Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Самостоятельная хозяйственная жизнь социума (7)

Теперь мы можем перейти к анализу оснований либертарианских экономических теорий. Утверждается, что эти основоположения могут быть прослежены у самых авторитетных либертарианцев, в частности, у Мизеса и Хайека. Однако эти авторы не являются сторонниками самых крайних либертарианских взглядов, или по крайней мере радикальные высказывания у них появляются достаточно редко. Тем более эти мыслители претерпели определенную эволюцию взглядов, и, например, Хайек в своей нобелевской речи, как кажется, начинает осознавать многие противоречия основоположений развиваемой им экономической теории, - каковые осознания были ему еще чужды в годы написания основных текстов, являющихся классикой либертарианства.

«Социальные науки - подобно биологии, но в отличие от большинства областей физического знания - исследуют структуры сущностной сложности, например, такие структуры, характерные особенности которых могут быть представлены только на моделях, построенных на относительно большом числе переменных.» Хайек. Претензии знания. Нобелевская речь.

«Организованная сложность поэтому указывает, что характер структуры демонстрирует зависимость не только от качеств индивидуальных элементов, из которых она состоит, или относительной частоты, с которой они проявляются, но и от способа связи данных элементов между собой.» Хайек. Претензии знания. Нобелевская речь.

Вроде бы и сами либертарианцы считают Хайека не вполне правоверным и последовательным. Это составляет обычную трудность разбора взглядов школы: даже один и тот же человек пишет разное в разное время, а уж несколько человек пишут совсем по-разному, и надо быть внутри школы, чтобы точно отличать, что есть правоверный взгляд, а что – искажение.

(P.S. Благодарю за рекомендованную мне статью Ротбарда «О реконструкции экономической теории…» - не то что стало все ясно, но хоть различия либертарианства и мейнстрима стали мне понятнее. Пусть либертарианцы не обижаются, если я иногда путаю их с теми, кого они к себе не относят. Это судьба любой секты – изнутри она очерчена резче, чем снаружи).

Чтобы увидеть основания либертарианства в более отчетливом виде, полезно обратиться к сторонникам более крайних взглядов, и притом к авторам достаточно наивным, чтобы высказывать и аргументировать свои убеждения. Таковым является, например, Мюррей Ротбард, сторонник элиминации государства и частного права (М. Ротбард. 2002. Власть и рынок. Государство и экономика). Убедиться в том, что взгляды Ротбарда не являются случайными по отношению ко всему пулу либертарианских высказываний можно, ознакомившись, например, с современным популярным изложением либертарианства в книге Дэвида Бергланда (Либертарианство за один урок. 1996).

На основании изучения текстов этих авторов (не исключая при этом и классиков либертарианства) можно выделить несколько базисных убеждений. Они ниже перечисляются в порядке убывающей важности. Такое расположение оснований либертарианства соответствует логике, но находится в обратном соотношении с легкостью выделения этих основных положений. Тем самым верхние положения отследить в высказываниях либертарианцев трудно, тогда как нижние легко могут быть подтверждены прямыми цитатами. Для выведения верхних основоположений уже требуется сопоставление цитат.

Верхние пункты являются в большей степени философскими, относятся к основаниям мировоззрения данного мыслителя и лежат далеко за пределами частных оснований экономических теорий. Пункты «нижние» являются более специальными и относятся уже к верхним этажам экономической теории. Они являются применением и уточнением высших мировоззренческих ценностей (верхние пункты) к конкретным фактам экономической жизни.

1. Человек по природе добр
Ротбард (2002, с. 3). утверждает, что человек имеет безусловное право собственности на самого себя. Это подтверждают и другие либертарианские авторы.

«Либертарианцы верят, что вы достойны жить свободной и независимой жизнью. Нам нужна система, которая помогает людям выбирать то, что они хотят в жизни; система, которая даёт им жить, любить, работать, играть и мечтать по-своему, на свой страх и риск, с кем и как они желают, принимая любые, какие бы ни наступили, последствия.

Либертарианский путь -- логически содержательный подход к политике, основанный на нравственном принципе самопринадлежности. Все либертарианские взгляды на спорные политические вопросы основываются на идее, что каждая личность имеет право сама распоряжаться своим телом, поступками, речами и собственностью» (Либертарианство за один урок. Дэвид Бергланд. 1996. http://www.libertarium.ru/libertarium/one_lesson)

Непосредственным следствием из представлении о собственности человека на самого себя (учитывая оговорку относительно принятия любых следующих из этого последствий) является возможность продажи себя в рабство. Тем самым либертарианство согласно вернуться к рабовладельческому обществу. Легко видеть, что именно такие следствия и будет иметь либертарианская идея, будучи примененной в реальности.

Почему либертарианцы делают такие сильные утверждения? Или, скажем иначе, почему они столь мало озабочены таким поворотом своих мыслей? Первый вариант: в силу цинизма: если человечество и отдельный человек хотят погибнуть, то не следует им в этом препятствовать. Вряд ли все либертарианцы являются законченными циниками. Другой вариант ответа: потому, что они считают. что человек по природе добр и, не будучи поставлен насилием в крайние условие, будет избегать столь тяжелых последствий. Именно по причине внутренней уверенности, что с человеком по большому счету все в порядке, либертарианцы допускают слабые положения в этом отношении.

«Сдержки и противовесы» в безгосударственном обществе заключаются именно в самом свободном рынке, т.е. наличии свободно конкурирующих полицейских и судебных агентств, которые легко можно было бы мобилизовать для прекращения деятельности любого незаконного агентства» (Ротбард, 2002, с. 12).

Одним из следствий из представления о врожденной доброте человека является вывод (4) о возможности «вечного двигателя» в социальном мире.

2. Человек по природе разумен

Предполагается, что рынок каким-то образом «дан» потребителю таким образом, что потребитель (и индивидуально, и коллективно) имеет представление о спектре товаров и услуг, их детальных качествах и ценах. Именно это подразумевается, когда говорится об адекватном ответе потребителей на изменение положения на рынке.

Сильное утверждение о том, что основная масса действий потребителей на рынке оптимальна по рациональным критериям.

«Потребители, конечно, не всеведущи, но у них есть прямые критерии, с помощью которых они приобретают знание» (Ротбард, 2002, с. 32).

Из положения о том, что каждый (?) человек умеет считать свои деньги и не купит один и тот же товар по более дорогой цене, если есть возможность купить по более дешевой (? - престижное потребление), делается вывод, что потребитель способен осуществлять сложнейшие подсчеты, учитывающие все факторы, реально влияющие на стоимость товара (в том числе те, которые не умеют подсчитывать экономисты). Так, потребитель якобы может соотнести с ценой товара стоимость пути до него (финансовую, физическую, психологическую и т.д.), отложенные аспекты функционирования товара (проявляющиеся через 3 месяца непрерывного использования), потребитель досконально разбирается в характеристиках продукта любой сложности (например, может оценить технические характеристики компьютера и проверить его соответствие заявленным показателям) - короче, потребитель является квалифицированным экспертом относительно всех товаров, представленных на рынке, или по крайней мере всех товаров, которые он потребляет.

Это положение стоит назвать презумпцией абсолютной разумности потребителя. Эта абсолютная разумность свойственна всем (или большей части) потребителей; разумность не может потерпеть ущерб от попыток манипулировать мнением потребителя (реклама и т.д.).

«По пути от замысла к реализации всегда случаются ошибки, но свободный рынок устроен так, что ошибки сводятся к минимуму» (Ротбард, 2002, с. 31)

Этот тезис ведет к двум положениям: об абсолютной разумности потребителя (в том смысле, что: на длительных промежутках времени и в каждое мгновение все потребители в целом ведут себя рационально) и об абсолютной целостности рынка

Если не принимать презумпции о разумности потребителя, нельзя принимать положение о адекватном регулировании рынком возникающих проблем со стоимостью товаров. Либертарианцы (Мизес, Ротбард и др.) противопоставляют ситуацию в демократическом государстве, где электорат не способен адекватно оценивать деятельность политиков, поскольку не имеет соответствующих знаний, действиям потребителей на рынке, где покупатель, по их мнению, обладает соответствующими знаниями. На деле ситуации симметричны, и рынок для потребителя не прозрачнее политического поля для избирателя.

«Избиратель не в состоянии оценить компетентность человека, за которого он должен голосовать» (Ротбард, 2002, с. 34).

Точно так же покупатель не в состоянии оценить качество товара и соотношение стоимостей товаров этой группы, представленных на рынке, которые он должен покупать.

В обеих сферах постепенно приобретается некоторый опыт на основе неполного знания различных ситуаций, и этот опыт ни за какой конечный период времени не позволяет выработать ответов, которые можно было бы признать окончательными или рациональными. В обоих случаях происходит изменение реальности в соответствии с идеями людей о должном, а не полная оценка происходящего и рациональные выводы на будущее.

Положения о исходной доброте и разумности людей, которые принимает либертарианство, следует понимать следующим образом. Не утверждается, что среди людей не могут появиться люди глупые и недобрые. Но утверждается, что если люди поставлены в условия, когда их личная свобода и право собственности чем-либо гарантированы, и обладая таким изобретением, как рынок, люди не склонны совершать нерациональные и недобрые поступки, поддерживают правильное функционирование рыночной системы, не проявляют тенденций к экспроприации чужой собственности и не стремятся лишиться своей свободы.

Из положения об разумности потребителя вытекает положение (3) о несистемности мира.
Tags: economics, sociology6
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments