Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Наши поколения: социологический взгляд

В статье В.В. Семеновой «Дифференциация и консолидация поколений» (2001) - попытка наши советские и постсоветские поколения как-то охарактеризовать социологически. Дело это трудное: очень они похожи по множеству параметров. Получилось у нее вот что.

Дореволюционное поколение (1900-х гг. рождения).

Первое советское поколение (1920-х годов рождения). Поколение индустриализации. «Герой поколения» - промышленный рабочий с деревенской ментальностью, с державной идентичностью (ассоциация себя с Россией в целом). Автор называет это поколение «дедами».

Второе советское поколение (1950-х гг. рождения). В детстве чувствовали оттепель, потом приняли перестройку. Переход к индустриальному обществу и массовому образованию. Первое городское поколение (горожан стало больше, чем крестьян). Зарождение двучленной идеологии: национализм и либерализм. Сужение социальной мобильности и уход поколения «в семью». Литературоцентризм, критика власти, постматериалистические ценности (интеллектуальные, эстетические, нравственные). Первое сытое поколение. Оттепель была слишком рано для этого поколения, перестройка – слишком поздно. В 90-е от них ожидали большой активности и выдвижения на первый план, но поколение «пропало»: нисходящая социальная мобильность, т.е. многообразные потери статуса. Массовая маргинализация в ходе борьбы за выживание. Автор называет это поколение «родителями».

Третье советское поколение (1970-х гг. рождения). В детстве почувствовали перестройку – примерно как предыдущее поколение – оттепель. Совокупность черт «советского человека» выражена еще слабее, чем у «родителей» - и тем не менее резкого культурного разлома не отмечается. Всего лишь продолжение: деды верили, отцы яростно сомневались, дети спокойно отторгают. Качественных же различий нет, все генерации – разные формы проявления одного традиционного советского проекта, хотя его влияние идет на спад. Автор называет это поколение «детьми»

После этого автор выделяет «молодые когорты» - то, что еще не соединилось в поколения. Вот здесь разлом ценностей: эти и не нюхали советского общества. Сразу очутились в современной России. При детальном рассмотрении (с перехлестом на прежде приведенную классификацию) выделяют рождение 60-х гг., рождения 70-х и рождения 80-х. Это, как говорит автор, «пока молчащие когорты».

Когорта рожденных в 60-е – росла в условиях «полной информационной блокады», «глубоко в недрах советского строя». Ядро когорты – потомственная интеллигенция с ориентацией на духовность. Еще в конце 80-х эта когорта, согласно всем социологическим опросам, подтверждала приверженность социалистическим ценностям.

К 90-м годам эти люди уже некоторое время работали, полностью социализировались, треть – с высшим образованием. Из них почти не появилось предпринимателей, многие продолжали еще долгое время трудиться в госучреждениях. Затем потеряли в профессиональном статусе и в шкале престижа. Их структура профессий плохо приспособлена к условиям рынка, их стиль жизни, воспитанный в обществе высокого (относительно) благосостояния приводит их в глубокий конфликт с нынешними условиями жизни. Потеряли в доходах, не ресоциализировались, из всех недавних когорт менее всего удовлетворены изменениями. Не обладают инновационным потенциалом.

Когорта рожденных в 70-е, ранняя социализация (10-15 лет) попала на перестройку. Иная информационная среда. Образование еще по инерции хорошее, и по инерции же – с советской символикой, но уже некусачей (до конца 80-х – пионерская и комсомольская организации в школе). Специфика ценностей – социальный нигилизм, отторжение от предыдущего поколения. Главное – быть не такими, как родители. Рано начали заниматься предпринимательством. Эта когорта – в наибольшем выигрыше от изменений. Автор называет когорту «нигилистской». Они же – успешные адаптанты.

Когорта 80-х гг. рождения. Первая когорта, вообще не знающая советских реалий. Не сравнивает две системы, не чувствует отторжения и ностальгии, просто живет в этом обществе как данном. Важные черты опыта: растущее неравенство в уровне и стиле жизни; высокие возможности потребительского выбора (первое поколение без дефицита), в мире без границ – со свободным перемещением, увеличение возможностей индивидуального выбора и отказ от патернализма.

Родители этой когорты – самое образованное советское поколение с ориентацией на либеральные ценности. Образовательная стратегия этой когорты – высшее образование как профессиональное (не статусное), т.е. как средство для достижения других целей, в первую очередь – материальных. Межпоколенческий конфликт у них не с поколением родителей, а предыдущей когортой «нигилистов», которых они обвиняют в чрезмерном прагматизме и жесткости. По данным Левады, они ориентируются на «общество успеха» (индивидуалистическое), «нигилистская» когорта в этом отношении колеблется (пополам предпочтения), более старшие когорты – предпочитают «общество равенства».

Излагать взгляды автора закончил. Настроение: Целыми поколениями люди зажевываются. И все надеются, что дальше будет легче, детям-то… Очень это интересная характеристика – потерянное поколение. Одно, второе… как падающие старушки. Наверное, из противоречия стало интересно – а что они делают? Ну, с точки зрения каких-то там «приходов во власть» и «радикальных изменений социального быта» они, может, потерянные. А что делают в жизни потерянные поколения, лишние люди и прочий такой народ?
Tags: culture, sociology3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments