Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

М. Шульман «Набоков, писатель» (1998)

Вся она, от первого отступления до последнего знака абзаца – один большой знак вопроса, подобный буквице в средневековом тексте – затейливо изукрашенной и наполненной фигурками и травами полевыми. Фигурки столь разнообразны и занимательны, что можно часами рассматривать их, - забыв о том, что все вместе они, однако, составляют всего лишь один простой знак отсутствия ответа.

Кроме этой сигнатуры, в книге живёт язык. Перебирая прилагательные, которыми язык хвалят, я, подумавши, выбросил все эти «гибкий, ясный и красочный» – и решил сказать только об одном его свойстве. Книга о Набокове и в ней встречаются цитаты. Так вот: не дёргает. Обычно вкрапление цитаты оригинала в текст «пишущего о» вызывает полное обрушение страницы. А тут – встреча текстов проходит гладко.

Я был очень тронут высказанными мыслями. «Без грамматической ошибки…». Так вот: в тех местах, где автор высказывает важные для него мысли, он иногда забывает заботу о стиле. Отчего-то это создаёт очень тёплое настроение – «мы с тобой одной крови».

Ну… И её очень приятно читать.

Цитаты:

"Незначительность отклонения пошлого от того идеала, который оно мимикрирует... - только увеличивает предосудительность пошлости. Рядящаяся в чужую тогу пошлость есть "скверное подражание добру", то есть чудовищное снижение, - не упрощение, а подлог. Словно некий громоотвод, пошлость таится именно там, где пробегает молния, с тем чтобы отвести на себя, в песок, небесное откровение. Притягательная сила пошлости работает на том же горючем, что искушения Христа. Присягнувший пошлости, соглашающийся на могущественность в реальном мире - отказывается от иных владений. Видение "другого" мира засоряется..."

Последняя фраза книги (она бывает весьма значима – хотя кончается не автор, но всё же…):
«Руководствуясь начальным откровением, будто королевское достоинство заключено не в короне и не в кончиках ногтей, автор этой работы предпринял исследование, сравнимое с «преступным упражнением» Цинцинната или раздеванием Ольги в сновидении Круга, - лпбораторный результат оказался странно таким же. Король, как и его предшественники, снял, как шлем, голову, составил на пол кольчугу грудной клетки, отстегнул ключицы, сбросил ноги вместе с сапогами, кинул в угол руки, как рукавицы – пока от него не остался один перл его личности; но затем со смехом положил на стол и его (оставшись при этом королем), - и, уже невидимый, удалился»

Новый невидимка – плод аналитической работы, - действительно невидим, но следы его действий в тексте книги вполне ощутимы.
Tags: books2, literature2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments