Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

О истине в истории, и о единой теории истории

http://iten.livejournal.com/163624.html

iten
Как известно, существует ряд идей Дильтея и Риккерта о разделении наук о духе и о природе: с учётом такого разделения история, как наука, представляет собой нечто особенное, на неё не могут быть распространены методы естественных наук. Какие последствия имело появление такой идеи классификации наук?..

Согласно модели Дрея, модели рационального объяснения, «событие можно объяснить и понять, если удастся выяснить цель его участников, а также объяснить избранное средство, исходя из преследуемой цели». Модель Дрея может быть применима только к человеческим действиям, так как невозможно, например, с её помощью объяснить «намерение дождя падать с неба». Таким образом, существует разница между изучением природы и изучением истории, со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами. Одно из них - ввведение понятия «понимания» в историческую науку. «Понимание» при этом не является мистическим актом, это интеллектуальная теория, предполагающая, что «по крайней мере, часть исторических событий следует из намеренных действий исторических участников событий и что на уровне интенционального микрособытия единственной формой объяснения, которой мы располагаем, является интерпретация, связанная с восстановлением личности самого участгика события и мира, в котором он жил».
...
Почему я привёл все эти цитаты? Потому что я увидел дискуссию, меня заинтересовавшую: Иванов- Петров говорит о своеобразном «исключении истории из числа наук», в связи с "теоретической недостаточностью", о проблеме «что еще можно считать исторической теорией?» на фоне гибели всем известных привычных теоретических концептов макроистории в духе марксизма. Если говорить о моей точке зрения, то я не вижу во всём этом значительной проблемы, кроме того разговор о "ненаучности" истории мне кажется странным. Вполне возможно что дело заключается не в том, что история не подходит под критерии научности, а в том, что эти критерии недостаточно проработаны. В связи с этим отсутствие макроисторического подхода в современных исторических исследованиях говорит не о катастрофе исторического знания, а о том, что: а) в таком подходе, возможно, нет необходимости, а если она и есть, то при создании макроподходов мы столкнёмся с проблемой, о которой говорит, в том числе, Арон, с проблемой столкновения "общего" и "частного", уникального события с большим объяснением, в) это может говорить и о том, что в данный момент нет ещё достаточно материала для формирования новых макроисторических подходов, так как сегодняшнее развитие исторической науки идёт в тех направлениях, которые в данный момент не исчерпаны. В конце концов, сейчас есть плюрализм исторических концепций и подходов, который возможно, и является неким прообразом будущей большой теории. Что это может быть, что может быть новой теорией? Не знаю, конечно, но есть так называемый антропологический поворот, интерес к микроистории (тот же Арон, кстати, прекрасно объясняет, почему микрособытие в истории всегда является макрособытием, связано со многим событиями и поэтому его изучение не есть уход в частности), ориентация на междисциплинарные заимствования, и всё это, возможно, позволит совершить обобщение материала с учётом того факта, что нет единственного объяснения, есть возможность варьировать объяснения, удовлетворяющие при этом критериям научности.

ivanov_petrov
давайте будем, черт побери, плюралистами. дадим всем по серьгам. пусть будет дрей иметь свои цели - мне не жалко дрея. пусть гемпель насладится общими суждениями, как сможет. пусть антропологический подход повернется ко всем задом, а к лесу передом. я даже согласен, чтобы он нашел общий язык с феминистской парадигмой. в самом деле, какого полу тот абстрактный наблюдатель, который созерцает все, наговоренное историками? пусть они помирятся на 2/3 женского. но что мы дадим тому гаврику, который мечтает об общей исторической теории? мы ведь согласны отдать микроисторику всю совокупность вкусных случайностей, мы раздаем каждому, что он хочет. но останется ли у исторического пирога хоть что-то, что мы могли бы, как сухую корочку хлеба, кинуть любопытному буратино, интересующемуся какой-то дурацкой теоретической историей?

iten
Может, я слишком туп, но я хочу понять, зачем вам "теоретическая история"? В каком масштабе она вам нужна? Если брать отдельные исторические явления, то они вполне объяснимы, с точки зрения подходов, мелких теорий, как хотите называйте. В самом деле, скажите, иначе я не понимаю вас.

ivanov_petrov
в самом деле объяснимы? тогда больше ничего не надо, конечно. видимо. я плохо себе представляю - каким образом могут иметься множество мелких рациональных объяснений, которые объясняют все - и в то же время они настолько несопоставимы, что не образуют единой рациональной системы

iten
Может, я не так выразился, но я поясню. Допустим, революция 17 года, банальный пример: её можно рассматривать, исходя из различных подходов: как комплекс революций отдельных социальных групп, как некое явление в рамках теории модернизации, на уровне устной истории и истрии повседневности и так далее. При помощи этого можно дать некоторую картину явления, объёмную, насколько это возможно. Я не говорю о том, что можно восстановить всё явление - это вам никто и не скажет, так не бывает. Но, мы же его восстанвливаем, в том числе, и ради некоторой связи с последующими событиями. И если реконструкция позвляет нам иметь какое=то объяснение, показывающее важные нам вещи, то я считаю такую реконструкцию достаточной, а само множестов подходов выступает в данном случае своеобразной гарантией приближения к объективной картине. Что значит - все эти рациоанльные объяснения несопоставимы? Во-первых, мы говорим об одном и том же событии, и поэтому видим, где нестыковки происходят, а во-вторых, не сам подход является критерием истины, а есть некие критерии истинности, которые выходят за рамки отдельного подхода, методология исследования существует.

ivanov_petrov
допустим. перед нами дерево. мы зашли с трех сторон и нарисовали точный рисунок. конечно. это лучше. чем с одной - однако какие-то дупла и сучки можно упустить. гарантии полноты сторон нету - мы же не знаем. насколько полно то множество подходов, что у нас есть. закрывает логически возможные позиции. Но это - ладно, кто ж полноту-то представит... А какая существует единая методология исследования? Как я понял, все множество исторических подходов работает по единой методологии. Это очень, очень хорошо. Можно как-то сказать, что это за методология, где она ясно изложена, где прописано, как она преломляется в том подходе и в этом?

iten
Я понимаю, о чём вы, тем более, что вы так хорошо мне всё объяснили:). И я соглашусь с вами в том, что есть определённые трудности в наличии «теории». Однако, под понятием теории и под понятием методологии исторического исследования я подразумеваю не совсем то, о чём вы говорите. Вот понятие «теории для историков», о котором пишет Джон Тош: «Во многих дисциплинах теория представляет собой выделенные на основе накопления изученных данных общие положения (иногда законы). Историки же практически не используют этот термин в таком значении. Для них теория обычно означает интерпретационную схему, придающую исследованию импульс и влияющую на его результат. Историки резко расходятся во взглядах на необходимость этой процедуры. Некоторые четко придерживаются определенной теоретической ориентации; другие признают значение теории как стимула, отправной точки, но выступают против подгонки под нее исторических фактов; третьи же рассматривают теорию как злостное посягательство на автономию истории как научной дисциплины».

Как видно из этой цитаты, абсолютно все историки считают, что анализ фактов и оригинальных источников есть история, но при этом возникает вопрос: каким образом придать всем этим фактам общую рамку, хотя бы для того, чтобы создать масштабное исследование или написать учебник. Вот тут возникает необходимость наличия теории. И она появляется и даже не одна, а несколько, в виде, как вы отмечали, «подходов». Но главное значение играет не она, главное значение играют некоторые методологические принципы, на которых базируется историческое исследование, и которым любая теория должна удовлетворять. Вот несколько орывков из Тоша: «Интерес к изучению истории во многом связан с тем, что она является как бы перекрестком, где сходятся задачи многих дисциплин. Историки превращают эти задачи в свои собственные, помещая их в рамки исторического контекста и исторического процесса. Они отвергают те интеллектуальные позиции, что лежат над или за пределами истории; остальное они ассимилируют, тем самым неизмеримо обогащая ее предмет», он говорит о том, что в истоическм объяснении всегда должно учитываться следующее: «различие, то есть признание, что нашу эпоху и все предыдущие разделяет пропасть… Цель историков – «не просто раскрыть подобные различия, но и объяснить их, а значит погрузить их в историческую обстановку». Второй компонент исторического сознания – контекст. «Предмет исследования нельзя вырывать из окружающей обстановки – таков основополагающий принцип работы историка». «Но история – это не просто коллекция моментальных снимков прошлого, даже самых ярких и контекстуально богатых. Третий фундаментальный аспект исторического сознания – это понимание истории как процесса, связи между событиями во времени, что придает им больший смысл, чем их рассмотрение в изоляции».

То есть для меня лично важным является следующее: история является наукой, но есть её специфика, как науки, которая выражается, возможно, как раз в значительной роли общих методологических принципов исследования, являющихся основой для совмещения теорий и объяснений по поводу каких-либо исторических событий. Возможно, что то, что я говорю это чушь. Как ваше самочувствие, кстати? Я спросил по поводу этой дискуссии совета у Елены Косиловой, она сказала, что вы обычно правы, и она не является специалистом в этом вопросе.

ivanov_petrov
Вы сказали вовсе не чушь - у меня и мысли такой не было. Я ведь выступаю в легкой позиции - сомневаюсь, придираюсь и прошу ответа в форме, который бы меня устроил. За такое обычно б.м. подробно посылают... учиться. А Вы взяли на себя труд попробовать объяснить. Спасибо за подробный ответ с такими хорошими цитатами. Другое дело. что ответ меня не очень устраивает... Тоша я не читал, а к цитатам нетрудно придраться, показав неудовлетворительность его слов. Но зачем? Достаточно отчетливо видно. что методология водяниста и неполна, даже хорошенько не отрефлексировано то. что в ней сказано. не говоря уж о том, что можно было бы сказать, но историки чураются теоретического знания, и наседать на них, требуя абстрактных законов - дело неблагодарное. Скажут, что их интересуют только факты - и голенькими пойдут королями дальше. Я бы рад найти что-либо другое, но - не видел, и - видимо - такого и нет. Дело еще в том. что я и сам думаю, что никакой теории. состоящей из законов. в истории не существует. В ней можно наскрести теорию типов - хоть историки не сделали пока и этого, но и такая теория не будет описывать очень многого. Но Вы расказали мне много интересного. я немного пережду и попробую вернуться к этой теме... Может быть, получится удачно. Самочувствие в порядке... в рабочем порядке.

iten
Взял вчера почитать "Устроение общества" Энтони Гидденса, там , во введении, говорится об этих проблемах наличия теории в социальных науках вообще, в самой книге есть пару страниц по этому вопросу. Если кратко - всё безнадёжно, классическая "теория" в социальных науках не может появиться.
Tags: history2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments