Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Границы культуры

В статье В.В. Бычкова («Эстетика», сб «Культура Византии», 1984, с. 401-469), описывается
интересный феномен, наблюдаемый в культуре Византии.

«...здесь имеет смысл указать на один из значимых парадоксов византийского эстетического сознания,
объяснение которого еще ждет своего часа. Среди теоретиков искусства... существовала достаточно
распространенная (если не ведущая) тенденция, берущая начало в культуре эллинизма, к усмотрению и
поощрению в изобразительном искусстве экспрессивно-натуралистических и реалистических черт и
приемов изображения. Главное же направление византийского искусства... основывалось совсем на иных
принципах. Не натуралистичность, психологизм, экспрессивность и динамизм, но, напротив, обобщенность, условность, символизм, статика, самоуглубленность, этикетность и каноничность
характерны для него в первую очередь".

Итак, суть парадокса византийской культуры состоит в следующем: в трудах византийских теоретиков
искусства, в описаниях (экфразисах) картин, сделанных ими, прослеживается одна система оценок, а в
самом изобразительном творчестве - другая. Расхождение ценностей и приемов заходит так далеко, что
по описаниям современника вместо византийской иконы можно представить себе творение поздних
голландцев - реалистичное до натурализма.

Как можно объяснить эту загадку? По-видимому, дело в различных языках, присутствующих в одной
культуре. В Византии традиция литературная развивалась по иным канонам, чем традиция искусства
изобразительного. Византийский роман развивался непосредственно от эллинистического романа и
традиция литературных описаний была, в отличие от многих других черт византийской культуры,
достаточно реалистической (почти до натурализма), несколько даже эротичной, с вниманием к
психологическим и конкретно-бытовым подробностям. "Теоретики искусства", о которых говорит
Бычков, были в основном монахами, однако это были люди грамотные, образованные, и традиции
литературного творчества они брали из наличной культуры - у них не было иной традиции создания
описаний. В соответствии с бытовавшим литературным каноном они создавали описания картин и
оценивали картины и мозаики по правилам того культурного языка, которым они владели. А мастера
живописи, точнее, иконописи, придерживались совсем иных традиций. Они не контактировали с
литературными канонами (хотя это не значит, что они были совершенно не грамотны). Каноны
живописного искусства кардинально изменились со времен эллинизма. В результате в рамках одной
культуры - византийской - возникли разные языки культуры, и носители одного языка оказывались не
способны адекватно воспринимать творчество носителей другого языка. Такие вещи нередки при
контакте различных культур, принадлежащих к разным нациям. Красота византийского примера - в
том, что "проблема перевода", граница культуры проходит внутри византийской культуры, между
искусством слова и искусством краски.

Видимо, проблема взаимодействия языков может возникать (и затруднять взаимопонимание) даже внутри одного этноса, одной (формально говоря) культуры, внутри одного (примерно) слоя - образованных людей одной эпохи.
Tags: art, culture, history3, language
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments