Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Русские фашисты в Китае 3


"В 1934 г. в Харбине начала функционировать Высшая партийная школа — для подготовки руководящих кадров, организаторов и агитаторов, «будущих строителей Русского фашистского здания». Хотя нет точных сведений о количестве членов Всероссийской фашистской партии тех лет (цифры варьируются — от 20 до 4–6 тыс. человек), однако и примерная численность говорит о ее значительности.
В 1934 г. в Харбине был создан военно-учебный отряд под командованием Коновалова для подготовки офицерских кадров будущей фашистской партии.
В 1937 г. по предложению профессионального разведчика Судзуки под эгидой ВФП была открыта школа подготовки руководителей, именовавшаяся чаще Школой секретных работников или Школой организаторов. Директором ее был назначен К.В. Родзаевский, а фактическим организатором был начальник Организационного отдела ВФП Л. Охотин885. После 1938 г. японская Военная миссия создала свою разведывательную систему и фактически отказалась от сотрудничества в этом вопросе с ВФП как с организацией.

...По предложению японской военной миссии была разработана секретная операция по высадке десанта на территории СССР, которая готовилась полгода под руководством сотрудника военной миссии, профессионального разведчика Судзуки (настоящая фамилия Масакане). Отряд численностью 35–40 человек должен был быть доставлен в закрытом товарном вагоне к границе СССР в Приморском крае, затем на канонерке высажен в пределах Зейской области; его начальником назначался адъютант К.В. Родзаевского М.П. Маслаков. Последний по плану должен был пробраться к себе на родину на Алтай, оставляя членов отряда для организации фашистских ячеек по пути следования. Однако эта операция не удалась. Отряд, несмотря на обещания японцев, не получил достаточного количества гранат и пулеметов и был отправлен «налегке», причем гораздо позже первоначально намеченных сроков — уже поздней осенью. По пути следования один из бойцов отряда заболел и вернулся обратно, один был убит японцами в дороге на канонерке за попытку бунта, восемь человек вернулись с маршрута из пределов Зейской области: двое из них — зачинщики возвращения — были расстреляны японцами как дезертиры. Остальные члены отряда были настигнуты частями НКВД в районе станции Амазар Амурской железной дороги. Уцелевшие в перестрелке партизаны были вскоре выловлены и расстреляны. Из членов отряда вернулись только его руководитель Маслаков и К.М. Носов. Гибель товарищей так повлияла на последнего, что он порвал с политической деятельностью, ушел в монастырь и стал отцом Нилом. Вскоре он заболел и умер, по слухам в кругах эмиграции, категорически отказавшись от лечения.

...В 1937 г. в Харбине была создана особая секретная «школа организаторов», готовившая руководителей подрывной работы на территории СССР. Начальником школы был Родзаевский, его помощником — Л.П. Охотин. Несмотря на то что у большей части российской эмиграции в Харбине отношение к фашистам и их организациям было весьма прохладным, они все же находили сторонников, прежде всего среди русской эмигрантской молодежи. Некоторые молодые люди думали, что «Белое движение не сумело противопоставить большевистским лозунгам собственных позитивных лозунгов», и «поверили в обещания Родзаевского возродить великую, единую, неделимую Россию, Россию русской нации».

...Существует версия причастности боевиков ВФП к похищению 11 марта 1932 г. с целью выкупа аптекаря-еврея Кофмана. Известно, что эту операцию организовала японская полиция, а исполнителями акции стали русские эмигранты служащие жандармерии Кириченко и Галушко. Затребованный похитителями выкуп в 30 тыс. долл. полностью не был выплачен (было выплачено 18 тыс.) в срок в течение месяца из-за отсутствия таких денег у его семьи. Кофман умер от пыток, а его останки были обнаружены в одном из рвов Харбина

В августе 1932 г. был похищен талантливый молодой пианист, сын владельца крупнейшего на Дальнем Востоке ювелирного магазина, нескольких кинотеатров и лучшего в Харбине отеля «Модерн» Семен Каспе. Его отец прибыл в Харбин в период постройки КВЖД и стал заниматься скупкой и перепродажей вещей, мелкими поставками и другими коммерческими делами. Он открыл починочную мастерскую, магазин часов и драгоценностей, а позже стал заниматься ростовщичеством. К 20-м годам Каспе нажил большое состояние. Для большинства русских эмигрантов Иосиф Каспе был воплощением «еврея-вампира, нагло жиреющего на несчастьях других». В его магазине продавались драгоценности, серебро, реквизированные советским правительством в монастырях, церквах, дворцах, в домах зажиточных людей, а также ювелирные изделия, скупаемые за бесценок у эмигрантов. Поведение Каспе в какой-то степени также провоцировало подобные обвинения: он любил похвастаться своим состоянием, говорить о своих коммерческих успехах. Его состояние, по слухам, в 1932 г. оценивалось в несколько миллионов долларов. В 1932 г. «Наш путь» начал серию атак против Каспе, обвиняя его в «неправедном обогащении за счет обобранных русских страдальцев». Кто организовал похищение его сына Семена, точно неизвестно. Имеется несколько версий. Предполагается, что идея принадлежала переводчику жандармерии К. Накамуре с последующей разработкой плана К. Родзаевским и Н. Мартыновым895

...Ночью 24 августа, когда С. Каспе после ужина в отеле «Модерн» провожал свою знакомую Л. Шапиро на своем автомобиле домой, у ворот его дома его ожидали Шандарь с группой. Они сели в его автомобиль, разоружили С. Кас¬пе и привезли его в Новый Город, там его пересадили в новый автомобиль, шофера Л. Шапиро отпустили, взяв у нее телефон лица, через которого предполагалось вести переговоры о выкупе похищенного.

...Каспе-старший не стал платить выкуп за сына. Он был настолько уверен в своей влиятельности в харбинских кругах, что даже хвастал, что похитители вернут его сына, не получив ни одного цента, и еще будут просить у него прощения. Вскоре отцу в посылке прислали отрезанные уши сына. 3 декабря 1933 г. изуродованные останки Семена Каспе были обнаружены вблизи деревни Сяолинь.

Несмотря на попытки японских властей замять дело, убийство Каспе получило широкий международный резонанс. Благодаря усилиям французского консула Рейно похитители были найдены и почти через два года после совершенного преступления предстали перед судом

...На судебном слушании 23 марта – 14 июня 1936 г. участники убийства были осуждены, несмотря на усилия японского обвинителя доказать, что преступление было совершено по политическим мотивам. Мартынов, Кириченко, Шандарь и Зайцев были приговорены к смертной казни, Комисаренко и Зайцев — к пожизненным каторжным работам, а Безручко — к 15 годам лишения свободы. Орган фашистской партии «Наш путь» на следующий день после приговора поместил резкую статью, в которой касался не столько похищения и приговора подсудимых, сколько того, что это был «подвиг, за который группа жертвенных людей получила веревку».

Однако в июле 1936 г. Синьцзиньский верховный суд, состоявший целиком из японцев под председательством Ямагучи, в отличие от уголовного суда первой инстанции, судьями которого были китайцы и маньчжуры, на основе поданной апелляции отменил приговор окружного суда.

...Итак, после трех с лишним лет заключения похитители С. Каспе были выпущены на свободу. Иностранная печать отмечала, что вместо беспристрастного правосудия была разыграна комедия, заявляя о недопустимом вмешательстве японских властей в судопроизводство китайско-маньчжурского суда."


В.Н. Усов. Советская разведка в Китае. 30-е годы ХХ века. KMK. 2007
Tags: books4, history4
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments