Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Зигмунт Бауман, "Свобода", 2005

Вышла недавно очередная книга Баумана – неспешный разговор о свободе. В принципе, ничего нового, но акценты занятные. Сближает концепцию Бентама (прославленную Фуко – «Паноптикум», прозрачная тюрьма, контроль и наблюдение в принуждающей функции – и всё это в качестве средства свободного предпринимательства)и взгляды Парсонса, Вебера.

Центральный тезис Баумана: свобода – категория относительная, сравнительная (что скрывают). Говоря, что некто свободен, мы молчаливо подразумеваем другого некту, который не свободен в данном отношении. Отсюда – железный вывод: общество свободы всегда будет сильно дифференцированным обществом неравенства, господ и рабов – или, если угодно современнее – свободных и несвободных.

Это Бауман проговаривает несколько раз, с разных сторон. А вот чего не говорит – что он анализирует только одно понимание свободы, рожденное в англосаксонской культуре. Но, правда, это самый современный, актуальный и т.п. вид свободы. «Свобода от» - понятие, рожденное конкретным, прагматичным умом, не способным дать жизнь общим понятиям. Может быть, для теоретического разговора о всем понятии свободы этого недостаточно – но Бауман целит в современное общество, хочет говорить прежде всего о нем.

Бауман говорит о соотношении капитализма и свободы. Каждый из них сильно изменился за время сосуществования. Капитализм давно не определяется конкуренцией, перестал быть общедоступным, почвой для изобретательности. «Теперь это высокоорганизованная система, управляемая и контролируемая из ограниченного (и постоянно сокращающегося) числа контрольных центров…».

Изменился и свободный индивид. Но решения своих проблем ищет в иной сфере. Свобода выбора теперь открыта для больших масс. Выйти из «простых» в элиту капиталистического общества и в эпоху пионеров было трудно и случалось это редко, теперь же это – забываемый миф, его даже не пропагандируют – умер. В этом отношении свобода стала привилегией очень немногих. Свобода и успех стали развиваться в другой сфере – потреблении символических знаков успеха. Здесь свобода неисчерпаема. Это первая модель свободы, которой может следовать большинство: нет конкуренции (или она не слишком значима), символическое соперничество не приводит к выбиванию из игры.

Эта форма свободы дает выход общественной энергии – потерпевшие поражение в борьбе за власть и свободу могут найти себя в символической свободе. К тому же огромный ненасытимый рынок. «Потребительский рынок стал такой формой контроля, которую контролируемые принимают добровольно и восторженно…» «Захват производства (капиталом) остается обеспечен именно потому, что обнаружилась надежная… отдушина для потенциально угрожающего инстинкта удовольствия». «Из ненасытимого инстинкта наслаждения был устранен трагический момент. Реальность, как ее воспринимает потребитель – это и есть погоня за удовольствием.»

«Свобода – это вопрос выбора между большим и меньшим удовлетворением, а рациональность – это выбор первого, а не второго». Вот такие современные определения свободы и рациональности.

«…Общая картина не внушает особых надежд на перемены». Бауман говорит, что сложившееся общество устойчиво – в нем есть ненасытная дырка потребностей (искусственных, и потому бесконечных), от того востребовано производство, свобода есть у немногих, но многие не нуждаются в этой свободе – им хватает символических свобод, производных от выбора товаров в супермаркете, свобода как выбор из множества заранее заданных альтернатив. По мнению Баумана, современная общественная система скорее в добром здравии, чем в кризисе.

Деталь: «Эта система успешно вытеснила все альтернативы, кроме одной». Бауман говорит о том, что в «общем мнении» была специально выстроена искусственная система альтернатив: либо западное общество как есть, либо «тоталитаризм», о котором доподлинно известно, что он – хуже. Все, кого не устраивает западное общество, вытесняются в маргинальную альтернативу «поклонников тоталитаризма». Это очень занятный перещелк: в обществе нет теорий, а у людей нет мыслей о том, что возможны иные позиции, они думают в рамках этой бинарной оппозиции. От себя скажу: когда в обществе по какому-то вопросу есть дуальный выбор, смело можно предполагать, что обе альтернативы – ложные. Бауман предпочитает так не говорить. Он цитирует Ханну Арендт и Джоффа Денча и приходит к формуле: «коммунализм» важен для «простого народа» - это философия для слабых. Либеральный индивидуализм элит – это философия победителей. Мне же кажется, что и это – выстроенная дуаль…
Tags: books2, sociology2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments