Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Вадим Руднев. Морфология реальности. 1996

http://lib.ru/CULTURE/RUDNEW/morfologia.txt
Очень хорошая книга; из всех книг Руднева мне понравилась более всего. Конечно. автор тот же, что в следующих, но игры с читателем не достигают еще того накала, и книга сделана всерьез... Думаю, играть всерьез умеют немногие, и если автор решает, что в мире постмодерна можно поиграть - получается слишком легковесно. Но, впрочем, это о другом, а книга - вот она.

Текст очень плотный, и можно было бы говорить о самых разных линиях исследования. Я скажу о том, что - как мне показалось - является лейтмотивом книги, к чему прилепляются прочие ее линии.

Мне основная мысль автора видится так. Перед нами множество текстов - книги, фильмы, картины... С этим огромным многообразием требуется как-то работать, надо его упорядочивать, организовывать. До сих пор удавалось это сделать с вещами внешними и ощупываемыми - всякая длина теста, ширина текста и число буковок. Но ведь в тексте есть смысл. Более того, многие полагают это весьма важным обстоятельством.

Руднев пытается упорядочить работу с текстом-как-смыслом, вводя определенные "семантические универсалии". Называет он их модальностями.

"1. Информация о том, является ли содержание высказывания необходимым, возможным или невозможным, то есть алетическая модальность
2. Информация о том, содержит ли высказывание аксиологически позитивно или негативно окрашенные сведения - то есть аксиологическая модальность...
3. Информация о том, содержат ли высказывания некую норму или ее нарушение, то есть нечто разрешенное, запрещенное или должное - деонтическая модальность
4. Информация о том, является ли содержание высказывания известным, неизвестным или полагаемым, - то есть эпистемическая модальность...
5. Информация о том, содержит ли высказывание сведения, касающиеся того, что опичсываемое в нем событие происходило в прошлом, происходит в шастоящем или будет происходить в будущем - то есть темпоральная модальность...
6. Информация о том, содержит ли высказывание сведения о принадлежности его субъекта к одному актуальному пространству с говорящим (здесь), к разным пространствам (там) или нахождение его за пределами пространства (нигде)"

Потом для дробности описания для каждой модальности вводится еще пара состояний - каждая может быть сильной и слабой и негаьтивной или позитивной.

Получается некая схематика. Что же теперь с этим делать? Можно использовать в какой-либо деятельности. Например, hgr много постов посвятил разбору и усовершенствованию этого аппарата для описания психических болезней, в конечном счете - для лечения психически больных людей. Или - можно использовать такую схематику для выделения некоторых "жанров" текста. Или для сопоставления текстов, сравнения их в каких-либо целях. например, так можно сравнивать и сокращенно записывать результат сравнения очень разных тестов... И что-то будет получаться.Можно делать сопоставление сюжетов. Наконец, можно и атрибутикой текстов заниматься.

У нас есть некоторая универсальная схематика, позволяющая работать со смыслами. Формализовать качества, то, что, выраженное нарративом, можно было только цитировать, добавляя "понимаешь?". Теперь можно это кратко записать в виде "формулы".

Сокращенная формула нотации позволяет делать самые разные вещи. Но - это же самое действо предопределяет стиль того, что будет получаться.

В середине книги Руднев делает попытку привязать свою схематику к реальному тексту: он записывает такой нотацией содержание "Гамлета". И - терпит неудачу. По его собственному признанию - "не получилось". То есть... Конечно, получилось - любую схематику можно натянуть на любой объект, и объявить результат "готовым". Не получилось Гамлета, Руднев в том месте произнес несколько слов про смысл, который невыразим, стиль, который неуловим и что, конечно, само собой, так не достигается полное выражение исходного текста, остаются тонкости, совмещения мотивов и прочие такие вещи, которые...

Это очень характерно. Разработан аппарат именно для формализации смысла. Но использование его настолько обедняет исходный текст, редуцирует его к такой малости... Что становится стыдно. Это чему-то мешает? Нет, стыд глаза не выест. Все, что ранее упомянуто. можно делать - описывать так тексты, сравнивать, делать выводы - хоть про людей, хоть про сюжеты.

Потому я хочу привести пример, казалось бы - очень далекий от разработки Руднева. У Михаила Чехова http://ru.wikipedia.org/wiki/Михаил_Чехов есть большой курс лекций, где он также вырабатывает определенную "схематику" для описания штук, имеющих отношение к смыслу (http://tlf.narod.ru/school/M_Chekhov.html http://www.fictionbook.ru/author/chehov_mihail/o_tehnike_aktera http://www.libtxt.info/lib_page_112772.html - если кто не знает). И применяет эту схематику для анализа нескольких пьес Шекспира. И там - получилось. Там - не стыдно. Потому что там все же - не схематика. Конечно. несопоставима сила формализации - у Чехова она много ниже. Совершенно другой принцип создания "жестов", то есть чеховских универсалий. Те универсалии рождаются непосредственно в деятельности, в актерской игре. Они могут быть вычленены для преподавания или изложения - но появились они там. и потому приходят в "научное" изложение "с мясом". наполненные теми интонациями, которые они имели в процессе производства. А схемы Руднева - разумеется, не таковы. Это именно формулы, значки, как и положено ученому, он убрал из них те переживания, которые (может быть) их сопровождали. Они получены совершенно иным путем. Чехов неким символом обозначал состояние "всего" человека - актера или зрителя, который желает разобраться в пьесе. В тот жест зашита как рациональная составляющая, так и душевная. А в схематику Руднева вошла только логическая составляющая - в этом ее цель, это не случайно, это и есть ее достоинство, ее качество - то, что она совершенно оторвана от человека, это логический аппарат, который можно применять к любым текстам совершенно безлично.

Впрочем, у Руднева в той же книге речь идет о многих других вещах. Следствия того. что экстенсионалом художественного высказывания является его смысл (пропозициональная функция не нулевыая). Худлит - не отражение реальности, а отражение речевой деятельности.

Отсюда - последовательная критика "реализма" - никогда не было такого "направления", это выдумка. Разобраны примеры, большинство отнесено к романтизму или модерну. Тургенев как великий писатель среднего уровня... И много других парадоксальных и вкусных характеристик. Онегин - не энциклопедия русской жизни, а энциклопедия русского языка. Пушкин научил русскую литературу писать романы. Литература как самообучение языку. Детектив как эпистемический сюжет...Связи жанров литературы и интеллектуальных вкусов культуры - английский детектив рождался во время господства аналитической философии Рассела-Уайтхеда, редукции этики к языку у Мура. Критика понятия "фабула" - понятно: если худ.текст не отражает мир, то и выстроить события в затылок "как если бы они были" - это просто очередная выдумка. На примере новеллы "Расёмон" - там нет реальности, в которой можно было бы что-то выстраивать. Критика концепции "события" - кратко говоря, событие это то, что выделяет и о чем знает рассказчик. Без рассказчика в мире не существует событий. А под конец - размышления автора о реальности. руднев приходит к выводу, что т.н. "реальность" есть очень плотно упакованная система, состоящая из множества знаковых систем. Если смысл сгустить и долго варить на медленном огне. получается материальная реальность...

Так что в книге очень много всего.
Tags: books3, culture, literature3, psychology3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments