Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Самостоятельная хозяйственная жизнь социума (37)

Специфика управления в государственной, хозяйственной и культурной сферах общественной жизни

Правовая сфера в современности, отличаясь традиционно выработанной и «понятной» структурой, тем не менее включает в себя меньше, чем должна. Выше уже говорилось, что труд не является экономической категорией, трудовые отношения - это область государственно-правовой деятельности. В труде как таковом (вне его хозяйственной специфики) люди выступают в своей человечности, как равные друг другу, и регуляция трудовых отношений должна областью компетенции государства. Иначе говоря, в экономической жизни должен происходить только обмен товаров. В современном обществе идет еще ряд обменов на чрезмерно, злокачественно переразвившемся рынке: кроме обмена товаров, еще обмен прав и труда. Права и труд не могут выступать на рынке, иначе сферы общественной жизни перепутываются и начинают функционировать по чуждым им законам. В современной жизни точно такая же путаница происходит при обмене товаров на идеи и ценности.

Из «принятых» в экономической жизни сейчас товаром не является не только труд, право, идея (авторское право), но и земля. Право на землю образуется совсем иначе, чем собственность на товары, произведенные работником, и то, что называется торговлей землей, относится к деятельности государства - правовой сфере, а не хозяйственной (как и «право» на свет и воздух, жизнь - в отличие от либертарианского понимания. Либертарианцы полагают, скажем, что человек является собственником своей жизни, так что может продать эту свою собственность. Либертарианцы считают такую возможную сделку одной из гарантий свободы человека: никто не может, мол, лишить человека его частной собственности - жизни, коли он ее не купил. Однако человек не производил жизнь и землю как товар, он может использовать результат наличия у него этих ресурсов, но сам ресурс не входит в хозяйственную жизнь. Тем более, что операции со «свободой» находятся вне границ того, с чем может работать хозяйственная жизнь. Тем самым либертарианский лозунг о том, что жизнь можно купить у ее владельца - это лозунг не свободы, а лозунг рабства, и такую трактовку он получает не от злоумышленности либертарианцев, а по причине недостаточно четкого определения ими границ хозяйственной сферы общества.

Можно еще одним образом, чем это было сделано выше, постараться указать, что должно приводить человека на «руководящий пост» в той или иной общественной сфере - это позволит с еще одной стороны подчеркнуть различия этих сфер. В хозяйственной жизни первостепенную роль играет опытность, конкретное знакомство с данным делом, условиями его «времени и места», множеством частных особенностей. В государственно-правовой сфере люди отбираются по общечеловеческим качествам, это могут быть «любые» взрослые здоровые люди, способные решать попадающие к ним задачи именно как универсальные и общечеловеческие, пригодным для всех (максимального большинства) образом. В сфере духовного производства, культуры, на первое место выступает талант (способность к творчеству) и профессионализм (далеко не то же самое, что количество опыта!).

Столь же различными следует ожидать механизмы формирования «элит» (или «правительств») каждой из сфер. В государственно-правовой сфере сейчас становится более или менее привычной во всем мире процедура демократических выборов. У этой процедуры имеется множество недостатков, от многочисленных возможностей управлять процессом - и до отчужденного положения избирателя в политическом процессе. Но пока трудно сказать, чем можно было бы заменить демократические электоральные процедуры. Есть основания полагать, что хотя бы некоторая часть недостатков этих процедур будет истреблена при становлении трехчленного общественного устройства. Например, отчужденность избирателя от политического процесса есть следствие угнетенного положения духовной (культурной) жизни в обществе при доминировании хозяйственного его аспекта. При установлении правильных отношений между общественными сферами можно ожидать изменений культуры вплоть до того, что общество перестанет быть «массовым» и «культура молчаливого большинства» сменится множеством культур весьма активно высказывающихся групп избирателей.

В хозяйственной сфере пока нет даже зародышей того, что могло бы выступить как управляющие органы хозяйственной сферы общественной жизни. То немногое, что здесь можно сказать, сводится к следующему.

Управление в современном мире более не может быть частичным процессом, то есть таким, в котором можно население четко разделить на две части - управляемых и управляющих. В прежние века истории человечества это встречалось повсеместно, но сейчас люди сильно изменились и столь «зашитые» способы управления более не годятся. Теперь любой орган управления людьми должен по самой своей структуре и устройству включать всех людей, с которыми будет иметь дело данный властный (управляющий) орган, данная функция управления. Так, в современных политических властях мы видим многочисленные институты, призванные способствовать вовлечению людей в принятие решений, в выбор тех, кто эти решения будет принимать и осуществлять.

К тому же типу должны относиться и органы управления хозяйственной жизнью. Поэтому современные органы реального управления экономикой - советы директоров крупных компаний, объединения известных экспертов, президенты банков, - все такие управляющие органы несовременны. В органы хозяйственного управления должны входить не только «управляющие», но и те, кем они управляют. Более того, хозяйственный процесс устроен таким образом, что люди в нем по необходимости взаимодействуют друг с другом, помогают друг другу - это сновной закон экономики с разделением труда. Но в торговых сделках люди противостоят друг другу - как продавцы и покупатели, как продавцы в тех или иных отношениях конкурирующих товаров.

И вот те управляющие организации в области хозяйства, которые должны быть созданы, должны быть устроены на указанном принципе полноты (или можно назвать его принципом противоречивости) - представленности в управляющем органе всех потенциально конфликтных групп по данной проблеме. Такой тип управляющего органа можно назвать «ассоциацией», можно придумать совсем другое слово – важна суть.

В торговую, промышленную или банковскую ассоциацию входят стороны, заинтересованные в даноом виде деятельности. Чтобы дать реальный пример, представим себе существующий книжный клуб. В нем состоят читатели и предприниматели, они вместе определяют преимущественные направления (наименования) закупок. Читатели, определенным образом (подписка) обязуются выкупить тот товар, который отцщет предприниматель. По этой причине для предпринимателя снижается риск сделки, требуется меньший объем оборотного и основного (склады) капитала, из-за чего он может несколько снизить цены на свой товар и привлекать в свой клуб потребителей еще и этим. Это возникает ассоциация.

Пример, конечно, частный. Однако существуют многие десятки тысяч продуктовых магазинов, которых можно назвать «микромонополистами». Ясно, что ближайший к жилью потребителя продуктовый магазин может претендовать на степень монополии, сравнимую с ролью Microsoft в программном обеспечении. И многие из таких магазинов образуют «клубы», куда входят постоянные покупатели, определяющие подбор товаров и примерный уровень цен на них - и обязуются выкупать эти товары. В эти «продуктовые» ассоциации иногда входят не только «магазин» (предприниматели) и покупатели, но и службы доставки разного уровня и специализации.

В книжке Мейса (Мейс, 1997) описаны примеры ассоциаций в банковской сфере. Банки, известное дело, дают кредиты под проценты. Весь вопрос в величине процента - в стоимости «сегодняшних» денег по отношению к «завтрашним» и в величине риска. Стоимость денег меняется в зависимости от множества причин - от «личных» свойств заемщика (условий займа, степени платежеспособности) и до ситуации на мировом рынке валют и политической обстановки в данной стране. Описанные Мейсом банки дают деньги на общих основаниях, а кроме того включают в свою структуру ассоциацию заемщиков и кредиторов. Смысл ее в том, что заемщик (и кредитор) выступают не как безличные хозяйствующие субъекты, которые рискуют в ситуации займа и стремятся минимизировать риск за счет увеличения (уменьшения) процента. Заемщик знакомится с ассоциацией, входит в нее, объясняет, на что конкретно он собирается потратить деньги, описывает черты и свойства своего проекта - и вполне возможно, что его цели придутся по душе совокупности кредиторов ассоциации и те сочтут возможным выдать ему ссуду на льготных условиях,, - вплоть до участия в его предпринимательском риске.

Таких примеров можно найти многие сотни из разных областей хозяйственной деятельности - тех, что уже существуют и успешно работают. Таких ассоциаций должно быть много, много больше. Ясно, что эти ассоциации могут входить в непосредственное отношение друг с другом, могут объединяться в более широкие ассоциации по смежности хозяйственных процессов, по отраслям хозяйства и т.д. Эти ассоциации могут выстраиваться в вертикальные объединения все большей мощности, и вершинные советы таких ассоциаций и могут претендовать на то, чтобы выступать в качестве управляющих органов хозяйственной деятельности. Важно только помнить, что это не должна быть «ассоциация потребителей электроэнергии» и ассоциация «объединеных энергосистем», а именно совместная ассоциация производителей и потребителей электроэнергии, которая внутри себя может решать сложные и конфликтные ситуации, не делая эти конфликты проблемами общества в целом.

...Особое внимание - вопрос о том, в скольких таких ассоциациях может быть членом один человек. Кажущееся возражение - не успеть. На это - компьютерные конференции, сайты с приемом заказов, голосованием и общением. Другие способы...

...Что же до сферы культуры, обеспечивающей духовную жизньобщества, то в ней управление должно быть выстроено на более или менее понятном (хотя и совсем не принятом в современности) принципе профессионализма. Говоря грубо, врачами могут управлять только врачи, учителями - учителя, а математиками - математики. Это не лишает сферу культуры ее доли проблем (никаких кисельных берегов не предвидится и профессиональное управление наукой и искусством еще предстоит в значительной степени выработать), но это по крайней мере не является предложением настолько радикальной новизны, что его требовалось бы особенно подробно объяснять.

Позиция «микромонополистов» - маленьких местных торговых точек - принципиально не отличается от «естественных монополий» вроде глобальных средств связи, ресурсных консорциумов и т.д. Добыча стратегического сырья и доставка почты, авиарейсы и международные банковские операции - все это ивды хозяйственной деятельности и государство к ним не должно иметь отношения. Примерно такова в этом вопросе и позиция либертарианцев, - с тем непременным добавлением, что их целью, помимо того, является ослабление современной государственной сферы, в то время как ее надо усиливать. Государство уже стало чрезвычайно слабым, ослабляет его и неправильное сращение с хозяйственной сферой, и целью должно быть правильное разделение сфер общественной жизни и усиление сферы государственно-правовой до ее естественных границ.
Tags: economics, sociology6
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments