое приложение – либертарианством. Сторонники этой теории, в ЖЖ весьма многочисленные, убеждены в ее истинности, но избегают излагать ее основы, ссылаясь на тексты основателей. Основателей прочесть можно, однако не все, кто их прочел, согласны с ними. Дискуссии с либертарианцами тонут в частностях, вместо изложения обширных частей мировоззрения идет мелкая критика неудачных выражений и логических ходов. Это неплодотворно – таким путем никого нельзя ни убедить, ни опровергнуть. Можно только оскорбить или заставить замолчать.

Большое место в рассуждениях сторонников МИ занимает теория выбора. Можно даже сказать, что эта теория – одна из основ праксеологии. Я возьму на себя смелость изложить теорию выбора, которая мне представляется верной. Это обзор, моего здесь немного, однако я воспользуюсь тем, что это ЖЖ, а не научная публикация, и сокращу пост за счет неуказания источников. Знакомые с делом легко узнают фразы Г. Кастлера, У. Эшби, формулировки из работ Эбелинга, Ляпунова, Раутиана и многих других.

Чтобы пост не разросся сверх меры, я больше ни слова не скажу о праксеологии, не потрачу ни строчки на критику. Отсюда призыв: кто хочет обсуждать МИ – одобряя или критикуя – затратьте собственные усилия, чтобы либо опровергнуть нижеследующие рассуждения, либо указать на их полное совпадение с праксеологической теорией выбора, либо – чтобы указать на ошибки праксеологической теории.

Предполагается, что читатели данного сообщения знают, что такое система (элементы и связи), устойчивость (преемственность) системы (зависимость ее последующих состояний от предыдущих), развитие (включает преемственность и новизну), структура (совокупность устойчивых связей системы, обеспечивающая сохранение основных свойств системы при изменении некоторых других свойств).

Структура обеспечивает преемственность, а с внешней стороны – опознание системы наблюдателем. Наблюдаем систему в момент времени t1, затем она изменяется и в момент t2 – уже иная. Мы опознаем систему в момент t2 только благодаря структурным ее свойствам. Иначе нам бы казалось, что каждый миг мы оказываемся в новом мире. Инерция системы – отставание последствий от вызвавших их причин. Так прошлое влияет на будущее.

Современная наука построена на законах сохранения и эквивалентности (добрая часть физикализма), потому что в основном имеет дело с материальным в мире. В мире массы-энергии ничто не пропадает и не возникает вновь, любая порция массы-энергии связана с любой другой отношением эквивалентности и в этом смысле заменима.

В мире есть и то. что не сводимо к массово-энергетическим характеристикам. Этот аспект мира в понятиях науки представлен в основном термином «информация» и близкими понятиями. Этот аспект мира постепенно будет находить (уже находит) отражение в теориях развития (=творчества), описании процессов возникновения нового и запоминания (а также забывания и разрушения), вхождения нового в структуру системы. Для тех, кто хорошо помнит, что информация есть не основная величина, а мера, - информация есть мера структурности. Мера разнообразия.

Законы сохранения не действуют в отношении информации. 1) Полностью утраченная информация восстановлена быть не может. 2) Если допустить восстановление утраченной информации, невозможно убедиться в ее идентичности – нет объекта для сравнения (антиволандовский тезис: рукописи горят; желающим спорить с позиции Воланда надо понимать – это будет совсем другой разговор и следует быть к нему готовым).

Это (2) дает понять, что фундаментальной методологической операцией при изучении информационных объектов является операция сравнения. Общая методология науки в этом случае может быть названа типологией, но те, кто пугается этого слова, могут не обращать на него внимания. Методология науки, работающая с законами сохранения, беспомощна в мире систем и структур, где возникает новое и полностью исчезает старое. В скобках и бегло пример из биологии: принцип невосстановимости утраченной информации есть основа принципа монофилии (Дарвин) и принципа необратимости эволюции (Долло).

Информация есть результат выбора из альтернатив. Отсюда: творчество есть процесс запоминания случайного выбора.

Выбор – реализация одного из множества состояний системы; множество состояний системы = пространство логических возможностей выбора. Сам выбор есть результат операции выбора. Операция выбора определяется: 1) состоянием системы в момент осуществления выбора (это состояние называется: операнд); 2) состоянием внешней по отношению к системе среды (оператор). Обращаю внимание: внешняя среда необходимо входит в определение акта выбора; то, что обычно в управляющих системах считается активным элементом выбора – оператор – есть явление внешнее для системы и отсюда: менее активное, чем система; более просто устроенное, чем система (следствия из определения системы).

Новизна выбора есть информация о том, какое именно состояние системы реализовалось, по сравнению с той информацией об исходе выбора, которую мы имели, когда система находилась в состоянии, предшествующем операнду. Отсюда: новизна выбора определяется его неожиданностью (случайностью). Внимание: для описания выбора нам необходимо три состояния системы: состояние, предшествующее операнду (ввожу термин: предоперанд), операнд, выбор – а не два. Теория выбора – теория немарковских процессов, процессов с памятью, выбор нельзя описывать, не учитывая предпредыдущего состояния системы.

Творчество есть запоминание выбора, случайного по отношению к предоперанду. Далее. Только запомненная новизна имеет смысл в процессах развития. Незапомненное новое не есть выбор. Запомненная новизна и приобретение новых свойств структуры невозможно без изменения ее свойств. Следовательно, обязательно будет иметь место забвение части приобретенной ранее информации и понижение уровня преемственности. Отсюда: нет выбора без забывания чего-то прежнего. Далее: в процессе выбора система обязательно теряет устойчивость (для систем, удаленных от состояния термодинамического равновесия, устойчивость – синоним существования, полная потеря устойчивости ведет к смерти – смене закона композиции системы; массово-энергетический мир «не замечает» изменения – было тело, осталось тело, но был человек, стал труп). Значит, в процессе выбора система находится в локальном кризисе, и затем должна восстановить нарушенную устойчивость.

Структура боится новизны. Новизна есть шаг к гибели системы. С ростом количества кратковременно получаемой новизны растет вероятность гибели системы. Поэтому большие порции новизны система может получать только по частям, а не сразу. Чем больше порция новизны, которую надо воспринять, тем больше на это требуется системного времени.

К тезаурусу данной теории: структура и память относятся к одному объекту; преемственность и устойчивость – почти синонимы. Информация – качественная и количественна характеристика разнообразия, имеющегося в структуре системы и оцениваемая субъектом ее исследования. Ремарка: методология данной научной теории в обязательном порядке включает наблюдателя (исследователя). Построение теории выбора, информации, структуры и т.д. в «бессубъектном» пространстве, где нет исследователя – операция невозможная в силу противоречивости. Отсюда: это не объективистская методология науки. Испугавшимся этого: это более широкая методология; классическая объективистская методология научного знания, не включающая ученого, есть вырожденный случай этой более общей теории научного знания.

Поскольку после выбора и кризиса системе приходится восстанавливать устойчивость, в рамках новой целостной структуры трудно отделить новое от старого. Старое получает обновленное выражение, новое – историческую обусловленность. Насколько система целостна (=устойчива), настолько после совершения выбора затруднительно различение в ней нового и старого, приобретенного и уже-бывшего. Причинные объяснения, исходящие из операции выбора, не «цепляют» новых свойств изменившейся системы. Элементарное звено развития, т.е. минимальное звено процесса, на котором может изучаться выбор, включает ТРИ последовательных состояния системы (предоперанд, операнд, выбор).

Чуть-чуть формул. Пределы выбора. Полная свобода выбора; новизна дельта I=logN максимальна при равенстве вероятностей каждого N состояний. Отсутствие выбора; N=1, новизна дельта I=log1=0. В интервале между этими пределами новизна вычисляется по формуле Шеннона. Если система больше забывает, чем запоминает, то идет дестабилизация, разрушение структуры. Это: снижение организованность, объема памяти, уровня преемственности, надежности запоминания, при этом увеличивается свобода выбора (но: при сокращении пространства логических возможностей). Это ситуация возрастающей новизны, ее предел – выравнивание градиента со средой, исчезновение системы. Смерть.

Если система в среднем больше запоминает, чем забывает, то растут: устойчивость, организованность, объем памяти, надежность запоминания, увеличивается уровень преемственности. Уменьшается свобода выбора, но: рост организованности увеличивает пространство логических возможностей. Это – специализация системы. Роль памяти и инерционности системы растут, каждое следующее состояние все больше зависит от предыдущих. Предел такого развития: стагнация; невозможность дальнейшего роста организованности (без роста изменчивости). Система будет жить, пока ее не съедят внешние враги или внутренние противоречия: волк или рак.

Развитие системы идет галсами, все время меняя стратегию со специализации до дестабилизации. Слишком далеко по каждому курсу – тупик специализации (она начинает набираться автоматически, сменить курс больше не удастся), тупик дестабилизации (кризис перестает быть управляемым, система катится к гибели).

Выбор – в центре проблемы противоречивости любого развития. Нет постоянной стратегии, обеспечивающей долгую и счастливую жизнь системе, удаленной от термодинамического равновесия. Она может существовать, только непрерывно совершая акты выбора и творчества, согласуясь при этом со своим предшествующим развитием. Любая попытка выбрать из среды готовую «адаптивную» структуру есть принятие слишком большой порции новизны и смерть – потеря градиента со средой. Останется большой мир, который обеднеет на эту систему. Любая попытка отгородиться от среды навсегда высоко развитой системной специализацией – остановка времени, накопление внутренних противоречий, ожидание того. что среда сможет найти в защите системы брешь.

Разговор о свободе выбора и проч. – удивительно неполон, поскольку «свобода выбора» не описывает всей совокупности проблем, с которыми сталкивается теория выбора.
Tags: philosophy, science4, sociology6
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments