Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Самостоятельная хозяйственная жизнь социума (12)

Претензии либертарианства к государству заходят очень далеко, и их следует рассмотреть чуть подробнее, чтобы стало ясно, почему либертарианство всегда находилось в оппозиции и не становилось господствующей экономической теорией.

Можно видеть, что в ХХ веке проявились два полюса экономической мысли, вокруг которых группируются все высказываемые концепции.

Один из полюсов либертарианцы называли «социализмом», разумея под этим словом, собственно, только плановую экономику. Экономические воззрения этого полюса мысли можно обозначить лозунгом, хорошо известным по социалистическому хозяйству: «План - это закон». Этот лозунг делает очевидным характерную черту этого полюса мысли: в хозяйственную сферу вводятся способы мышления о реальности, характерные для правовой сферы. Эти способы мышления и действия не пригодны для экономики, и в результате она начинает функционировать все более искаженно. Либертарианцы во множестве сочинений дали развернутую критику этих экономических теорий. Социализм признан негодным способом хозяйствования. Надо сказать, что решающим аргументом послужил крах социалистического лагеря. Среди множества пороков, которые либертарианцы (вполне справедливо) находили в социалистическом экономическом мышлении, они особенно настойчиво указывали на неэффективность этого способа хозяйствования и на отсутствие в нем регулирующего хозяйственную жизнь механизма - свободного рынка, с такой необходимой для экономической жизни реалией, как цены. При социализме (плановом хозяйстве), утверждали либертарианцы, нет и не может быть цен, а потому любо расчет эффективности невозможен. Правда, либертарианцы в своей всеобъемлющей критике планового хозяйства совсем не казались отмеченной только что мысли - что плановое хозяйство подразумевает вмешательство в хозяйственную жизнь элементов сферы правовой жизни, отчего экономика не может нормально функционировать.

Социализм повержен, но главенствующей (фактически) экономической теорией мира стала иная группа мыслей, которую называют кейнсианством (по имени известного экономиста Кейнса), интервенционизмом (по причине допущения возможности вмешательства государства в экономику) и дирижизмом (опять же, обозначая управляющие функции государства по отношению к экономике). Либертарианцы считают кейнсианство преемником социалистических идей. Кейнсианство не отличается строгой логической последовательностью, не признает крайностей планового хозяйства, соглашается с либертарианством по поводу свободного рынка, но считает возможным вмешиваться в функционирование экономической системы всякий раз, когда это кажется разумным. Кейнсианство (или дирижизм) главенствует в мире, поскольку везде государство собирает налоги, выпускает деньги, сбирает таможенные и акцизные сборы, не говоря уже о сотнях других типов вмешательств в экономическую жизни (протекционизм, дотации, огосударствление различных областей хозяйства и т.д.).

По сути. социализм и кейнсианство отличаются степенью, в которой они допускают вмешательство государства в дела хозяйственной сферы, и кейнсианство ведет себя компромиссно, но главной его отличительной чертой выступает, несомненно, глубокое проникновение государственно-правовой сферы в сферу хозяйственной жизни.

На другом полюсе экономической жизни находится либертарианство (Мизес, Хайек, Ротбард и др.), очень активное в области теоретической экономической мысли, но практически нигде не воплощенное во всей чистоте на практике. Либертарианство - вечная оппозиция, непрерывно присутствующая альтернатива хозяйственной мысли современности.

Либертарианство подчеркивает независимость хозяйственной жизни от государства, настаивает на автономии экономики. Более того, либертарианство предпочитает распространят экономический образ мышления (и действия) на другие сферы общества: с его точки зрения, государство подлежит уничтожению, сфера права должна стать частной (М. Ротбард высказал эти тезисы с особой отчетливостью), а культурные институты (наука, искусство, образование) должны стать самоокупаемыми. Крупные учебники по экономической теории на первых же страницах говорят сходные вещи (Хейне, 1992) о распространении «экономических правил игры» на все общественные сферы. В этом смысле экономический мейнстрим подобен либертарианству.

Однако это отстаивание собственных границ экономики - и отчуждение в пользу экономики множества явлений, с которыми невозможно работать так, как это умеет делать экономика, дополняется центральным тезисом либертарианства, в котором выясняется его сущность как экономической теории. Если теории плановой экономики заимствуют образ мышления у сферы государства и права, неправомерно распространяя это мышление на экономическую жизнь, то либертарианцы, так же не признавая за экономикой собственного. свойственного только ей идейного компонента, предпочитают работать в сфере экономики с помощью понятия, которое является плодотворным и действенным в совсем другой сфере общества - в сфере культуры. Главным экономическим понятием либертарианства является свобода.

Из главенствующей ценности свободы вытекают связанные с либертарианством политические идеи, которые, однако, совершенно не относятся к нашей теме, поскольку нас интересует, как выстроены экономические теории, которыми определяется та реальная жизнь, в которой мы живем, - поскольку каждый из нас вовлечен в орбиту хозяйственной жизни (так же, впрочем, как и в сферы культуры и правовую сферу).

Из центральной установки на свободу вытекают (если не логически, то подспудно и эмоционально) остальные основные позиции либертарианской теории - опора на взаимодействия индивидов, отказ от рассмотрения сложных систем и замена их стохастическими (по сути - безличными) отношениями неразличенных масс индивидов, представление о регулирующей роли рынка, которое является стохастически установившимся равновесием, которое не может быть дополнено, исправлено, развито - его можно только соблюдать, несмотря ни на какие жертвы или кажущиеся близкими успехи. Саморегулирующаяся система рыночной экономики ведет человечество по предначертанному пути хозяйственной эволюции, и человек не в силах вмешаться в этот процесс («Пагубная самонадеянность» - очень важное название последней книги Хайека).

Относительно планового хозяйства как вмешательства государства в хозяйственную сферу дело представляется ясным. Что же до того, что свобода является основополагающим принципом культурной жизни общества, а не хозяйственной, это сейчас не так очевидно и по этому поводу требуется сказать несколько слов.

Прежде всего следует очертить границы сферы культуры, поскольку это слово в современности - умирающий реликт, теряющий свое значение. В самом деле, сейчас с культурой сколько-нибудь уверенно отождествляют только сферу искусства. Благодаря СМИ, которые относят себя к сфере культуры, туда же чудесным образом все чаще относятся спортсмены, звезды шоу-бизнеса. Такую огромную и важнейшую для современного общества область, как науку, к культуре уже не относят в обыденном словоупотреблении. Между тем сфера культуры включает в себя науку и искусство, образование и религию, а также многие другие выделы общей социальной жизни, которые значительно труднее обозначить одним словом.

Основным признаком сферы культуры является свобода (творчество).
Tags: economics, sociology6
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments