Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Наездники: Ихневмониды Ichneumonidae и прочие



Большинство ихневмонид мяса не едят: взрослые наездники питаются нектаром цветов и охотятся только для продолжения рода. А многие и вовсе во взрослом состоянии не питаются. Зато очень любят наездники пить, собираются около водоемов или лакомятся росой. Живут они 1-2 месяца, многие из них - сумеречные или ночные насекомые. Правда, некоторые наездники (Scambus buolianae) «распробовали» мясную пищу. Самки стали охотиться только ради собственного пропитания, а ухватки охоты остались прежние, паразитические: самка наносит удар яйцекладом, потом расширяет рану круговыми движениями, затем поворачивается и пьет гемолимфу. На такого хозяина яйца не откладываются, от раны он обычно погибает. А если не от самой раны, то от проникающих в нее микробов и личинок мух - серых мясных мух. Ихневмониды оказываются «малярийными комарами для насекомых»: когда свирепствует среди каких-то насекомых эпидемия, ихневмониды переносят микробы от одного насекомого к другому, заражая их во время пробивания яйцекладом стенки тела. Некоторые ихневмониды используют яйцеклад не только для парализации жертв и охоты, но и для защиты от врагов (как высшие жалящие перепончатокрылые).

Очаровательные охотничьи сценки рисует ихневмонид Erromenus calcator, который паразитирует на крыжовниковом пилильщике Nematus ribesii. Как и у всех наездников, самка ищет сначала местообитание хозяина, обращая особое внимание на следы его жизнедеятельности, например, обгрызенные листья. Найдя личинку пилильщика, самка нападает на нее и всячески старается обратить на себя внимание: кусает ее, лупит усиками и вообще ведет себя крайне агрессивно. Наконец, личинка пилильщика отвлекается от питания и выполняет свойственную ей оборонительную реакцию: грозно приподнимает и изгибает задний конец тела. Зачем? Может быть, как и многие другие насекомые, она пытается запутать хищника, чтобы он принял ее задний конец за передний и кусал бы не за голову. Однако хитрющей самке наездника этого и надо: она тут же кидается к грозному заду личинки пилильщика и откладывает яйцо в заднепроходное отверстие. Потом из яйца выйдет личинка и, как водится, съест хозяина изнутри. Иногда особо ленивые личинки пилильщика не поднимают зад, и вышедший из терпения наездник пробует заразить «как придется» - при этом часто ошибается, лишенный осязаемых ориентиров, и пытается отложить яйцо на голову личинке пилильщика, что ни к чему не приводит.





Есть и ихневмониды - вторичные паразиты. Ихневмонид Mesochorus яйцекладом многократно «зондирует» крупную гусеницу, в теле которой обитает другой паразит - личинка ежемухи, в него-то и надо попасть мезохорусу. Иногда самке приходится делать полсотни проколов, пока она «нащупает» яйцекладом схоронившегося в теле хозяина первичного паразита. Крайне редко, но бывают среди наездников даже паразитизм третьего порядка - в личинке-хозяине питается личинка паразита, в ней - паразит, глубже - еще паразит... Получается прямо подобие клеточной теории - теория паразитического строения тела, все оно построено из паразитов разных порядков.



У ихневмонид (Netelia, Polyblastus) наблюдается живорождение, когда яйца развиваются в теле самки, а на жертву откладываются яйца с показавшимися из них личинками или сразу молодые личинки, которые которые начинают питаться соками хозяина. Как и у мух с таким способом развития личинок, самка Netelia работает в режиме «время пошло»: если она не успеет отложить личинок в хозяина, то они выйдут из яиц в ее теле и разорвут внутренние органы, отчего самка гибнет. Хитрые Polyblastus страхуются от таких неприятностей: их самки удаляют созревающие яйца на стилет яйцеклада. Оголодавшие личинки в случае, если заражение вовремя не произошло, вылупляются на яйцекладе под брюшком самки и начинают высасывать друг друга. Но все же мама остается цела и может успеть найти хозяина.











У некоторых ихневмонид, у которых личинки самостоятельно отыскивают хозяина, развитие идет с гиперметаморфозом. Это значит, что молодые личинки подвижны и должны сами отыскивать и атаковать хозяина Затем они прикрепляются к нему и превращаются в типичных червячков, все счастье жизни которых - хорошо питаться. Но личиночные ноги давно утеряны в процессе эволюции - у непосредственных предков наездников их нет. Значит, ноги надо изобретать заново. И некоторые личинки ихневмонид (Pimpla, Cryptinus) ползают на специально для такого случая отрощенных брюшных ножках, подобно гусеницам, а личинки Leucospis ходят как гусеницы пядениц - петлеобразно складываясь при каждом шаге. Личинки Triphonus ползают на спине, червеобразно сокращаясь и держа равновесие с помощью жестких щетинок на боках тела, которые тем самым заменяют им ноги. На брюхе эти личинки двигаться не умеют и всегда перевертываются на спину, чтобы ползти. Личинки Perilampus ползают, правда, на брюхе, но опираясь на жесткие боковые щетинки. Эти личинки так прочно «забыли», как надо ходить, что когда вновь в их эволюционной судьбе появилась такая задача, они нашли свежее ее решение - изобрели «новые ноги для старой земли». И можно видеть, что те же «открытия» независимо совершили гусеницы бабочек.











Ихневмониды - паразиты совок, бражников, монашенки, непарного шелкопряда, сосновой пяденицы и многих других бабочек. В списке их жертв - пилильщики, личинок жалящих перепончатокрылых, долгоносики, усачи, пауки... Ручейники и сетчатокрылые, муравьи, мухи... У отдельных видов не один десяток хозяев: на сосновой совке паразитирует 70 видов ихневмонид. Хотя в большинстве своем наездники предпочитают специализироваться на одном или немногих близких видах хозяев - ведь каждого надо искать в особых местах, на каждого нужны свои приемы охоты, личинке надо «наизусть» знать внутреннее устройство каждого вида...










Tags: entomology2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments