Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Особотдел ЦК КПК



"Третий сектор руководил действиями специального отряда в составе 20–30 человек по защите подпольных организаций и их кадров (также назывался «красным отрядом»), а кроме того, наказанием сыщиков, провокаторов и предателей. Во главе его в разное время стояли Гу Шуньчжан, совмещая с другой работой, Чэнь Гэн, Ся Цайи. Гу Шуньчжан командовал бойцами «красного отряда», в своей среде его называли «китайским Камо», «легендарным смельчаком». Его курировали непосредственно Чжоу Эньлай и Чэнь Гэн. В 1930 г. на базе третьего сектора были проведены специальные учения и тренировки. Отрабатывались хорошее знание местности (улицы и переулки в Шанхае, знание местных бандитских группировок, нахождение органов власти, суда, полиции), хорошее владение оружием, правила конспирации и т.д.
...
В начале 1931 г. Гу Шуньчжана по заданию партии направили в Ухань с целью осуществить покушение на Чан Кайши. Однако спецслужбы Гоминьдана раскрыли его. 25 апреля (С.Л. Тихвинский пишет, что это произошло 24 апреля) 1931 г. по доносу бывшего рабочего-текстильщика Ван Жуцяо (есть и иная версия, что он был обнаружен по фотографии) он был арестован в Ханькоу гоминьдановской полицией. На первом же допросе он начал давать показания. Учитывая, что в его руках были явки и конспиративные квартиры центральных органов КПК в Шанхае и других городах, связь с советскими районами, радиосвязь, он был ценной добычей для гоминьдановской охранки. Он раскрыл явки ЦК, имена арестованных, но не опознанных руководителей КПК, в том числе Юнь Даина. Именно из-за предательства Гу Шуньчжана 29 апреля 1931 г. был расстрелян Юнь Даин. Когда Чжоу Эньлай узнал о предательстве Гу, то была предпринята акция по уничтожению его близких родственников. Были убиты более 10 человек, трупы восьми из них были тайно ночью закопаны в саду французской концессии в Шанхае. Их обнаружили только пять месяцев спустя в развалинах дома на территории французской концессии, в яме, засыпанной трехметровым слоем земли и обломков бетона. Попавшие в руки гоминьдановцев в августе 1931 г. исполнители приговора (по данным В. Куо работники Спецотдела ЦК КПК Ван Шидэ, Чжан Суншэн и Цай Дэй) рассказали подробности убийства и подтвердили, что казнь состоялась по прямому указанию Чжоу Эньлая. В живых остался лишь младший сын изменника — да и то потому, что палачу не хватило решимости расправиться с ним. После допроса один тайный агент КПК указал еще пять мест, где были погребены трупы партийных работников, убитых по приказу Чжоу «для поддержания дисциплины». Так осуществлялся красный террор. Только когда из земли извлекли около тридцати трупов людей, уничтоженных коммунистами, местная полиция приняла решение прекратить дальнейшие поиски504. Газета «Шанхайская заря» 24 ноября 1931 г. красочно описывала это событие в статье «Кровавая месть коммунистов. Преступления, раскрытые полицией сеттльмена».
...
Четвертый сектор занимался связью и передачей информации (в том числе радиосвязью). Руководителем сектора в разное время были Ли Цян, Чэнь Шоучан, У Тэчжэн (он же У Дэфэн). В этом секторе работали китайцы, часть из которых в 1928 г. окончила радиошколы в Москве: Мао Цихуа, Чжан Чэньчуань (Чжан Яньмин), Фан Тинчжэнь (Фан Чжунжу), Чэнь Каньфу (Чэнь Баоли), Ли Юаньцзе, Чэн Цзуи517. Они осуществляли связь с ЦК КПК и провинциальными и городскими парткомами, советскими районами. У сектора в Шанхае были свои радиостанции, одна из них в доме под вывеской «Компании электроприборов Фули». 17 декабря 1930 г. эта компания была разгромлена гоминьдановцами. Более 20 человек, в том числе с учившимся в Москве Чжан Чэньчуань, были арестованы.
Имелась своя школа радистов, в 1931 г. в ней учились около 10 человек, шесть человек в 1931 г. ее уже закончили.

...Особый отдел был создан на базе Особого сектора при Военной комиссии ЦК в Ухане. Руководителями сектора были Чжоу Эньлай, Ван Ифэй и Не Жунчжэнь. После переворота в Ухане работники сектора прибыли в Шанхай. Там Особый отдел стал расширяться за счет привлечения лучших представителей шанхайских вооруженных дружин, которые входили в состав рабочих-пикетчиков во время всеобщей стачки в Шанхае в мае 1925 г. Они стали костяком революционной рабочей гвардии Шанхая и период трех вооруженных восстаний шанхайского пролетариата в 1927 г. По данным сотрудника Коминтерна Го Шаотана (А.Г. Крымова), эти бойцы обладали большим опытом вооруженной борьбы. Из них формировались «красные отряды», которые в то время назывались «отрядами по истреблению псов». Их задачами были борьба с провокаторами, предателями, сыщиками, а также защита подпольных парторганизаций и партийных кадров.
Когда после совещания 7 августа 1927 г. аппарат ЦК КПК переехал в Шанхай, руководители аппарата, учитывая, что Шанхай находился под властью противника, должны были постоянно менять свое местоположение, фамилии, заниматься конспирацией. К примеру, Чжоу Эньлай менял квартиры каждые полмесяца, в лучшем случае — месяц. Дэн Сяопин, будучи заведующим Секретариатом ЦК КПК, должен был держать в своих руках сведения о местонахождении всех ответственных руководителей, всех конспиративных органов ЦК КПК, причем чтобы сократить круг знающих явки, был единственным человеком, который владел этой информацией
...
Во второй половине 1929 г., после ликвидации Бай Синя, «красный отряд», насчитывавший около 40 человек и непосредственно подчинявшийся третьему сектору, стал грозной силой для предателей и провокаторов, а также для гоминьдановской контрразведки. Отряд был неплохо вооружен: револьверы, гранаты со слезоточивым газом, автоматы и даже пулеметы. В его распоряжении имелись легковые автомобили, мотоциклы и много велосипедов с фальшивыми номерами. Велосипеды служили самым удобным и маневренным средством передвижения в Шанхае, учитывая его маленькие улочки и скученность населения. В момент опасности велосипеды просто выбрасывались. «Красный отряд» работал в тесном взаимодействии с первым и вторым секторами отдела. К примеру, при созыве совещания или заседания сотрудники первого сектора подыскивали подходящее помещение, сотрудники второго — обеспечивали его безопасность и следили за действиями охранки, а бойцы из третьего сектора организовывали охрану: курсировали вокруг дома, переодетые лоточниками или разносчиками газет, следя за обстановкой вокруг. Проведение совещаний, пленумов, конференций в условиях жестокого террора — дело очень сложное и трудное, но куда сложнее было выявить провокаторов и предателей, прятавшихся в рядах КПК. Так, в апреле 1928 г. отдел не сумел предотвратить ареста члена политбюро ЦК КПК, одного из руководителей шанхайского рабочего движения Ло Инуна.
...
Перед отделом встала неотложная задача — уничтожить предателя и его жену. После очередной проверки и нового доказательства предательства супругов, бойцы «красного отряда» под командованием Чэнь Гэна ранним утром ворвались в номер гостиницы, где жили супруги, и застрелили Хэ Цзясина, а жену, которая спряталась под кровать, тяжело ранили, у нее был выбит один глаз. Для прикрытия операции около здания гостиницы группа подростков «забавлялась» взрывами мелких хлопушек и петард, чтобы заглушить звуки выстрелов.

...
У Дай Ли была идея создать специальную разведывательную школу. Вначале он предложил Чан Кайши создать разведывательные курсы из слушателей, окончивших военную школу в Нанкине. Чан Кайши согласился. Были созданы трехмесячные курсы, куда набрали около 50 выпускников школы Вампу. Было выпущено три выпуска таких курсов. Фактически на их базе была создана разведывательная школа. Там работали несколько человек из тех, кто раньше учился в Германии и Японии и овладел методами разведки этих стран. Дай Ли стал принимать на курсы молодых девушек, считая, что из них могут получиться отличные разведчицы. Сохранилась фотография, на которой запечатлен Дай Ли вместе с молодыми слушательницами женской баскетбольной команды разведывательной школы при Военно-статистическом бюро Гоминьдана.

Как писала дочь Дэн Сяопина Маомао, «Сян Чжунфа, бывший прежде простым рабочим, не обладал ни серьезными политическими знаниями, ни организаторскими способностями. Генеральным секретарем КПК он стал исключительно по протекции Коминтерна. …Сян Чжунфа никогда не соблюдал дисциплины, более того, даже взял себе в наложницы женщину из публичного дома». «Когда товарищ Чжоу Эньлай узнал об этом, — рассказывала жена Жэнь Биши, — он попросил мою мать пожить с этой женщиной, чтобы наблюдать за ними. Эньлай тогда решил переправить Сян Чжунфа в советский район, и поэтому поселил его наложницу в гостиницу, а самого Сян Чжунфа — у себя дома, предупредив, чтобы тот не выходил на улицу. Но Сян Чжунфа, воспользовавшись отсутствием Эньлая, однажды (21 июня 1931 г. — В.У.) тайком отправился навестить свою подружку и остался у нее. На другой день он вызвал такси, но был опознан шофером, который тут же сообщил все полиции, и Сян Чжунфа арестовали».

В.Н. Усов. Советская разведка в Китае. 30-е годы ХХ века. КМК 2007
Tags: books4, history4
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments