Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Рефлексия у животных

http://nounivers.narod.ru/gmf/meta.htm
Петер Каррутерс (Peter Carruters)
спасибо alisarin http://alisarin.livejournal.com/40523.html
Вкратце: автор сомневается в возможности мета-представлений и мета-памяти у животных, рассматривает самые последние работы в этом направлении, критикует их и показывает. что все результаты можно объяснить без обращения к "мета-процессам".
------
"Несколько последних лет мы видим чуть ли не поток экспериментальных исследований, нацеленных на выявление наличия содержащих мета-представления процессов у неразумных животных (далее: животных). (см. Smith и др. , 1995, 1997 , 2003; Shields и др. , 1997; Call and Carpenter, 2001; Hampton, 2001, 2005; Hampton и др., 2004; Smith, 2005; Son and Kornell, 2005; Beran и др. , 2006; Washburn и др. , 2006; Kornell и др. , 2007) Поскольку "мета-знание" в строгом смысле слова означает "знание о знании", вырабатывающее ориентирующие мысли о когнитивных состояниях и процессах у других субъектов, то авторы данных исследований в основном прибегают к более узкому пониманию, соотнося его с пониманием кем-то своих собственных когнитивных состояний.

В настоящей работе я подвергну критике важнейшие вышеупомянутые теоретические разработки, утверждая, что объяснение имеющихся данных не нуждается в постулировании возможности содержащих мета-представления процессов. Скорее мне хотелось бы показать, что подобные данные допускают объяснение посредством простейших понятий, обращенных лишь к направленным на мир состояниям либо процессам, и опускающих направленные на самое себя. Далее я буду утверждать, что на деле нам следует отказаться приписывать животным содержащие мета-представления процессы. Данная интерпретация основывается на использовании "Канона" Моргана. (Грубо: животным не следует приписывать более сложные, чем это необходимо, когнитивные процессы.) Это достаточная причина думать, что содержащие мета-представления процессы куда более сложны и требовательны, чем регулярные первопорядковые когнитивные процессы познания, появляющиеся далее в моих объяснениях, а пока лишь коротко охарактеризованные.
...
Если что и мотивирует мою скептическую реакцию по отношению основного массива литературы на тему присущих животным мета-представлений, то это мое отрицание неявного предположения, что мета-знание как легче чем, так и филогенетически первичнее по отношению к фиксации содержания мышления. [4] Но в ведущемся ниже рассуждении я не буду опираться на это представление. Скорее я внимательно исследую основные массивы экспериментальных данных по тематике мета-представлений о животных. Они будут включать данные на тему неопределенности и наблюдения неопределенности (3 раздел), данных по поведению в части поиска нужных представлений в случае неопределенности (4 раздел), и данных о возможностях адаптивного использования мета-памяти ([5] раздел). В каждом случае я намерен показать доступность здесь простейшего первопорядкового объяснения. Но мне хотелось бы начать с краткого отступления на тему природы удивления (2 раздел), введения, помогающему последующему раскрытию ряду отдельных проблем.

...По утверждениям анекдотичного вида свидетельств многие виды животных способны проявлять чувство неопределенности или соответственно себя вести. Вспомним, например, кота, сдающего назад и взбирающегося на верхнюю часть стены в момент определения им дистанции опасного прыжка на ближайшую крышу, периодически приседающего, как бы подпрыгивая, перед новым повторением попытки. Однако недавние исследования дельфинов и обезьян позволили показать способность животных к наблюдению и адаптивному распознаванию проявляющейся у них неопределенности в основном тем же, что и человек, способом (Smith и др., 1995, 1997; Shields и др., 1997). Базисная парадигма, обращающаяся к дрессировке животных в задачах выбора, требует от них нажатия определенной клавиши (я ее обозначу [Н], что означает "насыщенный") при распознавании насыщенности визуального паттерна (в случае обезьян; в случае дельфинов использовался сигнал высокого тона), и нажатия иной клавиши ([Р] для "редкий") для паттерна меньшей насыщенности (или тона меньшей высоты). В случае успешных ответов животные получали пищевые вознаграждения, а в случае неуспешных - подвергались легкому наказанию в виде краткого перерыва в их участии в получении вознаграждений. Их также познакомили с третьей клавишей, нажатие на которую позволяло завершать перерыв и начинать новый раунд. Уровень выбора характеризовался все возрастающей сложностью, что позволяло экспериментаторам установить присущую животных (и параллельно, в соответствующих задачах, человеку) степень способности адаптивно употреблять третий ключ "не знаю". [7]

Результаты оказались поразительны. У всех трех видов росло число ошибок там, где при отключенном ключе "не знаю" испытания позволяли только вынужденный выбор, в положении снижения шансов посредством специального создания затрудняющего выбора. Но при существовании "не знаю" все три вида увеличивали использование данной возможности в состоянии неопределенности (то есть в условиях, в которых совершение выбора в большей мере казалось им чревато ошибочностью), в сравнении с его использованием в тех случаях, где, с другой стороны, они видели шанс правильного ответа. Люди и животные даже продемонстрировали сходные индивидуальные различия в степени использования варианта "не знаю".

...Мы уже показали, что неопределенное поведение дельфинов, обезьян и человека может быть объяснено исключительно при помощи первопорядковых понятий, без какого-либо обращения к процессам, употребляющим мета-представления. Но как мы могли бы объяснить, почему другие виды животных (в частности, крысы) не способны полноценно проявлять такого рода поведение? Как полагал Смит (2005), лучшим объяснением подобного рода неспособности оказывается относительная изощренность и позднее порождение такого рода процессов. Отнесемся к этому как к нашей заключительной проблеме.

Смит и Шулл (1989) приложили немало усилий к провоцированию у крыс неопределенного поведения. Согласно одному из принципов, позже использованных в экспериментах с дельфинами, первоначально они приучали крыс распознавать повторяющийся тон наинизшего уровня, от тона того же самого уровня, чередующегося с другим тоном. Если повторялся только один тон, то имел место "В" ("возобновляющий") отклик, если тон чередовался, то имел место "А" ("альтернативный") отклик. Обучение крыс всему этому проходило без особых трудностей, предназначаясь для употребления при выделении отклика "не знаю" в порядке последующих экспериментов. (Предпринимаемая здесь выработка отклика "не знаю", как показывают другие эксперименты, непосредственно и беспромедлительно обрекала животных на новые испытания. Но именно данная стадия всегда служит первым экспериментом из такой серии.)

...Причина, по которой крысы сами по себе не склонны к выбору возможности "не знаю", состоит в отсутствии у них механизма, определяющего выработку последующей паузы и поиска дополнительной информации и/или альтернативных форм в условиях появления у них соревнующихся желаний, чьё появление сопровождает один и тот же уровень силы воздействия. Скорее они реализуют наиболее желательную для них в настоящий момент форму поведения. Подобное объяснение весьма неплохо проясняет данные опытов, не требуя от нас интерпретации поведения дельфинов и обезьян в понятиях мета-представлений.

Новая парадигма измерения неопределенности: обучение обезьян азартным играм

Новый способ проверки содержащих мета-убежденность суждений у обезьян совершенно недавно введен Соном и Корнелом (2005), использовавших принцип пари. Сначала от животных требовалось произвести первичное избирающее распознание - суждение о том, какая из девяти представленных на экране строк более длинная посредством указания подобной строки - вслед за чем им предоставляется выбор между высокоубедительным символом (обеспечивающим больший эффект, если начальный выбор верен, и ведущий к такого же рода потере, если этот выбор неправилен) и малоубедительным символом (поддерживаемым куда меньшим вознаграждением). Набор маркеров во время испытаний все время оставался на экране, и к нему добавлялись выигранные маркеры и удалялись потерянные, что всякий раз сопровождалось звуковым сигналом для усиления эффекта. Обезьяны вознаграждались конфетой всякий раз по достижении коллекцией маркеров определенной величины, и после этого она обнулялась. Как предполагалось, если обезьяны способны отслеживать характерный для их ответов уровень убедительности, то они и более подвержены "высокорискованной" игре в случаях способности давать правильный ответ, чем в случаях (зачастую психологически непростых), где они давали ошибочный ответ.

...Для нас не секрет, что множество видов животных заметно преуспевают в формировании подобных правил. Например, мы знаем, что каждая пчела заучивает правило "поверни направо, если символ в данном помещении тот же самый, что и в предыдущем, и налево, если он отличается" (Giurfa и др., 2001). Так и объяснение успехов обезьян в части приспособления задач в понятиях обретения ими первопорядковых убеждений (33), скорее, чем убеждений посредством мета-представлений (32), не располагает ad hoc смыслом или немотивировано.

...В предоставленных выше оценках не было найдено ничего относящегося к мета-представлениям. Тем не менее, они оказались вполне способными объяснить факты, выделение которых возможно в описаниях поведения, а именно присущее обезьянкам предпочтение нажимать "не знаю" в состоянии утраты из памяти показанного на первой стадии опыта, а также предпочтения, когда они это делают, нажатия "предлагаемого". И все, что востребовано этой оценкой - это вполне исполнимые операции убежденческо-желаемостного рассуждения, к которым также необходимо обратиться всякой теории мета-знания.

...Я, конечно, не утверждаю, что не могут появиться опытные свидетельства присущей животным способности обладания мета-представлениями. Это вряд ли разумно. Не следует предаваться скепсису в отношении изобретательности экспериментаторов. Но я хотел бы сказать, что, как минимум, сам поиск у животных свидетельства способности к фиксации мышления весьма сложен, и, возможно, слишком тяжел в силу этой же причины. Однако возможно что исследование, способны ли животные мыслить свои собственные состояния восприятия, окажется несколько более доступным. Причина в отсутствии несовпадений в приобретении убежденности, что животному присуще определенный казус восприятия некоего содержания [что P], при условии несостоявшегося что P. Действительно, такое получается у нас в том случае, когда мы судим в силу того, что нам кажется что P, хотя фактически не P. Это означает, что можно подкреплять поведение, руководствуясь имеющимися убеждениями в противовес поведению, руководствующемуся убеждением о происходящем восприятии. Если я люблю поспорить, то я поставлю на это. Но по показанной в Разделе 1 причине, я думаю, что невозможно найти свидетельства наличия мета-представлений у животных, неспособных фиксировать мыслительные состояния. Поэтому я сконцентрирую свои исследования скорее на шимпанзе, чем на обезьянах, потому что у первых вероятность животной фиксации мыслительных состояний (и, в частности, фиксации состояний восприятия) представлена в ее наиболее сильной степени (Hare и др., 2001 , 2003; Tomasello и др., 2003a , 2003b)."
Tags: biology3, psychology3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments