Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Организация экономики (4)

«Верхний этаж»: связь с культурой
Теперь обратим внимание на еще одно название верхнего полюса экономики – тоже не вполне совпадающее с прочими смыслами, но позволяющее нам продвинуться в понимании экономической организации. Верхний полюс можно представить себе как культуру, как область свободного творчества. В верхнем этаже экономики находятся те, чья задача – изобретать, создавать новое. Это предприниматели, ученые, технологи, управляющие и т.д. Эти работники придумывают, как лучше организовать труд, как сэкономить труд. Такое продумывание, такая творческая работа требует свободы.

Если быть более точным, культура есть самостоятельная и независимая от экономики сфера социальной жизни, но – поскольку все сферы социума являются его частями – они взаимосвязаны. Экономика на этом своём третьем этаже имеет выход в сферу культуры, непосредственно с ней взаимодействует.

Экономика как сфера социальной жизни должна быть свободна именно потому, что существует – из экономических соображений эффективности – этот самый верхний этаж экономической организации. Культура может работать эффективно только будучи свободной. Это не моральное требование (тем более что мораль не применима к социальным объектам вроде экономических групп или социальных сфер), а именно простой факт: творчество возможно и в условиях несвободы, но оно будет более эффективным и развитым, если свободно. Отсюда вытекают требования автономии области экономики от государства, а также культуры от государства и экономики.

Тем самым верхний полюс экономической жизни, соприкасающийся с культурой, требует свободы для эффективного функционирования экономики. Эта свобода проявляется разнообразно, и свобода предпринимательства – только одна, небольшая часть этой столь необходимой экономике свободы. Можно вспомнить, что верхняя часть экономики живет, экономя труд нижней части, и это подразумевает создание всё новых машин, материалов, способов добычи и транспортировки энергии – всё то, что мы подразумеваем под технологиями, которые обновляются наукой. Это, в свою очередь, означает, что речь идёт о свободе научного исследования, свободе мысли, свободе слова и свободе образования.

Возьмём всего один пример, чтобы разобраться в том, как сейчас западные формы воспроизводства организованной экономики понимают решение этих проблем. Когда речь идёт о свободе образования, западный образ экономического мышления (собственно, единственный, массово представленный сейчас способ), решает проблему следующим образом. Имеется некоторое множество образовательных учреждений. Эти учреждения не созданы современной жизнью – они пришли из прошлого и выстроены во многом за счет государственного заказа на образование и государственных стандартов. Эти учреждения переводятся на коммерческую основу и должны быть самоокупаемыми. Студенты платят за образование, а это значит, что они платят за то, что пригодится им в будущем. Тем самым они пытаются следовать запросам работодателей – насколько студенты в состоянии понять эти запросы. Работодатели. В свою очередь, не способны представить, что необходимо для развития некой области знаний или технологий, - это вне их компетенции. Они «заказывают» в образовании то, что у них уже есть – для воспроизводства естественной убыли специалистов. Тем самым то, как организовано «свободное» образование на экономической основе, мешает эффективному функционированию экономики. Для развития «верхнего этажа» требуется именно свободная, автономная культурная жизнь – в этом случае этот этаж будет быстро развиваться и сможет разработать достаточное количество средств для экономии труда на нижнем уровне.

«Нижний этаж»: связь с правом
Если мы теперь обратимся к «нижнему этажу» экономики, мы сможем в связи с ним также найти особую сферу, не являющуюся в собственном смысле экономической, но которая сейчас рассматривается как часть экономики – подобно тому, как при рассмотрении верхнего этажа мы вынуждены были обратиться к рассмотрению сферы культуры, которая тесно связана с тем. что делает этот верхний этаж экономики.

Здесь удобно обратиться к рассмотрению категории труда. Как сейчас рассматривается труд, достаточно ясно – это один из товаров, который имеет определенную цену. Другое дело, что этот товар продается вместе с временем – в современной экономике продается не продукт труда, а рабочее время. Время теснейшим образом связано с личностью человека. Материалистические века Нового времени осознали связь пространства и тела, связь протяженности и телесности. Выражаясь метафорически, можно сказать, что эту формулу Спинозы и Декарта социальная жизнь материалистического времени овеществила в особом новом институте – институте тюрьмы, тюремного заключения. Тюрьмы особенно развились в Новое время, которое имеет телесные представления о человеческой свободе.

Из этой уже осознанной связи легче понять, что категория времени столь же тесно связана с духом, как протяженность – с телом. Из этой весьма философской посылки вытекает, что нельзя продать время, не продавая дух. Именно в этой связи можно говорить, что наемный труд, труд, рассматриваемый как товар, является одной из форм в длинном ряду форм человеческой зависимости – таких, как рабство, колонат, серваж, крепостное право и т.д. То положение, которое занимает труд в современной экономике, является рудиментом совсем других отношений, вплетенным в современные хозяйственные отношения.

Понять, какое место должен занимать труд в современной социальной жизни возможно, если мы обратим внимание на представление о «праве на труд». Имеется достаточно распространенное убеждение, что в хорошо устроенном обществе всё работоспособное население имеет возможность работать. Это – начальная форма осознания того, что труд – не экономическая, а правовая категория. Право имеет дело со всеми социальными отношениями, в которых люди выступают как равные друг другу, отсюда всеобщность правовых установлений, отсюда вытекает понятие справедливости, применимое только в правовой сфере. Иного места у справедливости нет – там, где люди не могут рассматриваться как равные, справедливость неприменима.

При продаже труда, при помещении его в область экономических понятий, возникают искажения в общественном устройстве – точно так же возникали бы искажения, если бы справедливость применялась в области, например, творчества, так что человек мог бы сказать: почему вот этот совершил столь замечательное открытие? Я ничуть не хуже его и тоже хочу пользоваться славой, полагающейся открывателю! Социальная жизнь делается людьми, что означает: нарушение «законов» общественного устройства вполне возможно, общество может существовать с такими нарушениями, но в нем происходят болезненные реакции и люди расплачиваются за те ошибки, которыми они наполнили общественные отношения. Это очень неприятное свойство социальной жизни – установления и институты делаются одними людьми в одно время, а платят за них другие люди совсем в другие времена; в отличие от «первой природы», где за попытку пройти сквозь стену платят шишкой, убеждающей в невозможности этого, во «второй природе» пройти сквозь стену можно, и можно даже узаконить прохождение сквозь стену, но за это приходится платить, и очень дорого, неожиданными следствиями, возникающими подчас в совсем далеких областях социальной жизни.

Из продажи труда возникает равнодушие, пронизывающее все сферы социальной жизни, то равнодушие и вялость, которыми сейчас пропитываются все сферы политической и культурной жизни. Наемный труд – источник социальной апатии. Люди живут в ситуации, когда наиболее близкие к ним социальные явления, те, что происходят у них на работе – им безразличны, поскольку их интерес «привязан» к оплаченному времени. Тем более им становятся безразличны явления в «большом социуме» - политические и прочие. Верным является ощущение, что людям платят за то, чтобы они не занимались любимым делом, ощущение, что всё и везде находится не на своём месте – это плата за продажу труда.

Труд должен быть выведен из состава экономических отношений, трудовые отношения должны регулироваться правом. Все следствия этого кардинального изменения экономической жизни здесь разбирать невозможно. Важно лишь указать то направление, в котором может развиваться мышление об экономическом устройстве.

Организация в экономике
Наша простая трёхуровневая схема, послужившая метафорой экономики, привела нас к представлению о напряжении между полюсами экономической жизни. Рассматривая, как там увеличить «третий этаж» экономики и уменьшить «первый этаж», мы подошли к тем сферам общественной жизни, с которыми взаимодействует экономика: к сфере культуры и сфере права. «Сверху» в экономику проникают импульсы свободы, исходящие от культуры (напомню: это не моральное долженствование, а условие нормального функционирования культуры, и потому эти импульсы свободы возникают в экономике объективно, независимо от осознания людьми необходимости этой свободы), а «снизу» в экономику проникают из сферы права импульсы закона, справедливости и равенства. Такое образное рассмотрение позволяет поставить вопрос: а чем же характеризуется сама экономика, как самостоятельная сфера общественной жизни?

Выше говорилось, что мы рассматриваем эти три слоя экономики, если угодно – три слоя людей, занятых в работе на земле, в промышленности и в сфере, способствующей интенсификации и экономии труда в других областях, - мы рассматривали их как состоящие и фирм, экономических организаций, которые взаимодействуют друг с другом, договариваются, устанавливают связи, и чем длиннее цепочки таких организаций, чем сильнее связность экономической сферы, тем она более развита, устроена более здоровым и эффективным образом.

То же самое можно сказать и об отдельных людях, которые работают в этих экономических организациях. Если мы посмотрим внутрь любой организации, мы обнаружим, что проблемы находятся всегда внутри фирмы, а не снаружи. Какие бы ситуации мы не рассматривали, всегда окажется, что самая тяжелая проблема состоит не в трудности выполнения заказа, решения какой-то задачи и т.п., а всегда лежит внутри фирмы, сводится к взаимодействию людей.

Внутри фирмы, где ситуация не замаскирована внешними и во многом иллюзорными проблемами, связанными с теорией рынка, конкуренцией и проч., мы можем увидеть, что основные проблемы. С которыми имеет дело экономическая сфера – это проблемы взаимодействия людей. Если мы выйдем за границы элементарной клеточки, экономической организации, мы снова увидим то же самое – мы ведь говорили, что эффективность экономики зависит от длины цепочек из организаций, а это значит – зависит от взаимодействия организаций. Подобно тому, как во многих вопросах приходится снимать покров денежных отношений, скрывающий истинный характер экономики, точно так же конкурентный характер отношений, которые согласно рыночной теории связывают субъектов экономики, оказывается всего лишь не слишком важным аспектом взаимодействий, маскирующим истинные проблемы. И если мы проникнем под этот покров, мы увидим, что экономика – это область взаимодействия людей и коллективов людей, область договоров, умения находить согласованные решения и совершать согласованные действия.

И тогда мы сможем понять, почему так трудно решать эти проблемы, почему из всех сфер общественной жизни экономика – наиболее молодая и неразвитая. Взаимодействие сознательных субъектов, которые не подчиняются авторитету, не регулируются внешне прилагаемыми законами, такое взаимодействие свободных субъектов представляется задачей современности, и решить её, конечно, очень сложно. Сейчас только начинают вырабатываться какие-то представления о том, как следует действовать в этой сфере. Такая древняя сфера социальной жизни, как сфера права, тысячелетиями накапливала формы, в которые удобно вместить ее содержание. Огромные усилия вложены в формулировку законов, в разделение различных областей законодательства и прочие аспекты правовой жизни. По сравнению с этой значительной деятельностью всё то, что развито сейчас в экономике, понимаемой как сфера, в которой люди должны уметь договариваться друг с другом, есть всего лишь первые шаги, наивные, неумелые и любительские. И тем не менее это является задачей современности – в которой столь стремительно развивается экономика, и особенная задача России, в которой экономика развита столь слабо – научиться строить экономические отношения, научиться договариваться между собой отдельным людям, организациям и коллективам, состоящим из людей.

Истинный объем этой задачи можно представить, если продолжить известную мысль об автономии экономической сферы общественной жизни. Если утверждается, что экономическая деятельность независима от государственной и культурной жизни, не может управляться государством, это означает, что экономика должна управляться изнутри, то есть – что в коллективе людей – каким бы он ни был, от отдельной фирмы через национальную экономику и до экономики глобальной – должны быть наработаны формы взаимодействия, которые позволяют людям управлять своими экономическими действиями. Это не может быть управлением со стороны государства и права – это должно быть внутреннее действие экономических субъектов, и потому оно не может быть основано на законе и насильственном принуждении к подчинению, а только на договоре и осознанном следовании ему. Поиск того, чем управляется человеческое взаимодействие, на чем может быть основано согласованное действие связанных между собой общим делом людей, того, что могло бы лечь в основу экономической жизни, как равенство лежит в основе жизни правовой и свобода – жизни культурной, поиск такого принципа и способов его осуществления и представляет собой выработку современных форм экономической жизни.
Tags: economics
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments