Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

geo

Столкновение Севера и Юга

Есть много стран, в истории которых присутствует этот сюжет. Его постоянство даже удивительно - отчего в самых разных странах именно Север и Юг сталкиваются? Иногда это - гражданская война. Иногда - разделение государства. Иногда, как в Италии - противостояние типов экономического поведения и культуры. Интересно, что это значит? Во всех ли столкновениях Север - одно и то же?

Кажется, что эти быстрые реакции гражданских войн или медленно тлеющие противоречия регионов вроде бы единой страны, или еще тысяча форм - просто такая теория, которой можно лишь развлекаться.

Долгое время говорили, что существенная часть истории Руси - это противостояние Новгорода и Москвы. Это осталось далеко позади.

А потом можно вспомнить: столкновение Севера и Юга в России началось в 1917 г. - прошло сто лет, и ничего еще не закончилось.

Что означают здесь Север и Юг? Когда речь идет о США, легко говорят о том, что такое был у них Север и Юг, и эта их давняя история проговаривалась у Фолкнера и до сих пор продолжает побаливать. Когда говорят про США, то это промышленный Север, такой упрямо-протестантский и сухой, рациональный, экономоцентрический - и Юг помещичий, сельскохозяйственный, с особенной культурой, осенней, уходящей, великолепной, выросшей, как всегда, из неравенства. Многие слова тут совсем не про власть. Это был конфликт о том, какой быть Америке - наследницей Старой Европы, или совсем новым образованием, с новым видом культуры, центрированной на технике, где главенствующую роль играет экономика. Новым образованием, которое будет переделывать на новый манер прочие культурные регионы.

Столкновение Севера и Юга в России, длящееся более ста лет. Обычно говорят об играх власти, но это самый поверхностный и скучный аспект. Что значит "Север"? Такой ли он, как в множестве иных случаев? Что в этом случае - Юг?

Север России и Юг России, в чем несовпадение, о чем столкновение...

(c) zh3l
geo

Резкое торможение

Монография Коротаева с соавт. - по классической для них теме, математическое моделирование процессов истории. Самое начало этих рассуждений все слышали - ну как же, экспоненциальный рост населения, экономики, технологий, мы скоро будем в нуль-точке, кривая выйдет в бесконечность и ах-ах что будет. Есть даже люди, которые верят, что как мы в эту нуль-точку придем, начнется рай и изобилие.

Но это ах-ах было давно, сейчас это моделирование на совсем другом уровне. ВВП планеты должно было выйти на бесконечный рост в 2005, население должно стать бесконечным где-то в 2023 г. То есть модель экспоненциального роста, конечно, недостаточна. Она работала примерно до 1970-х годов. Потом перемоделировали, и выяснилось, что там не экспоненциальный рост, а S-кривая. То есть в ХХ веке многие показатели росли экспоненциально, это был переход к новому плато. Перелом наступил в 1973 г. после этого скорость роста стала существенно снижаться, сейчас мы в точке перехода от фазы экспоненциального роста - почти вертикальной области S-кривой, к новому горизонтальному плато.

Конечно, эта картина может быть усложенена. Мир не однороден, авторы - сторонники идеологии мир-системы Валлестайна, то есть рассматривают экономическое ядро (Север, Европа+США+Япония и пр.) и другие страны - ядро мир-системы и периферию. Процессы идут различно, ядро уже прошло экспоненциальную фазу и движется по плоскости, а периферия все еще бурно растет. В книге отловлены некоторые корреляции - за что выгодно хвататься для будущего роста среднеразвитым странам, за что слаборазвитым. Скажем, слаборазвитым надо вкладываться в начальное женское образование, а среднеразвитым - в школьное и вузовское образование населения, это важнее, чем многие привычные экономические показатели.

Однако мне было интересно подумать несколько в ином направлении. Много раз мелькали мнения о замедлении роста науки. Обычно эти мнения освистывают. Между тем не существует показателей, по которым можно было бы оценить объективку. Надеюсь, читатели сами сообразят, отчего число статей, число журналов, индекс цитирования или число внедрений не являются адекватными показателями. Обычно люди, находящиеся в пределах активно разрабатываемых научных дисциплин, не успевают проследить чудовищный вал литературы по теме и уверены, что наука растет чрезвычайно быстро. Но люди, находящиеся в стагнирующих научных дисциплинах, видят вымирание коллег и отсутствие работ по многим прежде существовавшим направлениям. Взгляды будут разные, но ни у одного ученого нет возможности знать, как же обстоят дела в целом по науке. Можно строить ряды экстраполяций, у одних они оптимистические, у других нет. Я много раз упоминал, что на карте науки множество областей, затормозивших свой рост по сравнению с ХХ в., а число активно растущих областей невелико (это можно найти по ключевым словам красные и белые науки, была такая карта). Но это опять экстраполяция, конечно - при желании можно не верить, даже если разобраться с той картой, да и карта может врать, почему нет.

Однако, глядя на кривые, сделанные Коротаевым для разных показателей - уровня грамотности, роста ВВП, численности населения и пр. - как-то больше верится, что те самые часто раздающиеся, но мало замечаемые мнения об остановке или замедлении роста науки в чем-то правы. Логично, что вал науки связан с общими экономическими показателями и уровнем инвестиций, что и смотрел Коротаев. Может быть, в самом деле там не "ах-ах, падение" и прямо средние века, а только замедление роста и уменьшение числа активно развивающихся областей. То есть то, что Коротаев благостно называет выходом из фазы кризисного роста и переходом к устойчивому развитию - то есть к остановке роста скорости, выходу на плато. Ничего катастрофического здесь нет - точнее, может быть, нет.

Там можно выстроить занятный виток в рассуждениях, у Коротаева в книге его нет. Есть весьма важные показатели, завязанные именно на увеличение скорости роста, а не на абсолютные величины. Например, история последних веков, государственная политика и структура экономики в очень сильной степени зависят от того, что государства очень мощно вкладываются в наукоемкие области технологий военного значения. Политики не славятся умением далеко планировать, напротив, дыхание у них короткое, как время между выборами. И они вкладываются в то, что точно даст эффект вот-вот, скоро, если не через три года, так через пять. То есть устройство экономики, технологий и госполитики определяется не абсолютным уровнем технологий, а уверенностью в экспоненциальном росте некоторых областей и тем самым обоснованной надежде на то, что вложения в эту науку окупятся очень, очень быстро. Отсюда простой вывод - переходящая на плато стабильная наука заставит измениться очень сильно весьма многие привычные социальные институты. Само финансирование определенных областей науки, финансирование научных инструментов и центров - все это привязано к ожидаемому экспоненциальному росту, а не просто росту и не просто стабильности. Так что вот на это интересно обратить внимание. Интересно посмотреть, что в современном общественном устройстве зацеплено именно за уверенный взрывной рост, какие социальные институты функционируют именно ожиданием быстрого роста. И тем самым - что именно обрушится, что выйдет из строя.

Возможно, богатое финансирование военных областей науки прекратится и они будут страдать от относительного безденежья, выходить из моды, и рост сопутствующих им областей прекратится. Науку ведь кормят за убедительные обещания, а если их не будет, а будут разговоры о "более полном исследовании феноменов" - денег не дадут. Области "застойных" наук, неактуальных и медленно развивающихся, вообще перестанут финансироваться и станут частным делом увлекающихся любителей. То есть, в отличие от сегодняшнего положения дел, когда вся наука - у государства и корпораций, возникнет частная наука, личная наука. Бедная, конечно. Этому будет сопутствовать социальная капсуляция науки, потеря ее связей с социумом, это будет занятие "посвященных", не слишком интересное массам и совсем им непонятное. В то же время в идеологической сфере примат науки сохранится - его нечем заменить - роль идеологов будут выполнять популяризаторы, которые будут объяснять массам и властям, что же именно утверждает современная наука: наука будет оракулом, популяризаторы - жрецами, объявляющими его волю.

Можно составить модель различий по регионам - положение с этой наукой будущего будет меняться на Севере, на Юге и на Востоке, одни будут сохранять примерно нынешний уровень и более или менее полную традицию научного исследования, другие получат лишь фрагменты некоторых наук, более актуального характера, будут воспроизводить технологически важные вещи и не иметь способов развивать эту технонауку дальше. В зависимости от получившихся обществ в каждом из регионов можно моделировать разные соотношения властей, науки с образованием, прочего населения и пр. Другое дело, что это всё не сразу, перелом был в 1973 г., а многие показатели еще растут, тем более по регионам, так что демография с экономикой затормозят, а инерционные общественные механизмы культуры будут отставать, поскольку многие будут верить, что всё по-прежнему. Как отстало, скажем, наше право и государство - вся жизнь изменилась, а эти социальные формы всё ещё существуют в прежнем виде. Так что пока еще дойдёт и аукнется, время подождёт.
Впрочем, всего этого в книге Коротаева нет, сами понимаете - это мои фантазии.
Collapse )
geo

Застой

интересно было бы сравнить два застоя, сопоставимых по длительности. Я не видел такой работы, хотя напрашивается. Например - в одном случае нарастает численность и ?значимость интеллигенции, во втором снижается, в первом явный идеологический диктат, во втором либо его нет, либо он значительно слабее. Экономика плановая против рыночной, но структура вроде похожа. Посмотреть числа социальной динамики, горизонтальной и вертикальной - прежде к земле привязывали пропиской, теперь скорее рублем, экономический барьер на переезд. Что очень похоже - роль "зарубежных технологий", сопоставление транзистора и смартфона. И так далее - чтобы увидеть, что же существенного изменилось. какие возможности были открыты прежде, что возможно теперь. Без сравнения то, что есть, увидеть невозможно, а с чем же еще сравнивать
geo

Конец вечности

Помните, конечно. Там главная интрига - помимо несколько тухлой любовной линии... Там люди путешествуют во времени, есть специальная служба контролеров времени, они изымают из реальности то, что грозит катастрофами. Редакторская работа со временем. Они смотрят альтернативные варианты, выбирают лучший и корректируют реальность. Реальность соответственно изменяется, будущее меняется, люди - разумеется - не знают, что они "не настоящие", это один из вариантов - из тысяч... из миллионов... из сотен миллионов вариантов. Помнят "настоящую доальтернативную историю" только сотрудники службы контроля времени.

А потом сообразительные контролеры примечают, что раз за разом среди альтернативных и отбрасываемых вариантов был и вариант жизни с космической экспансией, с выходом в космос. Но выбирают безопасную (более безопасную...) линию времени, в которой каждый раз кораблей нет, и земляне живут на Земле. И там еще усовестившийся контролер с тоской шепчет: космические корабли... они были так прекрасны...

Роман был опубликован Азимовым в 1955 г. Нетрудно видеть, как наша история отворачивает от космоса. Все нормальные экономические слова про это сказаны: цена добычи ресурсов на астероидах и планетах безумна, экономически экспансия не оправдана, сил на это нет, и вообще - денег нет. Где-то я это слышал, дежа вю какое-то. Ладно.

Так что я не про очередную - и знающим людям надоевшую дискуссию "а может мы того, в космос махнем" - об этом наговорено, одни очень хотят, но не могут, другие не могут, но и не хотят.

Я немного о другом. Нашу историю отводит от атомной войны - и от космических исследований, путешествий и расширений. Нет, я не призываю заняться поиском контролеров времени, все равно их не найти. По крайней мере в этом журнале. У меня вот какой вопрос: как вы считаете, что именно выводит нас в эту историческую линию, где нет космоса? Я скажу самый банальный ответ, чтобы его не произносили опять сотни раз: да, экономика не позволяет, денег нет. Я понимаю. Это не закрывает вопроса - легко понять, что денег нет у современного устройства экономики. Экономика определяется ресурсами, целями и ценностями. Часть входящих могла бы быть иной. Я не говорю, лучше это или хуже, у меня интерес иной - вдруг кто сможет более полный отыскать синдром. Это же не единственная причина, экономика. Тут играют цели, ценности, да и ресурсы... определяются устройством экономической деятельности. Играть в игру "монополия" не хочется, тут интересно в самом деле посмотреть, какие установки и что в устройстве социальных институтов препятствует.

Я бы призвал не останавливаться мыслью на этой реальности. Ну, допустим для простоты, что в этой это даже технически невозможно - вот, не преодолены трудности, они очень велики, не знали, что столько надо сделать, космические корабли технически невозможны. Пусть. Речь не об этом. Рядом с - допустим - невозможностью кораблей стоит очевидный социальный факт: не очень-то и хотелось. Прежде хотелось, а потом не очень. И я об этом - что изменило нашу реальность, что она стала такой, в которой это невозможно.

Скажем, на некоторые важные вопросы ответ не "экономика", а, например, "демография". На некоторые - "физика", законы у нас такие, что вечные двигатели не строятся и бесплатной энергии нет. Хотя ведь и по этому поводу были инакомыслящие, мечатвшие извлечь энергию - много, для всех сразу. То есть хотелось в эту сторону, и если спросить - что же помешало, ответ будет - "физика". Про некоторые исторические события будет ответ из "истории" - не тот был общественный строй, не такие социальные институты, поэтому вот эти люди тогда не добились успехов. То есть ответы бывают разные. А что отворачивает от космоса?
geo

Задуманное будущее

опыт провел. несложный. можно ли переводить слово "будущее" - словом "future".

Сначала надо про него сказать, про будущее. Где-то в 1969 г. один из экспертов, размышляя о будущем, высказал такую мысль. Мол, совершенно очевидно, что интеллектуальные силы начинают срастаться с экономическими, все в большей степени производство завязано на самые передовые технологии и на научные открытия. Эксперт огляделся вокруг, прикинул и сказал: в будущем крупные экономические силы будут находиться в распоряжении университетов, будет обычной ситуация, когда университетская кафедра или лаборатория будет головной организацией, которой подчинены многие крупные корпорации и фирмы. Будет этакая интеллектуальная экономика - стоят себе университеты, а каждая кафедра имеет в подчинении у себя корпорации, те так в этой кафедре и сидят, так и толпятся...

Прав был, конечно, эксперты же не просто так. Верно все увидел. Маленькая деталь - концепция поменялась и сомножители не так встали. Получилась в самом деле этакая довольно интеллектуально-емкая и даже можно сказать - интеллектуально зависимая экономика, правда, скорее лаборатории подчинены корпорациям, чем наоборот.

Важно что будущее, конечно, можно различить, почему нет. Однако нужно какую-то такую штуку иметь, здравый смысл, что ли, нет, не подойдет... Как-то соотносимые силы учитывать. Даже если видишь, что получается интеллектуально-емкая и от интеллекта зависящая экономика, не следует сразу фантазировать, что, мол, богатства будут в подчинении ученых.

И вот мне захотелось посмотреть, как же мыслится будущее. С одной стороны, есть предсказания экспертов - и в 2017 году они, наверное, не хуже, чем были в 1969 г. С другой стороны, на чем тот эксперт прокололся? В общем, составляющие будущего он определил верно, только результирующая картинка совершенно иная. Человеку же крайне важно, живет он в мире, где ходят этакие надутые профессора, мановением пальца распоряжающиеся корпорациями, или в мире, где ходят такие надутые главы корпораций, распоряжающиеся всякой мелочью вроде профессоров. Это разные миры. Наверное, оба хуже, но исправлять их следует в разные стороны и вообще - очень разные. Так что мало знать интеллектуальные сомножители, надо картинку видеть.

Поэтому я решил посмотреть картинку будущего. Сделать это в наше замечательное время, как понятно, не просто, а очень просто. Я ввожу в поисковик слово "будущее", причем ввожу в https://yandex.ru/images/ поиск по картинкам. То, что я получаю - это картинки образа будущего. Очень интересно, что будущее видят так однообразно, сплошные города, многоэтажные здания и такая всякая штука с летающими автомобилями и прочей технической мишурой. Проектов-то было много, фантазировали и о экологической цивилизации, да мало ли, но набор картинок весьма однообразен.

И потом я пошел на google.image - future. Смотрю - странно. Совсем другое будущее. Скажите, какая история. На русском языке - сплошные картины городских ландшафтов. А на англоязычном ресурсе совсем другая история - там какие-то люди. Разные.

под катом картинки из яндекс.картинки, которые находятся на слово "будущее". и картинки из google.image на слово future
Collapse )
Интересно, почему русское "будущее" переводится - судя по картинкам - как Future World, что значит наше "будущее" и что же оно будет? Достаточно ясно, что накрученные эти города на планете должны быть немногочисленны, то есть этакие десяток столиц в виде особо высоко устремленных городов, живет там... ну, пятая часть населения планеты, а прочие - на необозримых просторах чего? заводы? нет, прошло то время. Просто сидят в домиках и каждый втыкает в своем бунгало в интернет? занимаются прохождением игр? Как мы интересно мыслим будущее, казалось бы - просто фантазии, а такие определенные.

как говорится, и вот так до самого дна
Collapse )
geo

Глупость бложья

Время назад один умный человек говорил мне, как это глупо - писать что-либо в блог. Ведь там находится неопределенное множество людей, которые тут же забудут, да и не поймут то ценное, что содержится в сообщении. Им же все это всерьез не надо. То, что надо, покупается в специальных местах, а это же так, низачем и никому. Это как помойка, куда можно выкинуть что-то ненужное, если есть желание тратить силы на набивание ненужного, но писать что-то информативное, новое и важное в блог - это верх глупости.
Так сказал мне тот умный человек. Может быть, он прав.
Я вспомнил, как говорил Макс Волошин. Он считал, что единственный способ жить в современном мире - это отдавать сторицей за каждое даяние, причем обязательно не тем, кто тебе дал. То, что ты делаешь, следует раздавать обязательно бесплатно, не требуя и не принимая оплату за сделанное, и принимать нужные тебе для жизни средства от посторонних людей, которые считают нужным помочь твоему существованию.
Там смысл был вовсе не тот, что так жить типа душеполезно и ведет к спасению или еще чему-то для себя, а прочее грех. Там смысл в том, что это единственно возможный способ вести экономически трезвую жизнь в современном мире. Это не о духовности, а об экономике.
Другое дело, что тот, кто считал писанину в блогах глупостью, был довольно обеспеченным человеком, а Макс ходил без штанов. Кто сейчас так живет?

(c) zh3l
geo

Доля духовного товара в мире

Интересно знать - какая? Прежде всего, так товары не делят, и потому трудности. Сначала выделим эти типы товаров. Духовный товар поставляют священники и учителя. Душевный товар - музыканты, писатели, актеры. Физический товар - тут множество примеров. Многие ученые создают духовный товар.

Но это примеры привычные. Надо бы современных профессий, тогда станет яснее. Понятно, что строители, рабочие-станочники, шоферы создают физический товар. К создающим душевный товар надо отнести также журналистов или дизайнеров, фитнесс-тренеров и татуировщиков. А духовный товар еще создают финансисты; все, работающие с финансами.

Насколько я представляю, тогда можно считать, что в современном мире наибольшая доля товара создается теми, кто делает духовный товар, оказывает духовные услуги. Я не знаю, в какое количество раз больше, но много больше: мир живет в основном производством духовных товаров.

Отношение физических и душевных товаров неизвестно, и было бы интересно прикинуть. Но уже тот факт, что наибольшая доля товаров и услуг относится к духовному, очень занятна.

(Когда говорят о теориях Белла и других авторов, что социум выправляется раздуванием сферы услуг, там говорят так, будто это работники, создающие душевные товары - типа официанты, всякие советчики-психологи, сто тысяч типов дизайнеров и пр. По числу занятых работников - возможно, так и есть. Но вот то, что по стоимости товаров в разы больше создается современной цивилизацией товаров духовных...)
geo

Длинное время

Понятно, что с некоторой точки зрения в истории случаются лишь действия индивидов, а все "обобщения" и "законы" - это некоторые приближения к происходящему. Но все же они есть. Скажем, эпоха падения Римской империи - конечно, в Средиземье много что происходило, но это был всеми замеченный процесс, длившийся столетия.

Один из процессов, идущих последние несколько сотен лет и особенно интенсивно - именно последние сто лет - это постепенное выделение России из Европы. То, что прежде было лишь частично обособленной частью, временами более, временами менее выделенной, сейчас все быстрее обретает собственную дорогу в будущее. Учиться будет труднее - сквозь такие барьеры чужие умения проходят с трудом. Ну, например, можно показать пальцем на уже практически утраченное умение - видимо, уже никогда не получится наладить своими силами на данной территории экономику (в отличие от того или иного "хозяйствования"): умение выстроить экономические отношения тут не возникнет (хотя при нынешнем умении называть экономикой решительно всё понять эти слова, может быть, не так просто). Насколько можно понять, достаточно скоро многие классы интеллектуальных продуктов тут будут только завозные и на чужой почве плохо живущие.

Можно подумать, что может быть создано в истории вне этих важнейших групп умений. (Разумеется, раз речь о длинном времени, надо настроить оптику - речь о веках будущей истории, а не о годах истории ближайшей.)
geo

Мейнстрим об истории ххв: Экономическая история Европы

Сейчас везде много ммм... людей, назовем их экспертами или аналитиками, они рассказывают разные оригинальные версии истории последних десятилетий. Всякая конспирология, Ротшильды, кто кому гадит, как именно все было спланировано и пр. Обычно это опирается на некоторые очень детально излагаемые (или подразумеваемые) истории, которые знать неспециалист просто не может. И потому можно - по вкусу - либо всему не верить, либо верить, но всегда без знания, на что же то или иное мнение опирается.

В таких случаях очень нужен "честный мейнстрим", то есть некоторое общее представление о состоянии дел в данной области знания. Точно не самое оригинальное, точно не маргинальное, а этакое среднее и устоявшееся.

И вот вышло двухтомное издание по экономической истории Европы последних веков. Это в серии Кембриджских монографий - гарантия качества. По уровню это примерно учебник для студентов, то есть нечто достаточно простое и дидактическое, в то же время со ссылками на то, как именно что получено и откуда берется. Эти тома по истории основаны уже почти целиком на клиометрии - то есть тут мнения основываются на статистических данных, таблицах, измерениях и расчетах, а не на том, что кто-то в воспоминаниях что-то такое сказал. Это относительно новый стандарт исторического знания, и тут он развернут от корки до корки - практически все, что говорится, обосновано теми или иными данными, почти нет "мнений" - только гипотезы о данных, обычно несколько, и с объяснениями, какие факты лучше объясняются какой из гипотез. И с частыми признаниями: а вот этого мы пока не знаем, удовлетворительных объяснений нет.

Поскольку это книга, вышедшая на английском в 2010 году, данные довольно свежие, гипотезы современные. Поскольку это учебник для студентов, никаких особенных чудес ждать не надо - тем и ценно, что это именно качественный внятный уровень, на котором излагается история Европы нынешним европитянам. При желании можно показывать пальцем, под какие складки текста закатаны неудобные вопросы - где не упомянуты имена и персональные истории, где не рассказана интрига и т.п. Кроме того, история доводится до 2007 г. Это позволяет авторам держаться некоторого ориентира: история рассказывается так, что лучшая в мире модель экономики - США, на которую можно только равняться и у которой нет серьезных трудностей, никаких следов недавнего кризиса нет и вообще главное в современной экономике - это гибкость и свободная торговля. То есть никаких сюрпризов тут нет, и никакой критики этой точки зрения тут ждать нечего - но зато можно посмотреть, как же рассказывается честным образом история Европы. Честным - потому что авторы - серьезные люди и, конечно, не врут. Что же до ошибок, то об этом каждый может иметь собственное мнение. Мне кажется интересным, что среди довольно ожидаемого изложения вдруг да и объявляются довольно неожиданные для читателя-неспециалиста моменты - которые, оказывается, совершенно общее место у профессионалов. И на которые тем самым нет смысла удивляться. Кажется, относительно такого же самого общего представления о последнем веке, которое имеется у большинства граждан России, довольно много неожиданного.
Collapse )
geo

Кот, бритва Оккама и оптимальная фуражировка

У кота несколько мышей. Понятное дело, большую часть времени мыши отдыхают от игр под стеллажами или под холодильником. Во время уборки человек достает мышь и кидает посередь комнаты, после чего начинается бурное подбрасывание, уловление, поддавание, загоняние... и она снова под стеллажом.

Загоняние мыши под стеллаж происходит так быстро, что даже если доставать их одну за другой из малодоступным мест, например, раскорячившись на полу с длинной палкой - все равно он успевает загнать одну прежде чем получит другую.

Но вот прихотью судеб и волей статистики сразу две мыши оказались как-то так бы сказать - на равном расстоянии. Так что даже и трудновато было бы решить, к какой ловчее и экономней сразу подойти и ее загнать, а потом чтобы сразу и другую тоже. Прямо экономическая задача. Небеса напряглись, сонмы схоластов с того света посвешивались, чтобы увидеть, что будет, висят нимбами вниз, вглядываются. Экономисты раскопались, потянулись вверх из котлов, вытянулись-высунулись, чтобы посмотреть, как пойдет дело.

Кот лег на спину, когтем забросил себе обеих мышей на живот. Лежит, приподняв голову, смотрит себе на пузо, на котором лежат обе мышки, и временами лапками слегка этак по пузу пошлепывает - то с одной стороны, то с другой.