Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Загадочный ценный продукт из Синьцзяна


"Прекращение вывоза в Россию продуктов земледелия и скотоводства за предшествующие годы означало полную потерю рынка сбыта и крайне болезненно отозвалось на положении населения и всей экономики Синьцзяна. Все виды сырья, за исключением самых ценных и транспортабельных, а следовательно, выдерживающих высокую стоимость фрахта при перевозке в восточные провинции Китая или Индию, крайне обесценивались. В то же время цены на промышленные товары возросли во много раз. Производители в таких условиях вынуждены были возвращаться к натуральному хозяйству и даже прекратить производство сырья; так, скотоводы прекратили стрижку овец, сушку кож и сбор кишок, крестьяне вынуждены были сократить посевы хлопчатника и сбор фруктов. Все это оказало сильное влияние на всю хозяйственную жизнь провинции. Домашнее ремесло, вытесненное ранее промышленными товарами, поступающими из России, вновь широко распространилось по провинции. Резко возросла эксплуатация местного населения: правящая верхушка и туземные феодалы, потерявшие с прекращением торговли с Россией значительную часть своих доходов, стали компенсировать их таким путем.
...
Китайский торгово-ростовщический капитал прилагал все усилия для того, чтобы значительно увеличить объем торговли с Синьцзяном, но огромная стоимость фрахта явилась серьезным тормозом для развития торговли. Вывоз массовых видов сырья — овечьей шерсти, кожсырья, хлопка, не говоря уже о живом скоте, вообще оказался невозможным. Китайским фирмам удалось наладить только закупку небольшого количества ценных товаров — пушнины и кишок. В области торговли этими товарами с ними конкурировали иностранные фирмы — английские, немецкие, американские, монополизировавшие торговлю этими товарами в Китае и открывшие свои отделения в Синьцзяне.
...
Москве было известно, что в конце 20-х – первой половине 30-х годов в провинции велась затяжная вооруженная борьба за независимый Синьцзян. За политическое господство боролась мусульманская верхушка (уйгур и дунган). Лидеры этих группировок использовали недовольство местного населения их чрезвычайно тяжелым экономическим положением, поднимая крестьян на национальные восстания.
...
В Москве отслеживали публикации о Синьцзяне, в которых часто обращалось внимание на то, что восстания инспирировались мировыми державами. Видный американский дипломат, разведчик и ученый, специализирующийся по истории советско-китайских отношений, Э.О. Клабб, например, отмечал, что Япония планировала сделать Синьцзян своей опорной базой для наступления на СССР. В других сообщениях говорилось, что Англия вынашивает планы создания в Синьцзяне буферного мусульманского государства в целях «предупреждения русской агрессии на юге».

советскими резидентурами в Синь¬цзяне были добыты агентурные материалы о поддержке Токио дунганских сепаратистов генералов братьев Ма, ориентировавшихся на Японию и стремившихся создать в регионе «великое дунганское государство северо-запада»
...
В Советском Союзе ведомства, занимавшиеся внешней политикой, и отдельные руководители Коминтерна имели две противоположные точки зрения: 1) надо поддерживать в Синьцзяне официальные китайские власти; 2) надо поддерживать национальные восстания. Победила первая точка зрения, исходившая из прагматических соображений. Это видно из секретной справки, подготовленной для правительства начальником IV раз¬ведывательного управления РККА Я.К. Берзиным: «Дальнейшее развитие повстанческого движения может привести к уничтожению китайской власти в Синьцзяне и попыткам создания мусульманского государства. Необходимо иметь при этом в виду, что эти попытки неизбежно приведут к длительной национальной борьбе за автономии (казахские, монгольские, киргизские, дунганские, уйгурские), причем не исключена борьба за автономию и среди самих уйгур — между Хотаном и Кашгаром. Подобная обстановка будет широко использована англичанами для расширения своего влияния в Синьцзяне и создания угрозы нашим границам».
...
По просьбе Синьцзянского правительства туда была направлена группа советских инструкторов-летчиков. В нее вошли летчики Сергей Антоненок, Федор Полынин, Трофим Тюрин, штурман Александр Хватов, техники Сергей Тарахтунов, Павел Кузьмин и др. До Семипалатинска летчики ехали поездом, а оттуда в декабре 1933 г. на самолетах Р-5 перелетели в город Шихо. Там они попали под руководство бывшего полковника царской армии эмигранта Иванова. Им было предложено нанести удар по мятежным мусульманам, осадившим столицу Синьцзяна г. Урумчи. Как вспоминал Ф. По¬лынин, «подлетая к городу (они летели на двух самолетах Р-5. — В.У.), мы увидели у крепостной стены огромную массу людей. Мятежники штурмовали крепость. Тускло мелькали частые вспышки выстрелов. Позади штурмующей пехоты гарцевали конники. И мне, и Шишкову доводилось бомбить цели только на полигонах. Нетрудно понять, какое волнение охватило нас.
Снижаемся и начинаем поочередно бросать в гущу мятежных войск 25 килограммовые осколочные бомбы. Внизу взметнулось несколько взрывов. Видим, толпа мятежников отхлынула от стены и бросилась бежать. Обогнав ее, помчалась в горы конница. На подступах к крепости отчетливо выделялись на снегу трупы. Почти у самой земли мы сбросили последние бомбы. Мятежники точно обезумели от внезапного воздушного налета. Позже выяснилось, что суеверные вояки генерала Ма Яжуина восприняли падающие с неба бомбы как божью кару. Никто из них ни разу в жизни не видел самолета. Разогнав мятежников, мы возвратились в Шихо… Вскоре мятеж был подавлен».

Именно по просьбе Шэн Шицая из СССР в Синьцзян для оказания помощи выехали 25 кадровых работников-китайцев и среди них Юй Сюсун. Он стал одним из руководителей Синьцзянского общества борьбы с империализмом, главным редактором издания «Антиимпериалистический фронт» и ректором Синьцзянского института. В середине ноября 1937 г. Кан Шэн и Ван Мин, оказавшись в Урумчи в Синьцзяне по пути из Москвы в Китай, при встрече с Шэн Шицаем заявили о «необходимости борьбы с троцкистами» в его вотчине. Последний не знал, кто из китайцев является троцкистом. Он предоставил фотографии 25 китайцев Кан Шэну, который и выявил «троцкистов». В результате из 25 китайцев, кроме одного, все оказались в этих списках, в том числе и Юй Сюсун980. Вскоре его как «троцкиста» арестовали и в 1938 г. передали советским карательным органам. В Советском Союзе Юй Сюсун подвергся репрессиям и умер в тюремных застенках.
...
Упрочение положения Шэн Шицая не без советского содействия и помощи вызвало довольно болезненную реакцию в Лондоне. Английская «Интеллидженс сервис», используя в качестве прикрытия свои консульские учреждения в Синьцзяне, стремилась к укреплению политического и экономического влияния своей страны в регионе под предлогом недопущения «проникновения коммунизма» в контролируемые ею Индию и Афганистан. В 1936 г. спецслужбами Англии была предпринята очередная попытка отторжения Синьцзяна от Китая. Наша резидентура в Урумчи, добыв соответствующие документы английской разведки, вскрыла подготовку с помощью Англии заговора панисламистской организации, ставившей целью свергнуть правительство Шэн Шицая и создать «независимое» государство. Англия рассчитывала с помощью панисламистских организаций подчинить себе Синьцзян и оттуда направить основной удар по СССР. Благодаря своевременно полученной советскими спецслужбами информации китайским властям удалось ликвидировать этот заговор.
В Синьцзян для усиления оперативной работы советской резидентуры была направлена группа сотрудников Разведупра во главе с комбригом А.Д. Маликовым. В группу входили будущий маршал, дважды Герой Советского Союза П.С. Рыбалко (под псевдонимом Фу Цзихуй), а также В.Т. Обухов, И.Ф. Куц и М.М. Шаймуратов.
...
Агенты различных разведок (японской, английской, американской и т.д.) пытались использовать национальные меньшинства в Синьцзяне для разжигания борбы с китайцами. Так, нашей резидентурой в Синьцзяне были своевременно добыты агентурные материалы о поддержке Токио дунганских сепаратистов генералов братьев Ма, ориентировавшихся на Японию и стремившихся создать в этом регионе «великое дунганское государство северо-запада».
Английская разведка для своих целей пыталась использовать бывшего командира 6-й уйгурской дивизии Мамут Сиджан, который, ставя под сомнение помощь уйгурам со стороны СССР, говорил: «Москва помогает только китайцам, а не уйгурам!». Он был недоволен своим, как ему казалось, бесперспективным положением среди других военачальников и надеялся на обещанную ему помощь Англии: «Нам нечего опасаться. Я получил очень приятное сообщение от английского консула. В случае восстания мы можем двинуться на границу, где нам незамедлительно будет оказана помощь оружием и самолетами»994.
...
Нашей разведке удалось внедрить в мусульманские круги проверенную агентуру для разоблачения и нейтрализации действий английских и японских спецслужб. Эффективной оказалась и дискредитация командира 36-й дивизии Ма Хуншаня и его окружения, которые по указке японцев стали оказывать помощь повстанцам боеприпасами и продовольствием, стремясь к захвату Южного Синьцзяна. Одновременно английское консульство в Кашгаре чрез свою агентуру в окружении Ма Хуншаня развернуло интенсивную агитацию населения района за образование «независимого исламского государства». В результате дискредитации Ма нашими спецслужбами 12 октября 1937 г. пехотная бригада 36-й дивизии перешла на сторону правительственных войск. Ма Хуншань с небольшой колонной и награбленным у населения имуществом бежал в Индию и оттуда продолжал диверсии против Китая. В самом Урумчи не без нашей помощи удалось довольно быстро раскрыть тайную организацию, которая ставила целью свергнуть правительство, убить губернатора, отторгнуть Синьцзян от Китая и полностью изолировать его от внешнего мира."

В.Н. Усов. Советская разведка в Китае. 30-е годы ХХ века. КМК 2007
---
Кстати, кто знает - пусть поделится, что это за сверхценные кишки. Вдруг стратегический товар пропадает даром...
Tags: books4, history4
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments