Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

О дедуктивном изложении

http://ivanov-petrov.livejournal.com/888972.html?thread=37586572#t37586572
Разговаривали с Соломоном-вторым.

solomon2
А мне вот кажется, что надо сразу цепляться за спорные и непонятные утверждения и пытаться найти общую почву. Если удается, то это повышает доверие собеседников и позволяет им откалибрировать свои цели в споре. Если не удается, то избегаем траты времени :)

ivanov_petrov
Возможно. Иногда, наверное, так и надо... Однако тут есть опасность. Если цепляться за спорные и непонятные утверждения, можно потратить очень много времени именно разбираясь в них - и упустить то. что человек может сказать, если согласиться принять его посылки. Грубо говоря, разбираться в "как туда попал?!" имеет смысл, когда место. куда попал человек. очень интересное.

solomon2
Я в детстве был математиком и всосал с молоком матери, что из ложных посылок можно извлечь что-угодно :)

ivanov_petrov
Именно в этом самом месте часто прокалываются "математические" люди в естественных науках. Как Вы понимаете, Вы правы. Но там есть неприятный ход рассуждений - а именно: в естественных науках никогда нет гарантии, что в попытке выстроить дедуктивное рассуждение мы учли все посылки. Кроме того, ест-науч. исследования вовсе не дедуктивны.
-----
По этому поводу вспомнилась книга - о которой и расскажу.

В 1931 г. Ю.М. Вермель опубликовал в Трудах НИИЗ «Эскизы о факторах, направляющих эволюцию» (Вермель, 1931). Описать содержание этой не слишком объемистой монографии довольно трудно, поскольку это, по сути, взгляд Ю.М. на всю биологию. В книге есть разделы о различных областях эволюционной теории, развернутое изложение общей теории систематики, замечания о принципах изучения изменчивости, о методологии науки и, наконец, крупный раздел об эволюции конечностей позвоночных, также выполненный в весьма оригинальном аспекте.
По убеждениям Ю.М. был ламаркистом, и в твердеющей на глазах ситуации 1930-х гг. постарался с максимальной логичностью изложить свои взгляды - вплоть до того, что «для внешней формы изложения я избрал афористический метод, по которому сочинение является фрагментарным по форме, но методическим по содержанию (Кант)» (Вермель, 1931, с. 8). Далее уточняется, что изложение ведется в духе «геометрических доказательств». Действительно, Вермель сделал попытку максимально логичного изложения - до такой степени, что он, с его точки зрения, принимает без доказательства только одно положение: «что эволюция организмов существует» (Вермель, 1931, с. 5).
Далее начинаются ряды различений терминов: определение факторов эволюции; виды факторов (вызывающие и направляющие эволюцию); дальнейшее подразделение этих факторов на чисто логических основаниях. В этой строгой логике ламаркизм прорывается в самых первых рядах положений. Ю.М. считает, что для возникновения таксона нужно совпадение двух факторов: «агента, вызывающего наследственную изменчивость; фактора, создающего генетическую изоляцию вариантов» (Вермель, 1931, с. 6). Дело в том, что как только мы считаем, что результат взаимодействия органической системы со средой существенным образом зависит от характера воздействия, в данном случае - от агента, вызывающего наследственную изменчивость, мы оказываемся в мире, где среда формирует организмы и их наследственную основу. Прорыв ламаркизма произошел на месте прорыва в логике: Вермель, определяя и различая факторы эволюции, не озаботился рассмотреть и определить сам объект эволюции, он классифицирует только факторы влияния, а то, на что они влияют, не привлекает его внимания. И потому все рассуждения о целостности системы, о демпфировании устойчивостью системы воздействий среды, об автономизации развития не входят в логику его рассуждений. Он начинает с классификации факторов - и все многотрудное дальнейшее построение оказывается изначально и неистребимо ламаркистским.
Прослеживать всю логику Вермеля мы не будем: она изложена на десятках страниц и действительно в «геометрическом» стиле, то есть весьма формально и сжато, пересказать ее существенно короче сложно. Упомянем лишь некоторые положения, которые Вермель доказывает - в развернутых шеренгах пунктов и подпунктов. Обосновывается, что существующая система организмов является весьма приближенной к естественной системе и во многих построениях может использоваться вместо естественной системы (с. 11-12). Определяется элементарная единица классификации, систематическая категория (с. 13). Утверждается ограниченность числа систематических категорий. Приводится метод вычисления таксономического ранга (определяется абсолютной величиной среднего уровня различий между членами таксона). В явной форме приводится список критериев таксономического ранга; это «интенсиональные» критерии, то есть ранг ставится в зависимость от сравнительно-морфологического устройства группы (с. 14-17). Рассмотрен вопрос о соотношении сходственной системы и филогении (филогенетическая система - искусственная, т.к. основана всего на одном признаке объектов), о моно- и полифилии (с. 19-20). Обоснован вывод о том, что законы изменчивости признаков передают законы их эволюции (с. 21-23).
Вторая часть работы Ю.М. Вермеля посвящена исследованию факторов эволюции на специальном материале; он прослеживает эволюцию конечностей амфибий, рептилий и млекопитающих. Конечности Вермель считает органами сериальными, гомотипичными. Исследование состоит в сравнении пропорций передних и задних конечностей указанных классов. Среди типов конечностей Ю.М. различает просто гомотипичные (равные по пропорциям), сложно гомотипичные (длины элементов конечности пропорционально связаны) и гетеротипичные (длины элементов конечностей непропорциональны). Далее, по словам самого автора, изложение идет по следующему плану: «В главе I я рассматриваю, действительно ли происходит эволюция выбранного признака внутри определенных групп организмов... В главе II я определяю закон или способ, которому подчиняется эволюция простой гетеротипии... Глава III посвящена исследованию того, являются ли изоляция и селекция факторами, направляющими эволюцию гетеротипии... В главе IV устанавливаются соотношения между филогенезом гетеротипии и функциями конечностей. Глава V содержит в себе предварительный разбор значения двух других факторов, могущих влиять на направление филогенеза гетеротипии, т.е. конституции организма и агента, вызывающего изменчивость...» (Вермель, 1931, с. 50).
Очень кратко смысл этого исследования можно изложить следующим образом. Вермель рассмотрел законы, по которым изменяются пропорции конечностей в разных группах и выдвинул принцип мономорфоза: «Эволюция пропорций конечностей происходит главным образом путем мономорфоза, т.е. посредством односторонних вариаций; изоляция и селекция ... не являются здесь факторами, направляющими филогенез» (Вермель, 1931, с. 91). Говоря несколько проще, Вермель установил, что пропорции конечностей изменяются направленно. Далее Ю.М. рассматривает множество теоретических построений в области направленной эволюции - ортоэволюцию, ортогенез и ортоселекцию (Плате, Гааке, Эймер, Иекель, Шнейдер, Роза и др.), а также ректиградации Осборна, ортоплазии Болдуина, номогенез Берга. Ю.М. тщательно цитирует различных авторов и определяет пункты расхождений с ними. Объяснение направленности развития пропорций конечностей Вермель отыскивает во влиянии внешней среды; если быть чуть более точным, он установил, что тип гетеротипии соответствует типу передвижения группы, то есть морфология соответствует функции, а не происхождению.
Теперь вступает в действие та самая логика, которая была заявлена в начале исследования: Вермель начинает последовательно разбирать десятки возможных объяснений направленного развития, исходя из природы действующих факторов. Постепенно один за другим варианты объяснений отсеиваются, пока не оказывается, что объяснить развитие гетеротипии конечностей можно только влиянием внешней среды. Казалось бы, следует рассмотреть способы, какими эта среда «влезает» в организм и заставляет его менять свою структуру. Однако изучение способов интериоризации влияния среды не привлекает внимания Ю.М., для него существует только фактический ряд морфологических форм и дедуктивная система факторов влияния. Поэтому перечисление вариантов объяснений резко обрывается: все дедуктивно возможные варианты объяснения факта исчерпаны, подходит только влияние среды, и говорить больше не о чем. Sapienti sat - Вермель доказал правоту ламарковского метода, в его системе рассуждений просто не существует возможности убедиться в ограниченности системы, которая продуцирует объяснения. На деле Вермель показал, что существует четкая связь между функцией конечности и ее устройством, иначе - что не существует дисфункциональных конечностей. Как ему кажется, для обоснования селекционизма (дарвинизма) требуется нахождение таких дисфункций (ведь вариации случайны...), а если их не находится - значит, дело только во влиянии среды.
Tags: biology3, books4
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments