Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

"если не знаете, какая проблема важная, — нас спросите, мы расскажем"

http://www.moskvam.ru/2008/1/Dondurei.htm

"Даниил Дондурей. Русская культура не проигрывает

Вся философия культурной политики, вся деятельность всех институтов не только власти, но и общества, в первую очередь экспертных институтов — экономистов — заключается в отношении к культуре как к репутационной гуманитарной болтовне. Репутационной — потому что про культуру нельзя сказать ничего плохого. Болтовне — потому что это можно не принимать во внимание ни в каком контексте. Речь не идет о Госсоветах, заседании президентского Совета, заседании Правительства и так далее. Речь идет о том, что если вы будете читать о перспективах развития страны в любой газете, в любом журнале, в любом выступлении, вы никогда не встретите проблему культуры. Вот в последнее время стали говорить об образовании, почему-то придумали, что у образования и культуры могут быть выдающиеся лоббисты. Образование еще как-то имеет к человеческому капиталу отношение. Все же прекрасно знают, в том числе и экономисты, что такое человеческий капитал. Здесь им не нужен даже выдающийся культурный эксперт, которым я за последнее время видел даже господина Шойгу.

Образование — да, а культура — нет. Поэтому и 92-й закон, поэтому и остаточный принцип. Поэтому и повезло библиотекарям в этом послании: впервые за восемь лет президент сказал о библиотечном деле. Мы надеемся, что пройдет несколько лет, и библиотекарь увеличит доход со своих 3 тысяч до 4–5 тысяч рублей, вот уже пять миллиардов будет выделяться. Им повезло. А остальным не повезло.

Вы знаете, что к культуре никто не относится как к понятию, даже к самому определению культуры как выращиванию, трансляции, распространению смыслов, которые есть в каждом миллиметре нашей жизни. Даже те, кто занимается проектированием жизни, законов, кадровой политики, инвестиций и так далее, не будут рассматривать такие мелочи, как ценностные системы, как состояние морали, как мировоззрение, как картины будущего и настоящего. И поэтому им, экономистам, кажется не важным то, что 56% наших граждан очень положительно относятся к Октябрьской революции, а 44% сегодня, осенью 2007 года, приняли бы в ней участие, то есть в борьбе с богатыми. 50% считают нашу систему тотально несправедливой, каждый второй, а советскую — 20%. 62% против приватизации, 40% — за плановое хозяйство, 51% считает историческую роль Сталина положительной. И только 7–10% считают, что ценность свободы имеет хоть какое-то значение. Это октябрь 2007 года, это я подобрал из данных разных социологических служб в связи с 90-летием Октябрьской революции. Кстати, никто из них не вспомнил о 70-летии (пока президент вместе с Патриархом не обратились к этому) начала большого террора.

Два слова о таком маленьком общественном благе, каким является телевизионный эфир. Ничуть не меньшее, чем недра, чем территория, чем единое государство, чем общий наш язык, общественное благо — эфир. Вы когда-нибудь обсуждали, кто-нибудь думал о том, что это за благо, кому оно предоставляется, на каких основаниях... Вы ведь понимаете, что люди у телевизора сегодня — 4+ (это люди старше 4 лет) — проводят 50% времени, это больше времени, чем вся занятость нашего народа в народном хозяйстве. Это все население, а в народном хозяйстве — 68–69 миллионов, таким образом, в полтора раза больше. Кто-нибудь анализировал, кому это принадлежит? Телекомпаниям? Государству? Большинству общества, в чем нас уверяют все философы рейтингового мышления? Не принадлежит. Принадлежит всему гражданскому обществу. Эфир — это достояние всего народа, точно такое же, как недра, и язык, и территория. Это не обсуждается, никакой экономист это в голову не возьмет.

У нас 80% работают у частных предпринимателей и их ненавидят. Можно ли себе это представить, к чему это приведет? У нас фильмы не снимаются о бизнесменах как о хороших, нормальных, вменяемых людях, они все — моральные уроды. И это очень серьезная вещь. Кто про это думает? Возьму одну передачу. «Чрезвычайное происшествие» — это 13 выпусков в неделю, это 600 выпусков в год, по которым дается от семи до десяти криминальных историй. 5000 передач в год, рассказывающих о преступлениях, пропагандирующих преступления. 1500 убийств в месяц. Это одна передача, а у нас их 40 идет в неделю. Понимаете, я не нашел желающих подать в суд по поводу того, что в последнюю субботу октября принадлежащий нашему национальному достоянию телеканал рассказывал об удовольствиях битцевского маньяка убивать людей. 35 минут в субботу с 19.55. Это не менее важная ситуация, чем в Южном Бутове. То есть мы имеем колоссальную терпимость к насилию и отсутствие какой-либо пропаганды творчества, науки, этики.

У меня есть данные, что мы с третьего места соскочили по количеству зарегистрированных патентов (за восемь лет на Запад не продано ни одного товарного знака), что мы вышли из двадцатки по регистрации научных и авторских достижений и так далее, и тому подобное. Я не говорю о том, что мои коллеги знают лучше меня. О такой мелочи, что 37% не читают книги... Что только в семи современных семьях из каждых ста родители читают книги детям, что за 15 лет в 5 раз ухудшилась способность школьников рассказывать истории на уроках литературы, внятно их понимать — у мальчиков в 5 раз, у девочек в 4 раза. Проблема во всей системе отношения к культуре исключительно как к системе поклонения, после которого можно выдать звание народных артистов, героев, подумать о шедеврах, поговорить о том, что культура должна выйти на рыночные отношения.

Мы не единственные живем при рыночной экономике. Весь мир прекрасно — или достаточно успешно — справляется с драмами или трагедиями, последствиями и результатами рыночной экономики. Есть такие механизмы, есть такие системы, это известно.

Я завершаю на простом примере. Выступая недавно на парламентских слушаниях, Михаил Швыдкой рассказывал: Фетисову удалось договориться о том, что в ближайшие годы будет построено 4000 спортивных учреждений. Потому что удалось поженить спорт на патриотизме и доказать, что если ты хочешь победы нашей стране, то нужно строить спортивные учреждения. Но я хочу напомнить тем, кто это еще не понимает: мы в сфере культуры — наша страна, наши творцы, наши деятели, наши художники — не проигрывали государству Израиль. Мы нигде не потеряли масштабы нашей культуры. Осталось это сказать экономистам, тем, кто занимается стратегическими разработками: если не знаете, какая проблема важная, — нас спросите, мы расскажем."
-----
по наводке avvas

Да, и чтобы было ясно, почему в двадцать пятых это важно:

"Я поинтересовался, чем, по мнению Ч., отличаются нынешние северокорейские подростки, то есть то поколение, которое сформировалось уже в условиях "рыночного капитализма снизу". Ч. выделила такие их особенности, как крайний индивидуализм; настороженно-враждебное отношение к окружающему миру (часто, впрочем, сочетающееся с очень хорошим отношением к членам своей семьи); и, главное, исключительный материализм ("в этом отношении они куда более материалистичны, чем выросшие в капиталистическом обществе южнокорейцы"); а также, что неожиданно для меня, "серьёзные проблемы с долгосрочным планированием". По её словам, эти ребята не очень задумываются о том, что будет с ними через пару лет, не говоря уже о паре десятилетий."
http://www.livejournal.com/users/tttkkk/
Tags: culture2, education
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 89 comments