Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Самостоятельная хозяйственная жизнь социума (23)

Первый круг хозяйственной деятельности (анаболизм стоимостей)

Вот таким образом выступает разделение труда на рынке. Современное общество - это общество работников, работающих не на себя, а на других.

Это касается общественного смысла разделения труда, а сам труд, как исконная экономическая категория, как-то изменяется в современной экономике или то, что о нем обычно пишут экономисты, вполне отвечает действительности?

К сожалению, ситуация с «трудом» не очень проста. Обычно в экономической теории «труд» всплывает два раза. Во-первых, когда дается определение товара. Товар - это какой-либо природный ресурс, даром появившийся в сфере экономики, и подвергшийся действию труда. Во-вторых, когда речь заходит о том, как труд должен оплачиваться. Тем самым с первых слов о труде мы попадаем в самостоятельные и сложные аспекты экономической науки. Мы упомянули природные ресурсы - это, в частности, вопросы о земле и полезных ископаемы, о воде и воздухе, о том, как они входят в хозяйственную жизнь человека. Мы сказали мимоходом о том, что они появляются в хозяйственной жизни даром - а это очень странное слово для экономики, выпихнутое на периферию этой науки, куда-то к разделу о завещаниях, наследстве и подарках. Дарение как категория хозяйственной жизни ушла из современного экономического знания, а между тем это одно из центральных понятий экономики. И затем мы упомянули об оплате труда, о деньгах, о стоимости труда - какое огромное количество крайне запутанных вопросов.

Есть, пожалуй, своего рода рабство в необходимости умолять других людей о помощи в удовлетворении наших нужд
Леон Баттиста Альберти

Прежде всего о том, каким образом труд входит в состав категорий хозяйственной жизни. Труд - категория, охватывающая всего человека, берущая не часть его, а аспект. Человек вовлекается в труд целиком. Оставим пока в стороне совсем особенные ситуации, когда кажется, что это не так - например, труд пролетария на конвейере. Такие виды труда оказались исторически преходящими, и сейчас их доля в хозяйственной жизни все снижается.

Что вытекает из того факта, что труд является аспектом человека, что человек весь вовлекается в процесс труда? Ровно то, что человек целиком погружается в хозяйственную жизнь, человек продается и покупается. Если труд является категорией экономики, то человек - это товар, предмет купли и продажи на рынке, даже если это сопровождается многочисленными пожеланиями, что так не должно быть. У Мизеса есть такая великая по степени неправдоподобия сцена - о всеобщей конкуренции работников, о деловитейших управляющих, которые заключают меж собой договоры о взаимных обязанностях. Управляющие ежемгновенно ищут более дешевых и умелых работников. Работники всех себя посвящают поиску более выгодных мест работы. Все держатся за свои рабочие места зубами. Управляющий выжимает из работника каждую минуту прогрессивной деятельности и боится потерять хорошего работника. Стоит управляющему несправедливо уволить хорошего работника - и его сместит более высокий управляющий: «Ага! Попался! Не умеешь работать с людьми!» В холодном поту работник вырабатывает все условия соглашения о работе, боится сокращения - но минута в минуту прекращает работу: договор выполнен, рабочий день закончился, и работник спокойно предается заслуженному досугу (то есть опять же ищет более выгодное место работы). Мизес утверждает, что это общество абсолютно свободных людей, которые ни в каких ситуациях не находятся в зависимости друг от друга, у них масса чувства собственного достоинства и нетревожный взгляд. Они свободны.

Фактом является то, что труд может быть вовлечен в хозяйственную жизнь общества, и тогда человек порабощается в хозяйственной сфере. В прежние эпохи это погружение было глубже, чем сейчас - хотя и общество было устроено совсем иначе, и человек был иной. Прогресс налицо - были рабы, крепостные, наемные рабочие, ныне рождается еще какая-то форма «человека экономического». Прогресс имеется, но тем не менее до тех пор, пока труд входит в состав хозяйственной деятельности, человек в обществе будет не свободен, будет зависеть от других по тем законам, которые диктуют хозяйственные отношения.

Есть ли возможность избежать такого положения дел, такого искажения хозяйственной жизни? Ведь порабощение человека в хозяйстве - не только хозяйственный вопрос. Порабощенный в хозяйстве не будет свободным ни в политической, ни в культурной жизни. Это и составляет одну из важнейших проблем современного либерализма. В современных демократических правовых государствах есть условия для того. чтобы человек был политически свободен. Духовная жизнь современных людей уже даже не свободная. а просто отвязанная, запретов не хватает. Но реальное течение жизни каждого человека таково, что он чувствует себя крайне зависимым, несамостоятельным. Свобода ускользает от людей в тех самых общественных организмах, которые провозгласили ее основной своей целью.

В современной экономике пришло время работать со свободным человеком, который в этом своем качестве неискаженным образом может участвовать и в других общественных сферах, - об этом, впрочем, речь впереди.

Что же сделать для того, чтобы вывести труд и трудящегося человека из структуры хозяйственной деятельности? Рецепт давно найден. В хозяйственную жизнь входит только продукт труда, но не сам труд. Так называемой заработной платы, связанной с числом отработанных часов, просто не существует... Хотя здесь - перебор. В области общественно-политических наук дело обстоит иначе, чем в науках естественных. Когда наука описывала процесс горения, она смогла доказать, что горючего вещества - флогистона - не существует. Горение происходит благодаря присутствию кислорода. А зарплату, раз она признается реальной, можно сделать реальной - и выплачивать работнику, и заставить работников бороться за увеличение оплаты из расчета на час рабочего дня.

Но с точки зрения здоровым образом организованной хозяйственной жизни ситуация должна описываться иначе. Работник продает на рынке (или - предпринимателю-посреднику) не себя и не свое время, а продукты своего труда. Сколько стоит этот самый продукт?

Стоимость - жуткая и поистине роковая категория экономики. Либертарианцы (и многие другие школы) решили этот вопрос «прагматически»: цена - это сумма, которую платят за товар на свободном рынке. Разговоры о «справедливой цене» есть фикция. Это красивое определение имеет множество параллелей: «Истина есть то, что возникает в результате правильного судоговорения», - говорят юристы. «Вид - то, что считает таковым хороший систематик», - можно услышать от иного биолога. Это остроумные определения, часто очень полезные, но функциональные. Когда станет ясно, кто такой хороший систематик, каково правильное судоговорение и свободный нормальный рынок, - тогда к этим определениям стоит вернуться.

А пока давайте не говорить о рыночной стоимости, о цене и т.д. Мы хотим сформулировать совсем простой первичный смысл стоимости труда работника - предположим, труд этот востребован обществом, товар распродается, ситуация стабильна. Сколько это стоит? Стоимость единицы труда работника стоит столько, сколько необходимо для того, чтобы работник смог произвести следующую единицу товара и реализовать его. Определение, конечно, слегка туманное - оно ведь включает не только прокорм работника в это время и закупку материалов и средств производства для произведения следующей единицы товара, но и отдых работника, и жизнь его семьи, и воспитание детей. На каком уровне? Какого рода «отдых»? Это уже очень подробные вопросы, и никто пока на них ответить не возьмется - мы же пока игнорировали все общество, у нас пока есть только работник, который производит один товар по определенной стоимости, и мы поклялись (от лица автора), что его товар будет пользоваться спросом. Отсюда до описания функционирования всей хозяйственной жизни еще далеко, но хоть что такое труд, мы сказали.

В современных экономических теориях дело решается просто: труд есть дефицитный ресурс и им все определяется.
«Теория, на которую опиралась финансово-денежная политика последних тридцати лет и которую я в основном соотношу с продуктами ошибочной трактовки собственно научных процедур, заключается в утверждении упрощенно позитивных корреляций между всеобщей занятостью и величиной совокупного спроса на блага и услуги» Хайек. Претензии знания. Нобелевская речь. http://www.russ.ru/politics/20021023-haek.html.

Сегодня очевидно, что труд является как раз не дефицитным ресурсом. Собственно, этого можно было ожидать из базовых предпосылок устройства рыночной экономики. Уже сейчас в Нидерландах 3 млн. работающих людей кормят 11 млн. неработающих (данные на 1996 г.), при этом работающие - это действительно все работающее население, независимо, занято оно в производительной или непроизводительной сфере. Уже сейчас или в весьма близкой временной окрестности можно будет сказать, что 1 работающий может прокормить - при эффективности созданных экономических систем - 10 неработающих. Однако ясно, что общество, устроенное на основании дохода, получаемого трудом, в таком случае либо обрекает большую часть своего населения на вымирание (или прозябание), либо должно изменить принципы, по которым оно устроено.
Tags: economics, sociology6
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments