Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Самостоятельная хозяйственная жизнь социума (39)

Можно говорить о незабываемой жизни или незабываемом моменте даже тогда, когда все люди о них забыли.
В. Беньямин, «Задача переводчика»

Тем самым в глубине второго круга экономического цикла, где происходит умножение и превращение стоимостей, можно выделить три важнейших составляющих, важнейших в содержательном, а не, скажем, в финансовом отношении. С одной стороны приходят чисто-экономические отношения, связанные с капиталом и предпринимательской деятельностью, вносящей инновации и организующей процесс превращения стоимостей. С другой стороны, входят в процесс отношения между предпринимателями, экономическим хозяином и работником. Это правовые, а не экономические отношения, они не входят в собственно-экономическую жизнь, хотя сейчас такое заявление оказывается противоречащим действительности. Все, что об этом следует сказать, - то, что уже достаточно различных событий произошло в ХХ в., чтобы понять, что действительность бывает фальшивой, ложной. Бывает реально существующая ложь, - и, в частности, к такой существующей лжи относится «естественный» вопрос о том, что договор об оплате труда относится к экономической сфере общества. Третья оставляющая - материально-технический прогресс, научно-техническая революция и прочие вещи, - приходят в конечном счете из сферы культуры.

Поскольку мы выяснили, какой тип деятельности относится к какой сфере социальной жизни, мы можем увидеть, что работа предпринимателя с капиталом относится в основных чертах к культурной (духовной) жизни, имеющей дело с талантами людей (вспомним фигуру Новатора, о которой так романтично рассуждал Й. Шумпетер).

Сейчас гипноз монетаристского подхода и представлений о всеопределяющей роли выгоды в экономике приводит к тому, что кажется «очевидным», что любой предприниматель, капиталовладелец «хочет» и может хотеть только выгоды. Однако эта очевидность - просто ложь, что легко видеть, если говорить и исследовать реальных предпринимателей. Многие из них хотят сделать определенное дело в обществе, многие - создать приемлемые условия жизни для своих работников. Они имеют множество самых разных целей, которые ставят перед собой сами. Другое дело, что в больной социальной системе их цели часто проваливаются, им приходится львиную долю сил вкладывать в средства, ведущие к этой цели - создание рентабельного (в современных экономических условиях) предприятия, приносящего фиксированную (международной экономической ситуацией) долю прибыли.

Как мы уже говорили, капитал есть прежде всего идея, идея в сфере хозяйственной жизни, а все игры с деньгами, якобы вполне заменяющими капитал, идут в совсем иной плоскости, которую мы в данном аспекте рассмотрения задевать не обязаны. Поэтому в своих корнях и основах «второй круг» экономической деятельности непрерывно подпитывается из сферы культуры, откуда приходят люди, обладающие идеями, и идеи, овладевающие людьми. И поэтому изменение современных экономических условий должно происходить еще и в том направлении, чтобы элементы организации управления культурной жизнью, частично указанные выше, проникали в эту часть экономической жизни, в часть, связанную с работой капитала и предпринимателя.

Говоря упрощенно, деятель культуры «зарабатывает» на столько, насколько оценивают его творения чуткие к ним люди, т.е., скажем так, в меру своего таланта. Если он не может заработать на жизнь таким способом, он вынужден работать в сфере государственно-правовой или хозяйственной, а творческим трудам посвящать свой досуг. По сути так же устроена жизнь предпринимателя. Часть дохода предприятия является областью правовых, а не экономических отношений, и выплачивается работникам по решению государственных органов (назовем это минимальной зарплатой). Далее имеется еще одна часть, связанная с производством и реализацией некоторого объема товара. Эта часть делится между предпринимателем и работниками тоже согласно определенным правовым нормам. Наконец, остается еще доля прибыли, которой дело обязано предпринимателю, и он может свободно решать, как ему тратить эту долю, сколько вкладывать в производство, сколько платить работникам и сколько брать себе. Но в связи с тем, что предпринимательство есть область духовной жизни, это свободное свое решение предприниматель дожен гласно объявить и обсудить с членами ассоциации, в частности, - с работниками своего пердприятия. Совершенно неуместно определят технические подробности принятия таких решений (обладают ли, например, работники в этих вопросах голосом совещательным или могут быть только информированы), но ясно, что такое увеличение степени прозрачности производственных решений благотворно скажется на социальной обстановке. Ведь каждый работник будет знать, каким образом его конкретные усилия входят в мировую жизнь. Лучше всего об этом говорит старая немецкая история о строителях Кельнского собора.

…Либертарианцы правы, что сейчас только свободное распоряжение капиталом отвечает экономическому устройству общества, и любые попытки государственного регулирования вывести распоряжение капиталом из области индивидуального таланта и распорядительности в область безличных общечеловеческих сил, действующих в области права, приведут к разрушению (заболеванию) социального организма. Однако либертарианцы не осознают, что такое положение дел связано по своей сути не со спецификой устройства экономики, а с тем, что именно в этом месте в хозяйственную сферу социальной жизни проникают импульсы от культурной, духовной сферы общества, отвечающей за все, что исходит от дарований индивидуальных людей.

Именно из этого момента вытекает двойственное отношение к частной собственности, к вопросу, который считается «заведомо» решенным почти всеми и тем не менее не решен в своей принципиальной основе почти никем, ив том числе либертарианским экономическим воззрением. Либертарианство считает право частной собственности основой человеческого общества, на которой выстроена человеческая цивилизация. Главным считается поддерживать незыблемость института частной собственности, - и все приложится.

Мы же, после проведенного анализа взаимодействия сфер общественной жизни должны придти к следующей логике рассуждений. Когда идет разговор о том, что свободный предприниматель должен распоряжаться капиталом (средствами производства) как своей собственностью, свободно и невозбранно, то основанием этого является не право, а благо общества, - как мы уже говорили, предприниматель, исходящий из духовной жизни, должен для блага общества иметь возможность приложить свой талант. Но если его производство становится собственностью другого, неспособного человека, то здесь право собственности начинает работать против закономерностей развития экономической сферы. И требуется вмешательство правовых и культурных инстанций, которые изменят права владения так, чтобы капитал (собственность) вновь мог перейти в руки талантливого предпринимателя. Образно выражаясь, право собственности непрерывно черствеет, становится мертвенным и препятствует правильному течению экономической жизни. И требуются непрерывные регулирующие вмешательства из других сфер общественной жизни, раз за разом приводящие к оживлению отношений частной собственности. Такое решение равно не схоже со «стандартным» правовым, на века данным решением о частной собственности в буржуазной экономике и совсем иное, нежели то, что предлагала социалистическая экономика, одинаково отбирающая собственность у всех в пользу государства - институции, более всех не способной справляться с собственностью на благо общества.

Если говорить о живом примере, где подобные отношения по поводу собственности уже действуют, то это будут наиболее молодые сферы права собственности (кстати, подвергающиеся яростным атакам либертарианцев - см. Ротбард). Речь идет об авторском и частично о патентном праве. Как известно, в общих чертах, избегая всех частностей, можно определить ситуацию в этих сферах права следующим образом. Пока творец (автор) жив, он яляется владельцем авторских прав на свои произведения. После его смерти эти права не переходят к наследникам, а становятся общим достоянием.

По тому же принципу должно быть устроено распоряжение правом на капитал (средства производства). Правовые органы не могут вмешиваться в судьбу капитала, их задача - обеспечить переход прав от прежнего владельца, который более не является тем. что Шумпетер называл Новатором, к тем инстанциям культурной сферы общества, которые компетентны определить, каким образом лучше распорядиться капиталом - то есть кому лучше его передать. Это означает возникновение Фондов экспертов деятелей культуры и предпринимателей, возможно - упомянутых ранее ассоциаций, которые временно берут под опеку потерявшее собственника производство и решают их дальнейшую судьбу. говоря груба - не пытаясь оговорить всю безмерность исключений и трудностей, собственность остается в руках данного лица до тех пор, пока приносит пользу обществу (или, скажем, пожизненно). По достижении предела в этом отношении она переходит к новым предпринимателям, которые берут ее на тех или иных условиях в кредит, как кредитный капитал.

Такой способ управления собственностью сейчас достаточно развит и распространен, но находится на периферии экономической жизни. Например. во многих европейских странах подобным образом происходит финансирование научных работ. Скажем, в Великобритании правительство перечисляет каждый год фиксированную сумму на, например, «социальные исследования». Эта сумма поступает в Фонд, во главе которого стоят крупные социологи и деятели культуры, люди очень известные и авторитетные. Фонд объявляет о раздаче грантов, и конкретные исследователи подают проекты на конкурс. Правительство при этом ограничивается пожеланиями о том, какие темы с его точки зрения было бы важно исследовать. Иногда пожелания правительства исполняются, иногда - нет. Деятели культуры, распоряжающиеся деньгами, знают, что не дать денег правительство не может (это скандал), себе они эти деньги не берут, а передают другим, собственное их положение весьма устойчиво - так что причин бояться неудовольствия правительства у них нет, и они выполняют его пожелания, если находят их разумными и видят пути к удовлетворению этих пожеланий. Однако этот и другие примеры подобного свойства, конечно, не описывают «норму» экономической жизни. Эти отношения прорастают в экономике по краям, в областях, связанных с передачей средств от госудатства в культурную сферу, но все же показательно, что именно эти способы передачи собственности появляются в современной экономической жизни, в целом устроенной на иных основаниях.

В скобках следует заметить, что этим предложением не расформировывается право наследования. Предприниматель, отказываясь от ведения дел, может дать рекомендации, кто мог бы успешно это дело продолжить, и странно было бы не прислушаться к этим рекомендациям. Другое дело, что жесткого перехода права собственности на капитал по наследству не должно быть. Кроме того, ясно, что все эти замечания касаются собственности на производство, на капитал, а не на личную собственность, остающуюся областью правовой жизни.

Еще раз для ясности укажем ту экономическую причину, по которой невозможно оставлять собственность на капитал в сфере действия правовой жизни. Как уже не раз говорилось, все процессы в экономике, построенной на разделении труда, происходят при взаимодействии и взаимопомощи людей. Поэтому капитал, образующийся у предпринимателя, всегда является продуктом труда всего общества, а не только личным вкладом предпринимателя. Поэтому в конце концов капитал должен вернуться в распоряжение общества, а не только наследников данного предпринимателя.
Tags: economics, sociology6
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments