Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Детектив: как расследуется преступление

Детективный жанр имеет, конечною свои законы, но при этом видов детективов много – совсем по-разному делается классический детектив, или политический, или психологический. Не говоря уже о том, что это – англосаксонский жанр, и все попытки неанглосаксов написать детектив кончаются как-то странно – может, и неплохо, но… Достоевский писал детективы – это гениально, но это не детективы.

В конечном счете любой детектив – это история раскрытия преступления. Поскольку я был свидетелем такого действа – расследования – то могу рассказать о том, как это было. Сразу должен предупредить – поскольку преступление имело место в России, в Москве – у него есть своя специфика. По крайней мере, ничего подобного в англосаксонских детективах мне не встречалось.

Дело было при советской власти. Придя утром на работу, я обнаружил коллектив донельзя встревоженным самым экстраординарным событием. Администрация объявила, что у нас произошло преступление, и именно так это называли говорящие о событии сотрудники. Собственно, я поэтому так это событие и называю: если общество считает нечто преступлением, так оно и есть, не правда ли?

Этим утром, придя в свой кабинет, заместитель директора – дама очень представительная, ранее работавшая в министерстве, - обнаружила посреди кабинета огромную кучу, вершина которой была стыдливо прикрыта обрывками бумаги.

Сотрудники переговаривались, делясь недоумением, а затем были созваны Администрацией на собрание. Заместитель директора была красноватого цвета, в белом халате, но держалась достойно. Директор квалифицировала происшедшее как преступление и назначила одного из самых солидных сотрудников (зав. отделом) ответственным за проведение качественного расследования и нахождение виновного.

Через два дня – новое собрание. Отчет пострадавшей, зам. директора, о ее работе за год. Почтенная дама в общих выражениях сообщила, что работа была проделана огромная, просто очень большая, труд был затрачен неимоверный, сделано всего очень много. Но никаких конкретных деталей того, что сделано, она сообщить не может. Как раз третьего дня она написала годовой отчет, очень хороший и подробный, в котором все виды работ и результаты были очень хорошо расписаны. Отчет был отпечатан на машинке в одном экземпляре и лежал на ее рабочем столе в ее кабинете. Во время совершения позорящего ее преступления отчет был уничтожен, причем, так сказать, с особым цинизмом – да-да, те самые… обрывки… это был он, годовой отчет. Итак, она не может отчитаться в проделанной работе, работа за год погублена, она подвела коллег… невольно…. Сама она покрыта… позором… Взываю к сочувствию коллег… Волнение не дает мне говорить… Нет, восстановить отчет невозможно. Чудовищное событие так повлияло на память… Все детали работы заволокло какой-то мглой… Пусть тот, кто это сделал… Пусть он…

Речь замдира окончилась невнятно под всеобщее сочувствие.

Еще через пять дней – опять собрание. Главный докладчик – завотделом, которому было поручено вести расследование преступления. Ученый солидный, очень добросовестный и основательный, всегда в белом халате, курит трубку. Ну, что тут делать? И рад бы как-то иначе, ведь штамп – но он, наш главный детектив, действительно курил трубку.

Детектив рисует на доске мелом большую схему. Это – схема преступления. Отдельно – пространственная, с предполагаемым маршрутом преступника по зданию. Собственно, на плане здания обозначен кабинет замдира и коридор, ведущий к нему. Коридор в речи детектива назывался словом «подходы». Отдельно – схема по времени: опрос вахтера, время сдачи ключей от кабинетов, кто кого видел выходящим из здания и в какое время… Общий вывод – хотя четкого ответа нет, предварительное предположение – преступление было совершено вечером, после 20.25 – до этого времени вроде народ везде толокся, не могли такого не заметить. Но выражена эта мысль была с чрезвычайным достоинством.

Отчет об обследовании места преступления. Выводы: бумага на куче, использованная для прикрытия следов преступления, действительно является остатками годового отчета замдира. (Реплика из зала – ответ: нет, разобрать содержимое отчета не было возможности; преступник потрудился изрядно).

Далее: на куче найдено две горелых спички, что говорит о том, что злоумышленник действовал в темноте, подсвечивая себе место работы, и тем самым значительно достовернее становится предположение, что преступление произошло именно вечером. И сделано было сознательно: вместо того, чтобы наивно зажечь свет в кабинете и тем, возможно, выдать свое присутствие в запертом кабинете, преступник маскировался, и тем самым подтвердил, что шел на преступление сознательно. Справка из отрывного календаря, когда в этот день происходил заход солнца; временные даты совпадают с показаниями вахтера и сотрудников. Это было после 20.25.

Исследование объема, фактуры, структуры и, так сказать – извините, коллеги – консистенции кучи позволило детективу установить, что преступление совершено мужчиной несубтильных габаритов в состоянии сильного алкогольного опьянения. Реплика из зала: как определили, что мужчина? Ответ детектива: видите ли, объем… Опыт детектива свидетельствует, что даме такое не под силу. Про стадию алкогольного опьянения – тоже опыт…

Общий вывод. Круг подозреваемых сузился до восьми человек, но точно установить преступника нет возможности. (Реплика: мотивы? Ответ: они есть у всех). Частный детектив рекомендует Администрации обратиться в официальные следственные органы, для того предназначенные.

Через два дня в коридоре можно видеть молоденького лейтенанта милиции, розового от смущения и злости. Его окружают три почтенные дамы – верхи нашей Администрации. Лейт пытается отказаться расследовать – ему приходится. Дамы напирают, милиционер прижат к стенке, уйти флангами ему мешает шкаф. Дело будет заведено. Административные дамы извлекают из себя какой-то пузырек и суют официальному представителю государства. Он, дрожа, осведомляется, что это. Это – объясняют ему – в лабораторию МВД. Для анализа и идентификации. Сотрудники нашей организации будут рады оказать помощь следствию и пройти идентификацию – это дамы берут на себя. И пробу преступления они сами взяли, потому что видят, что энтузиазма в милиции нет, в нашей советской милиции, вот так… нехорошо это.

Лейт не берет пузырек. Он ссылается на срок давности. Дамы напирают. Шкаф трещит, но уйти не дает. Лейт в отчаяньи, пытается прокопаться сквозь стену, даже порывается пойти на бюсты дам, но тут же отброшен. Лейт прячет руки за спину. Дамы заматывают пузырек в бумажку и сами суют в карман представителю власти вещественное доказательство. Тот очень недоволен.

Ему еще всучили папку с надписью «Дело», где были, в частности, остатки того нечитаемого годового отчета. Чтобы все было правильно. Лейтенант бежал, за ним поспешала Администрация и требовала точно указать сроки, в которые детективное расследование будет закончено, и указать, когда сотрудникам приходить в МВД сдавать идентификацию. Лейтенант сорвался в галоп.

Все, собственно. Я еще скажу о нескольких не имеющих отношения к делу деталях. Пострадавший замдир через год покинула нашу организацию – не сошлась с директором, вроде как «ничего не делала». Завотделом долго пользовался у нас заслуженной славой детектива N1, и даже участвовал (с блеском) в раскрытии еще одного преступления на нашей же почве. Милицией дело раскрыто не было – очередной «висяк» и позор на мундире столичной милиции. А лаборант Иванов (что я, писатель, фамилии придумывать? Иванов, он и есть Иванов), вечно в кирзе, вечно слегка датый, - он потом ушел из нашей организации, егерем стал, потом браконьером… Он говорил, что отомстил падле за вечное нытье и придирки. А про отчет он и не знал, откуда там в темноте видно, что у дуры на столе, надо было бумажку… Я потом потерял Иванова из виду, и только в конце 90-х слышал, что он продал квартиру, деньги пропил и теперь бомжует. Но это не имеет совершенно никакого отношения к делу.
Tags: natural short-story4
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments