Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Герберт Хан. Оружейный мастер (3)

После полудня была большая охота. Там было дело и сокольничему. «Сегодня королевский охотничий праздник. Будут все охотники. Не хочешь ли и ты пойти», - сказал он Кузнецу.

А он с радостью был готов. Что ему иначе делать? На завтра приготовляться нечего. И он подумал: «Если не выручит меня цепочка, то все равно все пропало».

Вместо оружия он взял дубину. Она ему подходила лучше всего.

В лесах того королевства были всякие звери, за которыми только можно охотиться: всякие птицы, дикие звери всякой величины и всякого вида. Олени, лоси, кабаны и даже волки и медведи. Там стоял визг, лай, крик и гвалт. Охотники разделились на большие и маленькие группы, и много зверья было перебито.

Оружейный мастер был до того оглушен этим шумом, что шел то за теми, то за другими. Вдруг, даже не заметив как, он очутился один в густом лесу. Ему это было все равно. Он пробирался через мелкий терновник и вышел к склону, поросшему темными соснами. Дневное Солнце так обогрело склон, что кузнец присел отдохнуть и закрыл глаза, наслаждаясь покоем. Теперь ему снова был совсем близок образ королевской дочери.

Когда он пришел в себя, то он не знал, как долго он сидел, грезил ли он наяву или немного заснул. Со склона, из-за больших сосен доносился глухой, почти рычащий стон. Он подождал еще – не ошибся ли он… Но стон повторился, и он вскочил посмотреть, что там.

Но сейчас же отпрянул, потому что сразу за деревьями зияла глубокая, неприветливая пропасть. А край пропасти был совсем красным – там лежал большой Лев, и у него из глубокой раны сочилась кровь…

«Не бойся меня, - сказал он Кузнецу, - тебя и таких, как ты, я еще никогда не обижал». Лев говорил с трудом и очень медленно. Это просто разрывало сердце жалостью.

«Как это тебя, милый Лев, так поранили охотники?» - спросил оружейный мастер. «Охотники… Они ко мне и близко не подходят; моего дома в старой ясеневой роще не видел еще ни один человек. Меня поразил злой великан, и сражаюсь я с ним уже с незапамятных времен. Напав сзади, он поранил меня стрелой. И теперь исходит сила из моего сердца. Старое предание гласит, что мы будем сражаться до тех пор, пока один не убьет другого. На мне сбывается это предсказание. Если не случится чуда, то я умру еще до ночи, и на Земле будет царить великан. Горе тогда людям, горе многим существам. Они будут очарованы и примут облики рысей. Я еще могу примириться с тем, что я должен умереть. Но здесь в пропасти, далеко от моей ясеневой рощи, - с этим я никак не могу примириться». С глухим, громким рычанием опустил голову раненый зверь, и это невольно вызывало благоговение.

«Разве нет средства тебя вылечить?» - ласково спросил оружейный мастер.

«Есть. Но только где его достать. Нужно чистое золото, не купленое, не краденое, не выторгованное. Это золото надо сделать жидким, влить в мою рану, и оно вернет мне силу и здоровье. Но откуда взять такое золото?»

«Да вот оно», - воскликнул оружейный мастер и с быстротой молнии вытянул свою цепочку.. – «Не крадено, не куплено, не выторговано. Только как его сделать жидким?»

Огненным взглядом окинул Лев цепочку: «Хорошее золото, чистое золото», - голос его был внятен, только немного дрожал. И он взглянул на солнце. Его глаза становились все больше и светились так необычайно, как будто они смотрели глубоко в солнце и даже сквозь него. «Все чудеса вместе, - воскликнул он. – Солнце стоит на пороге, оно переступает его лишь однажды в сто лет. Держи цепочку на Солнце, и она превратится в текучее золото».

Уже нельзя было медлить. Оружейный мастер поднял цепочку. Но едва не закричал. Цепочка раскалилась и так жгла, как будто хотела сжечь его дотла. Он согнулся от боли и хотел выбросить цепочку. «В левую, в левую», - закричал Лев, который следил за ним с горящими глазами. Оружейный мастер быстро переменил руку. Теперь он мог держать цепочку, хотя его правая рука еще болела и горела. Левая же рука не испытывала никакой боли, на ее чистой серебряной поверхности, как в чаше. Струилось золото, ставшее жидким. Все оно претворилось в чудесную алую жидкость. Только внутри мерцала голубоватая капля. Это был замочек цепочки, потому что Солнце растопило алмаз.

«Теперь скорее», - сказал Лев. С бьющимся сердцем влил оружейный мастер золото в рану. Несколько капель пролилось. Лев сейчас же нагнулся и подлизал их. «Доброе вино из земной крови, - сказал он, - но в нем я вкушаю грядущее». Он потряс своей гривой, выпрямился и встал во весь рост свой. «Сын человеческий, - сказал он, - ты не раскаешься, запомни мое слово. Я знаю, что ты сделал, я знаю, что ты еще должен сделать и сделаешь. Все звезды говорили со мной, когда раны были открыты. Не уходи еще отсюда. Опусти свою дубину, вон она лежит, в мою кровь. А об остальном не печалься. Я хочу опять встретиться с Великаном. И запомни еще одно: на вторую ночь я разорву всех рысей».

Одним прыжком перескочил он через пропасть и исчез за хрустящими ветками. Оружейный мастер попрощался с ним, радостно ликуя. Когда же он. Как ему было велено, опустил свою дубину в львиную кровь, то произошло чудо. Дубина превратилась в чистое золото, и стала такой тяжелой, что он едва мог ее поднять. Что ему до сожженной руки. Он вскинул дубину на плечо, бодро пошел и весело вернулся домой. Как раз в это время вернулся домой и сокольничий.

«Ну, подстрелил ты большую птицу?» - спросил сокольничий, смеясь. «Нет, зато я принес себе новую птичью жердочку», - сухо ответил оружейный мастер.
____________________
Потом доскажу.
Tags: literature, myth
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments