Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Коминтерн 2


"Выходец из Австро-Венгрии Яков Самуэлович Рейх, известный в Коминтерне как «товарищ Томас», когда в сентябре 1919 г. Исполком Коминтерна принял решение о создании своего Западноевропейского бюро в Берлине, был приглашен к В. Ленину, который ему заявил, что он должен ехать в Германию. «Возьмите как можно больше денег, присылайте отчеты и, если можно, газеты, а вообще делайте, что покажет обстановка. Только делайте!» — напутствовал его В. Ленин. Он написал записку Ганецкому, который в то время заведовал партийной кассой («не официальной, которой распоряжался ЦК партии, и не правительственной, которой ведали соответствующие инстанции, а секретной партийной кассой, которая была в личном распоряжении Ленина и которой он распоряжался единолично, по своему усмотрению, ни перед кем не отчитываясь. Ганецкий был человеком, которому Ленин передоверил технику хранения этой кассы».)

«Я знал Ганецкого уже много лет, и он меня принял как старого знакомого товарища. Выдал 2 миллион рублей в валюте, — немецкой и шведской. Затем он повел меня в кладовую секретной партийной кассы… — писал Рейх в своих воспоминаниях “На заре Коминтерна”, опубликованных в журнале “Социалистический вестник” в 1964 г. — Повсюду золото и драгоценности: драгоценные камни, вынутые из оправ, лежали кучами на полках, кто-то явно пытался сортировать и бросил. В ящике около входа полно колец. В других золотая оправа, из которой уже вынуты камни. Ганецкий обвел фонарем вокруг и, улыбаясь, говорит: “Выбирайте!” Потом он объяснил, что это все драгоценности, отобранные ЧК у частных лиц, — по указанию Ленина, Дзержинский их сдал сюда на секретные нужды партии. “Все это — добыто капиталистами путем ограбления народа, — теперь должно быть употреблено на дело экспроприации экспроприаторов” — так будто бы сказал Ленин.

Мне было очень неловко отбирать: как производить оценку? Ведь я в камнях ничего не понимаю. “А я, думаете, понимаю больше? — ответил Ганецкий. — Сюда попадают только те, кому Ильич доверяет. Отбирайте на глаз — сколько считаете нужным. Ильич написал, чтобы Вы взяли побольше…” Я стал накладывать — и Ганецкий все приговаривал: берите побольше — и советовал в Германии продавать не сразу, а по мере потребности. И действительно, я продавал их потом в течение ряда лет… Наложил полный чемодан камнями — золото не брал: громоздко.
Никакой расписки на камни у меня не спрашивали — на валюту, конечно, расписку я выдал…»

Так как иностранной валюты у молодой Советской Республики по понятным причинам не хватало, приходилось часто пользоваться конфискованными у богачей драгоценностями. Однако и их явно не хватало. Для упорядочения работы по их сбору с августа 1922 г. даже была создана специальная комиссия по изъятию экспонатов высокоматериальной ценности из музеев. Ее работой руководили уполномоченные Советом народных комиссаров Базилевич, председатель Наркомфина и Гохрана Вейс и др. Комиссия производила осмотр крупнейших сокровищ страны. Всего было изъято 25 фунтов золота в изделиях, серебра в изделиях до 35 пудов и до 150 карат бриллиантов.

Еще в октябре 1918 г. в строго секретных посланиях руководителю советской миссии в Швейцарии Яну Берзину (в будущем одному из руководителей Коминтерна и военной разведки РККА) В. Ленин писал: «Не жалейте миллионов на нелегальные связи с Францией и агитацию среди французов и англичан». В другом послании Берзину он советовал активно привлекать левых социалистов из разных стран. «Из них назначьте агентов, платите и за поездки, и за работу архищедро. На официальщину начхать: минимум внимания. На издания и нелегальные поездки maximum внимания». Инструкции В. Ленина были краткими: «Возьмите как можно больше денег и действуйте!»

А вот несколько выписок из протоколов заседаний Оргбюро ЦК РКП(б) по финансированию зарубежных компартий.
От 9 февраля 1920 г. «Пункт 28. Просьба ЦК Финляндской Коммунистической партии ассигновать им на партийную работу в Финляндии 25 млн рублей.
— Просьбу удовлетворить, выдать единовременно 5 млн и выдавать ежемесячно по 2 млн рублей.
Пункт 29. Просьба ЦК Латвии ассигновать им 20 млн рублей для зафронтовой работы на год.
— Просьбу удовлетворить, выдать 5 млн и по 2 млн ежемесячно».
От 20 июля 1920 г. «Пункт 5. Просьба Исп. К-та III Интернационала о разрешении ему израсходовать 10 тыс. английских фунтов на поддержку Коммунистической партии Англии.
— Постановили: ходатайство Исп. К-та удовлетворить».
От 18 ноября 1921 г. «Отпустить Коминтерну 5 тыс. германских марок».
Из протокола заседания Пленума ЦК от 20 сентября 1920 г.:
«П.4. Предложение о помощи оружием Индии. Постановили: признать в принципе необходимым, дать оружие и золото…»
19 мая 1922 г. утверждается следующая смета ЦК РКП(б) на золотую валюту на август–сентябрь 1922 г. «1. ЦК КП Латвии — 20 тыс. рублей, ЦК КП Эстонии — 13 тыс. рублей, ЦК КП Финляндии — 15 тыс. рублей».

...Когда постоянная Бюджетная комиссия ЦК ВКП(б), состоящая из двух секретарей ЦК — И. Сталина и В. Молотова и заведующего финансовым отделом ЦК Раскина, обсуждала и утверждала смету отделов ЦК, то приглашались заведующие отделами, которые пытались отстоять свои интересы, споря с председателем Бюджетной комиссии В. Молотовым. Когда же на заседании утверждались бюджеты братских иностранных партий, как сообщал в своей книге «Воспоминания бывшего секретаря Сталина» бывший техниче¬ский сотрудник Секретариата Политбюро ЦК ВКП(б) Б. Бажанов, ни один представитель этих партий не допускался. Докладывал только секретарь Коминтерна О. Пятницкий. «Молотов распределяет манну безапелляционно — соображения, которыми он руководствуется, для меня всегда неясны, — пишет Б. Бажанов. — Финансовую технику содержания братских компартий мне любезно разъясняет Раскин — скрытый перевод средств обеспечивается монополией внешней торговли…»

«Коминтерн пытался создать в мире впечатление, что он существует за счет партвзносов, чтобы ввести в заблуждение общественное мнение, каждой партии была определена сумма, которую та будто бы должна была вносить ежегодно, — пишет бывшая жена Отто Куусинена Айно Куусинен, хорошо знавшая структуру Коминтерна от своего супруга. — Годовой финансовый отчет для печати составляли Пятницкий и Куусинен. В нем всегда была графа “Членские взносы братских компартий”. Но на самом деле, по словам Куусинена, Коминтерн никогда не получал ни одной копейки ни от одной иностранной компартии. Наоборот, поток иностранных коммунистов, приезжавших просить у Коминтерна финансовой поддержи, не прекращался. Обычно их направляли к Пятницкому, и, если он ставил на их заявлении свою резолюцию, “узкая комиссия” рассматривала этот вопрос на своем заседании. Только Пятницкий знал точно, какие суммы получали партии. Очень редко в это посвящали и двух других членов “узкой комиссии”»

...Со дня своей организации в 1924 г. по 1 апреля 1936 г. ИКК рассмотрела дела о 1114 членах партии, из них 228 по «фракционности и уклонам», не считая чистки студентов МЛШ, КУТВ и др. За редким исключением количество рассмотренных «дел» ежегодно нарастало. По годам это выглядит так: в 1924 г. был «привлечен» 21 человек, 1925 г. — 39, 1926 г. — 49, 1927 г. — 41, 1928 г. — 70, 1929 г. — 97, 1930 г. — 88, 1931 г. — 108, 1932 г. — 103, 1933 г. — 91, 1934 г. — 151, 1935 г. — 231, 1936 г. (1 квартал) — 34 человека.
По «характеру поступка» все дела квалифицировались следующим образом: «провокация и предательство» — 137 дел, «нарушение конспирации» — 75, «злоупотребления» — 59, «разные нарушения партийной дисциплины» — 124 дела. Результаты рассмотренных дел были таковы: исключены из партии — 407 человек, выговоры — 68, разные партийные взыскания — 116, реабилитированы — 51, не вынесено решений — 472. Количество привлеченных к партийной ответственности (по зарубежным компартиям): по КП Англии — 12 человек, КП Венгрии — 36, КП Германии — 132, КП Италии — 16, КП Китая — 43, КП Польши — 97, КП Румынии — 39, КП Финляндии — 19, КП Чехословакии — 33, КП Югославии — 43 человека. Итак, важнейшую часть рассмотренных по существу вопросов составляли «дела, касавшиеся предательства, провокаций, нарушения конспирации, фракционной борьбы». А «маловажные» дела передавались на рассмотрение партий, которые выносили по ним окончательные решения. Одним из главных недостатков в работе ИКК считалось то, что ИКК осуществляла главным образом «партийно-карательные функции и только в самой незначительной степени функции воспитательные».

В.Н. Усов. Советская разведка в Китае. 30-е годы ХХ века. КМК 2007
Tags: books4, history4
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments