Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Т. Липпс, Философия природы, 1914

О вере естествоиспытателя.

Следует длинное рассуждение о системе, целом, состоящем из элементов. Спрашивается, где находится целое - либо в элементах, либо вне их. Оба ответа приводят к абсурду. Затем выдвигается:

"Я не принадлежит к явлению в противоположность являчющемуся, в этом последнем действительному. В нем действительное переживается так, как оно есть. Здесь нам не нужно более искать действительное под покровом явленийЮ так как здесь и единственно только здесь явление и действительность совпадают. Если мы спрашиваем, стало быть. о том, какова действительность сама по себе, то ответом может служить лишь указание на я. Действительное, насколько оно непосредственно существует и непосредственно достоверно, есть сознание. Чем оно может быть еще и помимо того - это сначала остается в неопределенности. Я этого не знаю; в том же пункте, который я обозначаю сознание или я, вопрос является разрешенным. Здесь действительное переживается, и в то время, как оно переживается, оно не сознается, а существует.

При этом следует помнить, что такое я не есть элемент действительного, так как таких элементов не существует; но действительное, сама единая миросубстанция является я или сознанием и именно, в каком либо пункте, а затем и во многих пунктах.

Раз, однако, существование я заключается в том, что оно себя переживает, раз оно заключается в этом особенном "идеальном существовании", то мы должны быть последовательны до конца, т.е. мы должны не утверждать о я ничего такого, что не есть нечто переживаемое. А это значит, в частности. следующее: если мы будем утверждать о нескольких я, что они образуют единство или же что они объединяются в единстве действительного, то это объединение может быть только переживаемым объединением.

Переживаться же это последнее может лишь некоторым я, которое переживает в себе индивидуальные я и которое, делая это, переживает себя, как их единство. Равным образом и поскольку эти я образуют единство не только между собою, но и с действительностью вне их, это действительное, находящееся вне индивидуальных я, в свою очередь должно быть действительным. переживаемым выше означенным я. В таком случае основанием действительного оказывается я или сознание. Это - мировое сознание; единство мира есть единство этого я. Уже выше я намекал на то. что только при таком условии слово единство мира обладает вообще смыслом.

...При всем том, естествознание остается тем, что оно есть, а именно, наукой о пространственной или материальной природе. Этим мы снова отождествляем, как и раньше, пространственно формленное действительное с материей. Действительно. для естествознания, в качестве характерного признака материи, остается только пространственное оформление. И материя представляетсобой обозначение некоторого способа расмотрения в себе неизвестного нечто; но только этот способ рассмотрения необходимо присущ естествознанию. Можно сказать. что как естествознание, оно неминуемо мыслит "материалистически", а это значит лишь то, что оно рассматривает действительное, являющееся его пердметом, как пространственное, а потому и как материальное. Оно делает это ннеминуемо подобно тому, как неминуемо "мыслит механимтически2. И то. и другое дано в связи друг с другом, причем последнее скорее получается из первого. Естествознание мыслит механистически потому, что оно мыслит материалистически. Если мы скажем. что его способ мышления материалистически-механистичен, то в сущности мы дважды повторим одно и то же. ...

...К этому естествознание должно отнестись с должной серьезностью, должно также и в том смысле, что оно обязано мыслить материалистически, а стало быть и механистически по отношению ко всему внешнему миру. Это не значит того, что естествоиспытатель знает, будто внешний мир повсюду допускает чисто материалистическое и механистическое познание. Для естествоиспытателя нет такой догмы, равным образом ничего общего не имеет естествознание и с вопросом о том, присущи ли действительному, как такому, в каком-либо его пункте пространственные качества, существует ли стало быть в дейсвительности нечто подобное материи. Задача естествознания должна быть. разумеется. отличаема от такой догмы и такого вопроса. Естествознание в силу такой своей задачи необходимо руководствуется максимой или регулятивной идеей, требующей повсеместного осуществления такого материалистического и механистического понимания. Такая же максима заключает в себе веру или практический постулат. Это - вера в возможность подобной задачи, вера в то, что задача эта может быть распространяема все далее и далее, что за пределами границ, достигнутых в каждом данном случае, доступное чувственному восприятию действительное будет закономерно упорядочиваться, излагаться на языке пространственности и, благодаря этому, механистически познаваться. Этот постулат мы можем кратко обозначить, как постулат общего материализма и механизма всего данного в чувственном восприятии.

Этой максиме и этому практическому постулату естествознания мы противопопставляем "миросозерцание"; при этом, под словом миросозерцание я подразумеваю всякое мнение не о закономерности действительного, а о его качественности. Я подразумеваю под этим каждую попытку ответить на вопрос о том, что есть действительное само по себе.

При таком понимании слова миросозерцание исчезает всякая возможность естественнонаучного миросозерцания, в котором бы имело место утверждение, что в действительности существует нечто, подобное материи, т.е. что какое-нибудь действительное само по себе обладает пространственными качествами. И еще менее возможным является такое материалистическое миросозерцание естествознания, которео устанавливает бессмысленное положение, будто все действительное вообще материально, или же позволяет рассматривать себя только, как материальное, т.е. выражать на пространственном языке.

Однако, все это уже потому не возможно, что естественнонаучного миросозерцания вообще нет, т.е. потому, что по самому своему существу естествозание не имеет ничего общего с миросозерцанием и совсем не спрашивает о качественности действительного представляющего собою предмет его рассмотрения...

Естествознание, как сказано. противопоставляет свою задачу миросозерцанию всякого рода и всякой попытке установить таковое. Это значит. что оно отклоняет вопрос о том, существует ли материя, и возвращается к своему способу рассмотрения. Вместо ттого, чтобы высказывать бессмысленные заверения о том, будто все действительное материально или может быть выражено только на протсранственном языке, оно твердо держится своей максимы по мере сил материалистически постигать внешний мир и в нем происходящее. Благодаря этому, на место догмы, универсального механизма, становится намерение выполнять по возможности задачу механистического постижения внешнего мира и соответствующая вера в то, что эта возможность не ограничивается в этом или каком-либо другом пункте"
Tags: philosophy2, science3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments