Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Неуловимый Джо

Прочитал старую статью Даниэля "Диссидентство: культура, ускользающая от определений" (1998). Одна из основных мыслей - разнородным было диссидентство, таким разным, что никак это явление не определить, тем более, что было оно проникнуто определенной иронией и игрой (в социологическом смысле).

Что диссиденты совсем разные - согласен. Это всегда так, когда идет "борьба со злом". В борьбе со злом противники зла всегда разные и ссорятся - потому что объединены внешним образом. Согласие и единство возможно только при создании добра. А если где-то объявлена война со злом - гарантированно будут такие различия, что этих противников ничто кроме зла и не объединяет. Так что если имеется любая организация для борьбы со злом - пиши пропало. Сначала внутренний разброд, потом необходимая дисциплина и принуждение... Ясно. Организация против зла - противоречие в определении. Внешняя цель...

А про неопределимость диссидентов - там другое. Мне стало интересно, потому что уж больно многое неопределимо сейчас - и вроде бы гордится своей неопределимостью. Вот и мне было бы неприятно, если бы меня определили - ты, мол, такой-то и такой, относишься к тем, и звать тебя вот так. "-исты" какие-нибудь. Неприятно. И литературные течения не определить, и партии с движениями, и культурные всякие явления - за что ни возьмись, всё неопределимое, и чувствуется: тех, за кого пробуют взяться, радует, что они - неопределимы.

Я не против, мне только интересно: откуда этот страх формы? Не всегда культура была такой, да и сейчас (кажется) не все культуры таковы. Многим не свойствен страх формы, определения - разумеется, правильного и достойного. Если кого-то правильно и достойно определяют, это никаких неприятных чувств не влечет, а напротив - гордость... Так было. Теперь же иначе. Даже если согласен кто "определиться" - чувствуется надрыв. Мол, не запугаете, я знаю, сколь это неприятная штука, чтобы я признался, как меня можно называть - и с внутренним напряжением человек выкрикивает... Ну, там... я - православный, да! Или - интеллигент. Или еще что. Разве что гендерные определения еще держатся, как в обращении. Все "товарищи, граждане, господа" не прижились, и только самый последний уровень еще стоит - можно сказать "девушка, девушка..." или услышать "мужик, слушай..." - так и тут: признают себя мужчиной/женщиной пока без особого напряга. Хотя, может быть, и это тоже... заколеблется.

Так почему неприятно быть определенным - оформленным, ясным, высказываемым?
Tags: history2, psychology2, sociology3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 191 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →