Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

geo

Спор

Мне кажется, дело решает опыт. Я совершенно не умею спорить. Убедившись в этом, стал искать причину - ведь когда-то я много спорил. Причина оказалась простой: мой опыт убедил меня, что спор бесполезен - в рамках тех целей, которые я ставлю перед разговором. Я помню споры, в которых я победил. Мои противники - насколько я мог видеть - брали тайм-аут, переваривали аргументы и оставались потом при прежних убеждениях. Некоторые находили новые порции контраргументов - они есть всегда. Другие просто не хотели больше спорить, потому что "я знаю, что прав, а ты меня путаешь".

Но я помню многие споры, где я проиграл. Но я оставался при прежних убеждениях. Когда доходило дело до важного, аргументы оказывались лишь внешним обстоятельством - как оружие, как патроны. У меня кончились патроны - значит ли это, что я сменил убеждения? Нет, просто я проиграл спор.

Но я помню ситуации, разговоры, после которых я менял свои убеждения. Дело в том, что это не были споры. Иногда это вообще было сопутствующее замечание - человек говорил нечто между делом, в разговоре по другому поводу, я потом вспоминал, много думал и вдруг понимал - не в том дело, прав он или нет, просто понимал, отчего это высказывание запомнилось, что мне кажется странным и как следует быть - каким следует быть - что влекло изменения в себе. А иногда это было не сопутствующее, а очень важное, но это опять был не спор - это было всякое, но спором не было. Не было аргументов и доказательств.

Дело тут, конечно, в том, что доказательства с их убеждающей силой не имеют отношения к сути дела. Это внешнее средство - потому и работает... В каких случаях? Когда предмет спора безразличен. Спорить можно только о том, что совершенно не важно. Когда результат безразличен, можно - если есть желание - перекинуться аргументами.

А что же убеждает на самом деле? Насколько я могу судить - предъявление обширной картины мира (это совершенно не то, что доказательство или система доказательств) и собственное усиленное врабатывание в такую картину. Некоторые картины после усиленного вживания оказываются непригодны и ты их отвергаешь. В некоторых живешь - изменившись, конечно. Потому что не существует картины мира, в которую можно было бы вживаться и не изменяться.

Для меня спор - это средство для понимания позиции собеседника. Если он заявил свою позицию ясно и у меня нет вопросов и сильного непонимания - зачем мне спорить? Да, это совершенно не симпатичная мне позиция и я думаю иначе. Более того, я не просто думаю - очевидно, что мы живем в разных мирах, мой мир устроен иначе, чем мир этого человека. Но это же не повод для спора. Скорее всего, мы в самом деле живем в разных мирах, и он так же хочет жить в своем, как я - в своем. Для спора нет предмета, кроме "на самом деле ты должен мне подчиниться!"

Такой мой опыт заставляет меня с удивлением смотреть на то, как люди ведут споры. Но - возвращаясь - это результат моего опыта, а не нечто доказанное. И поэтому интересно: у вас другой опыт? Вы меняли важные для себя убеждения, опровергнутые доказательствами в процессе спора?

(c) zh3l
geo

История охоты за 40 000 лет

Интересная книга: Е.Н. Панов. Человек стреляющий. 2019
Я попробую объяснить, отчего - интересная, на фоне множества книг подобного рода. В этой книге - история возникновения оружия на фоне эволюции человечества (известное дело, каменные орудия много древнее "возникновения человека"). Книга интересна поскольку и насколько она не следует привычным шаблонам такого рода литературы.

Что мне представляется не интересным в сонме книг этого жанра? Не важно, о чем они - происхождение языка, искусства, кулинарии, земледелия, социальной иерархии, религии, технологий... Они все одинаковые. В приложении к теме автора - истории оружия - вот как выглядит лекало, по которому кроят такие книги:

1. "Адаптационизм". В кавычках - чтобы различать: в данном случае подразумеваются кабинетные крайне абстрактные рассуждения авторов, из здравого смысла и логики. Эта дрянь не стоит ничего, является собранием суеверий автора - но выступает со значительным авторитетом. Это рассуждения всем знакомые: женщины предназначены для рождения детей, и потому они такие эмоциональные, а мужчины - чтобы охотиться и воевать, и потому они такие воинственные. Оружие предназначено для убийства, и пуси-муси тут неуместны. Язык - средство коммуникации, и потому он экономен и функционален. - Эти рассуждения вытекают из моделей, очень упрощенного описания, обычно крайне тенденциозны и не выносят проверки. Такого рода бред тиражируется повсеместно, это не представляет ничего интересного. В рассуждениях об эволюции много чего - оружия, человеческого тела, языка и пр. - эти рассуждения очень часто апеллируют к "приспособлению", потому что это "выгодно". Наборы таких слов в силу особенностей именно нашего времени и умов читателей кажутся разумными. Обычно авторы ограничиваются тем, что упрощенно, в очень абстрактных терминах описывают нечто - и указывают, что выгодно. Раз выгодно - это подхватит естественный отбор, и эволюция будет направлена в эту сторону. Так можно обосновать, что человечество развивается в сторону всеобщего альтруизма, или всеобщего нигилизма, развивается для завоевания космоса, для ухода в пещеры, для накопления денег, для потребления жвачки, для подвигов, для видеоигр. Доказать таким образом можно решительно всё, сила этого объяснения необорима.

2. Тривиальность и повторяемость основной канвы изложения. Как рассказывается "всегда" история человечества? Вышли из Африки, здоровенные мужики-мамонтобои уничтожили мамонтов и прочую мегафауну, прошли краем океана, 40 тыс. лет назад пришли в Австралию, там тоже уничтожили мегафауну...

3. Поскольку речь об оружии - работает известный из "мужской фантастики" трафарет: раз оружие - то не игрушки, тут царит эффективность, экономность, функциональность, образцы оружия конкурируют согласно своей функции, лучшее вытесняет худшее, конкуренция рождает прогресс. Значит, речь о тактико-технических особенностях, автор будет нудить о сравнительной натяжимости разных жил и сгибаемости разных древес, откуда будет неотвратимо следовать та лабуда, которая засела в голове у данного прогрессиста. Если у него засела лабуда про "социальность" - там будет про тонкости социальных отношений, которые не способны понять тупые мужчины и только женская эмоциональность и сильный разум могут вывести человечество из зверей в люди. Если засело что-то про мужчин - бабы будут нянчить детей на полях, мужчины же постигать на охоте волю неба. Если засел бред про социальную иерархию - начнутся песни про лучших охотников, которые имеют право править.

Так вот, ничего этого в книге нет.

1. Автор, специалист по поведению животных, очень хорошо знает цену поспешному адаптационизму и кабинетным теориям. Всячески их избегает. Настолько, что я бы хотел от книги, чтобы там было сильнее присутствие автора. Многие разделы - это конспекты и пересказы последней литературы по теме. Довольно мало выводов. Автор присутствует авторской волей, задающей линии интереса и порядок изложения фактов, а что из этого следует - читатель должен понять сам. Не удастся пробежаться по выводам в конце глав - читать надо подряд, иначе будет упущено содержание. Содержание дано именно в виде представления фактов, результатов конкретных исследований - теорий и рассуждений в книге крайне мало. Чего в книге точно нет - это "самособойразумеющихся" неожиданностей, суждений типа "как это понятно из самого факта охоты, главное - добыть больше мяса, а поэтому...".

2. Автор проработал современную англоязычную литературу, и потому в самых привычных местах читатель сталкивается с чем-то новым. Австралию заселили 65 тыс. лет назад, Америку - не 12 000, а много раньше, австралийскую мегафауну не люди выбили... И это - отсылки к конкретным работам. Может быть, через 15 лет факты покажут что-то иное, но сейчас это (про австралийскую мегафауну и пр.) - устаревшие мифы. Да, с мамонтобоями тоже облом. Сурков добывать не в пример проще. Главный же тезис автора - что все эти мифические мамонтобои мыслятся как очень специализированные охотники, а на деле было не до жиру, старались брать всё, что только можно пришибить - и важным аргументом на охоте служит легкость добычи (чтобы набрать много) и безрисковость, охота была разнообразной, а не сверхспециализированной. И там история опять же про метеорит, который эту мегафауну и прикончил, с людьми по времени совпало... (тут я лучше промолчу).

3. При изучении эволюции оружия автор, опять же, ищет и находит не "логичные рассуждения", а конкретные исследования того, что есть. Результат очень странный. Вот чем история оружия не описывается - так это функциональностью. Каждый раз находится множество привходящих соображений, отчего общая логика (прогресс и т.п.) действует совсем не так и даже наоборот. Очень значимыми оказываются всевозможные "культурные" соображения - религиозные, декоративные... Во-первых, это красиво - для личного лука это весьма важно. Очень многое оказывается непонятным. Факты есть, объяснений нет. Очень многое удается объяснить исходя из "культурной стилистики": оружие - штука дорогая и значимая, и потому в нее играют, исходя из всяких соображений престижа, "у нас так принято", "этим мы отличаемся от тех вон дикарей". Более того - оказывается, народы (племена) отличаются общим своим характером - одни устремлены к миру, другие хотят воевать, и выбор оружия и направление его эволюции удивительным образом связано с идеологическими соображениями - вопреки расхожему сейчас мнению, что функциональность и технологическая эффективность кроет всю эту гуманитарщину как бык овцу. Ничего подобного - то есть мы сознательно выстроили общество, где дела обстоят именно так, но предыдущие десятки тысяч лет выстроены совсем другими людьми.

Вот. По этим причинам книга интересная и неожиданная. Даже если линия рассуждений автора интереса не вызовет - книга просто напичкана пересказами множества самых последних работ по особенностям быта, верований, жизненного уклада самых разных "диких" племен. И очень многие истории - совсем нешаблонны, тут и обсуждение, отчего такое совершенное оружие, как лук, было утрачено в Австралии, и отчего духовые трубки так уверенно конкурируют с луками во множестве мест, о сравнительных преимуществах копий и дротиков... Что деревянное оружие используется чаще каменного и часто эффективнее, вовсе не вытесняется каменным. Там и железо дереву уступает, не то что... Дешевое оно, дерево, и в обработке легкое.

На мой взгляд, книга в некотором роде обрывается, а не заканчивается. Причина - именно в том, что у автора нет теории, которую он хотел бы запихнуть в голову читателя. Скорее, автор хотел бы отчистить действительно фактически известное от бесконечных домыслов, и он собрал то, на что можно опираться. Попутно обрушилось изрядное количество суеверий, кочующих по популярным и научным изданиям. Он изложил свои сомнения, утвердил то, что вроде бы пока подтверждается... но ничего окончательного нет - из текста видно, сколько же всего на самом деле не известно и не понятно. Какие там окончательные теории
Collapse )
geo

Взаимовывернутые

Читая очередную женскую прозу (Аше Гарридо, например), обратил внимание на соотношение женского и мужского миров. Еще, наверное, повлияло, как мне в недавнем разговоре мужчина сказал: пытался читать женскую прозу, но просто не смог, ну не смог я, и - так и не смог.

Из-за экзотического псевдонима я читал Аше и не знал, кто автор - мужчина, женщина или кто. Просто читал - и на первых страницах ("Док") был изумлен. Ого, подумал я. Там герой оживляет мертвого; мертвый на протяжении девяти лет солдат был выведен из смерти. А в следующей главке... Там одному человеку... оказалось, что у него пропала любимая жена, с которой он жил много лет. Он утром встал - нет жены. Только вот никто - все, друзья, коллеги, мама его - все ему говорили: ты никогда не был женат. Он проверял - документы, то-сё - он де всё помнил, данные жены - а не было такой женщины. Ее никогда не было. А он отказывался смириться. И герой книги - тот же, кто мертвого солдата вернул - отправился туда же, в тот мир, вытаскивать в реальность женщину, которой никогда не было. Чтобы была, раз ее тут любят.

И вот я это читал и думал - ух ты. А потом стал читать дальше - смотрю, а нету ничего. Там дальше то же самое. Так же хорошо. Так же ничего. Только вот это - немыслимые ситуации, цель которых - составить некоторое чувство, дать читателю переживание, состоящее из невозможных элементов. Черная ночь, слабый свет луны, и прозрачная шаль, неизвестно откуда летящая и едва касающаяся щеки - а больше ничего нет и никого не будет. Не надо ждать сюжета, характера, личности - не будет ничего. Только переживание, только чувство. Другого смысла нет, только находящееся в ничто безмерное чувство, только переживание.

Ну и понятно. Если же читать неисчислимое множество "мужской прозы", то там ясный сюжет, с отчетливыми движениями, описание сражений, ловушек, угроз, превозмоганий и побед с поражениями. И ничего больше там нет. Ясный мир сил и средств, продуманных планов, случайностей, отмщений и новых авантюр. То есть совершенно ничего - только пустой и совершенно не нужный огромный мир, в котором тычутся герои, зарабатывая раны и ордена.

Бессмысленный мир выдуманных переживаний, у которых нет ни движения, ни цели. И пустой мир приключений, у которого нет ни развития, ни смысла.

Даже удивительно. Миры эти друг другу, разумеется, совершенно непонятны - каждый за гранью вменяемости для другого.

А где ж там, к примеру, мог бы быть человек?

Насколько я могу понять, между ними есть граница, и вот только в этой немыслимо тонкой грани между внешним и внутренним и может быть человек. Едва свались в любую сторону - и всё, нет человека. Там в оба конца - бездна, падать можно всегда.
geo

Познавательное мужество

Интересно, в чем бы могло заключаться это качество.

Сначала надо сказать, что этого мужества лишены очень многие мыслители современности - самые экстравагантные, самые отчаянные и отвязанные не обладают этим качеством.

Дальше следует сказать, как же тогда понимать это мужество, хотя бы в первом приближении, чтобы понять предмет разговора. Обычно, если пытаются об этом подумать, быстро приходят к чему-то такому: это ослиное упрямство в отстаивании своего мнения или фанатизм, это упорное прослеживание следствий какого-либо положения, несмотря на кажущуюся бесплодность или крайнее оригинальничанье, стремление быть ни на кого непохожим.

Аристотель, помнится, различал отчаянную и бессмысленную отвагу в бою и стойкое мужество - вот примерно от это следует отталкиваться. Не каждое фанатичное упрямство и не любой фанатизм, и даже совсем не фанатизм.

На деле подойти к этому понятию можно только через обратное к нему качество. Это вовсе не "трусость выводов" или там "непоследовательность", это скорее нечто вроде профессионального смирения. Главным оружием, которое разрушило мужество познания, были релятивизм, скептицизм, агностицизм. Соображения, что бесчисленные философы веками упражнялись в остроумии аргументов и ничего не достигли убедительного, кроме множества взаимоисключающих картин мира, что столькие мудрецы стремились к истине, и ничего приличного из их попыток не вышло, и потому никаких таких мужественных порывов испытывать смысла не имеет, человеку приличествует скромность в познании, знать можно лишь узенькую профессионально известную область, ни о какой "истине" и помышлять не следует, если она как-то и будет открыта, то разве всему познающему человечеству, а индивидуальный разум и надеяться не может на постижение истины, если она вообще есть и говорить о ней не бессмысленно.

Если главное оружие, которое разбивает познавательное мужество, создавая тенета бесчисленных концепций, в которых никому не под силу разобраться, - вот эти релятивизм и агностицизм, и то, что ими создается - и есть нечто обратное познавательному мужеству. Агностицизм и прочие этого семейства сейчас почитаются добродетелями, в которых каждый рад признаться. Плод их победы - лишение познавательного мужества.

Тем самым обрисован противоположный полюс - то, что можно назвать познавательной трусостью, вооруженной и основывающейся на агностицизме и скептицизме. Обрисовано и неверное понимание, ложный полюс - фанатичная преданность неким собственным мнениям или идеям, эта ложная противоположность скепсиса и релятивизма.

Разумеется, это я пытался выстроить свое понимание. А вы как считаете, что такое познавательное мужество? Как можно описать это положительное качество, познавательное мужество?

(C) zh3l
geo

Идеология прогресса

Не сам прогресс - при желании его хоть с палеолита насчитать можно, а именно идеология. Вот эта самая: прежде все было глупое, работы, сделанные десять лет назад, уже смешны, мы победим смерть, космос и экологию, построим искусственный разум через пять лет и полетим к звездам. Вот это все - идеология прогресса.

Она началась недавно. Как маргинальные, эти взгляды хоть в Древнем Риме можно отыскать, а чтобы поветрие масс - где-то с XIX в. Эта идеология основана на тройной сцепке: военные технологии, наука, промышленность = определенное устройство общества.

Конечно, военные технологии развивались "всегда". Но тут действует нечто вроде "закона порядка": превосходство на порядок в технике решает дело. Каменные топоры, сколь угодно модифицированные, не являются такой ступенькой для военной технологии. И даже порох и пушки - не являются. Ружья превосходят луки, но не на порядок. На порядок - это когда вдесятеро меньшее по численности подразделение может почти без потерь разбить противостоящую ему группу, вооруженную "старым" оружием, то есть оружием "на порядок хуже". С луками не так, сколько помню, первые мушкеты были не то чтобы лучше луков, они были менее интеллектоемки: воспитание мушкетера - два месяца муштры, воспитание грамотного лучника - годы. Поэтому мушкеты побеждали, однако разницы в порядок не было, и потому не пушки и не порох стал первой порядковой технологией.

Я мало знаю военную историю, такое чувство, что это было нарезное оружие против гладкоствольного. Где-то примерно в середине XIX в. Если соврал, то не очень сильно. Вот тогда установилась эта штука - что техническое превосходство, новое вооружение решает военное столкновение. Еще Наполеону предлагали всякие там броненосцы и суперпушки, он не велся и новые вооружения не заказывал. А в конце века уже все шло к мировой войне, это уже именно такие технологии, вокруг которых танец смерти пляшет прогресс и где оставать нельзя. То есть в начале века во время Наполеона не было такой однозначной установки на прогресс, а к концу века уже всё случилось, теперь правительства и правители вкладывали средства в новые фантастические вооружения - газы, танки и пр.

То есть до XIX в. было понятно, что новое оружие может быть очень даже лучше и удобнее, но главное - организационные, "социологические" технологии. Как выстроена система подчинения, мобилизации и вербовки, единицы управления войсками, организация снабжения и т.д. Армия наемников или набор с населения, общий закон по возрасту или вербовка - это все социальные технологии, создание военных чинов где-то в XVIII в., создание системы мобилизации в XIX. Такого рода новации были решающими, более важными, чем ружья той или иной системы. После этого рубежа в XIX в. критическим фактором стало вооружение. В современном мире довольно очевидно, какой образ имеет война. Тотальная - это ядерная+химическая+биологическая. Всеми способами, а если не всеми - то это такие игры в превосходство, где решает уровень технологий: мы будем бомбить вас с высот, куда не достает ваша артиллерия, и самим фактом безнаказанного разгрома ваших войск...

И далее: кибервойна, террористические операции, мобильная пехота + нейротехнологии. Каждый раз - технический рывок на порядок (или два), когда отстающая в техническом отношении сторона самим фактом этого отставания оказывается в десять раз более невыгодном положении, надо иметь чрезвычайное превосходство в "живой массе", чтобы уравняться с технологически превосходным противником.

И вот эта связка наука-технология-промышленность формирует общество; общество хорошее, когда оно обеспечивает функционирование этого крайне важного функционального аппарата. То есть критерием развития общества выступает прежде всего его способность обеспечивать такой рост технологий, приводящий к крайне быстрому росту военного превосходства. В качестве побочного результата - идеология прогресса.

Интересно, насколько вечной будет эта линия истории? Что тут ключевое, без чего сломается этот механизм?
Collapse )
Одной из неосознанных основ нынешнего положения дел является то, что как природные ресурсы считаются бесплатными, так и "природные" дарования людей. Да, добыть и огранить талант стоит денег, университеты берут много за то. чтобы устроить хороший фильтр, отобрать достойных и сделать отличные научные инструменты, способные создавать те самые нужные открытия и технологии, которые обернутся отрывающими на порядок вооружениями и потому - финансированием и господдержкой. Но люди тут бесплатны. Талант, которого, как репку, отбирают, очищают и приготовляют, сам рад - он бесплатен, не надо уговаривать, он еще спасибо говорит, что попал в жернова и его фильтруют, обучают и работать дают.

То есть помимо критических факторов экономики или науки, одним из ресурсов такого положения дел - общества прогресса, военной гонки и идеологии прогресса - является еще человеческий ресурс, точнее, ресурс мотиваций. Благодаря особенной структуре ценностей и мотивов, люди для этой идеологии бесплатны.

Откуда это? А это даром, из прошлых времен. Еще в XIX в. имелись мотивации, согласно которым - чем тяпкой в земле ковырять, чем на заводе работать, чем в лавке торговать (фу!фу!), лучше быть ученым. Это мотивационная структура, она идет еще из сословного общества, в котором была религия, честь, истина и другие идеологические вещи - вот оттуда тянется мотивация. Ученый сам хочет открывать загадки природы, поэтому он и сам тянется поработать, достаточно отыскать талантливых, огранить и дать им возможность.

Но если мотивации общества сменятся - а как же, нет сейчас сословий, нет угрозы голода, нет презрения к торговым операциям, всеравны - и многие ведь спросят: а зачем? Зачем трудно работать ученым, когда можно ровно в ту же цену и не работать им, и даже напротив того, это еще и повыгоднее будет?
Collapse )
То есть период истории, когда все общество было нацелено на быстрый прогресс и имеется соответствующая иделогия и человеческая мотивация, такое общество возникло исторически совсем недавно и, по-видимому, вскоре перестанет существовать. Произойдут перемены в политике, "вдруг" станут играть в прежние игры по новым правилам, перестанут делать ставки на новые типы вооружений, займутся другими вещами. Что-то от этого изменения переменится, что-то не сильно. А место науки в обществе изменится очень резко. Она же сейчас перефинансирована - то есть с точки зрения общества почти все, что ей дают - это "на войну". Как только эти средства поступать не будут, останется то, что останется - по нынешним богатым меркам это будет совсем мало. Ни мотивации идти в науку и искать истину, ни денег на это... Ни истины. К тому времени - собственно, уже сейчас - будет вполне ясно, что есть некоторая формализованная игра, где добывают целенаправленно некоторые знания, и никаких "истин" тут нет. Таким просто не занимаются. Это еще уменьшит общественную мотивацию.

При этом наука сейчас - доминирующая, последняя инстанция в лестнице рациональности, понимания и объяснения мира. Мысленно убрать науку из сферы культуры, что останется? Вспомните колонки новостей - "искусство". Если убрать науку, на этом месте почти ничего не останется, прочее померло еще раньше. Это совсем другое место в мире и совсем другие игры. То есть образ такого общества сразу изменится очень сильно - такое небольшое количественное изменение, как замедление скорости уровневых военных технологических открытий, всего раза в два - приводит к совершенно иному облику общества.

И в качестве постскриптума я оставлю намек. Выше говорилось, что одним из мотиваторов может служить сословность общества, она так и работала до появления общества масс, индустриального общества. И вот деньги в качестве мотиватора не работают, а вот сословность... Может быть, найдутся социотехники, которые сообразят: каши не просит, стоит недорого, а выход какой - закачаешься! готовые мотивационные системы!

zh3l
geo

Охота. Будущее боевой энтомологии

- Представляешь, открываю посмотреть веб-камеру, а там огроменный паук. Камера же маленькая, он ее заплёл, там нити паутины в палец толщиной через всё видимое поле и огромный паук снуёт. Ужас!
- И? Не видно ничего?
- А, ничего. Я ему дулю показала и он упал, и я спокойно всё посмотрела.
- Да.. используй силу, Люк


А вы говорите - сгонять муху с экрана курсором... Охота достигла уже совсем другого уровня. https://ardelfi.livejournal.com/121553.html

Как считаете, скоро начнется охота на дронов? ну вот он летит... Конечно, может быть - почтовый или полицейский. Но может частный фотограф или там еще кто. Сбить его - азартно и приятно. Они будут уклоняться? А как полицейские будут фиксировать, кому вменять их сбитие? А почтовый тащит - его сбили и взяли, охотники довольны добычей, как с недоставленным товаром? Ставить на дрон бомбочки с краской? Чтобы взрывались и метили охотников? Как это всё будет, ведь появление в быту вне дома роботов - это совсем новые границы и новые законы

Это же как будет... Вот снимают с дронов участки всякие, а собственники не хотят, чтобы снимали. Ведь будут сбивать. И, наверное, не только физическими средствами, пулями - наверное, будут пытаться перехватить управление. Или будут дроны-перехватчики?

Соколиная охота получает новые смыслы.
Collapse )
По мере минимизации востребованы станут не только развивающиеся с VIII в. до н.э. методы соколиной охоты (барельеф в крепости Дур-Шаррукин). В XIII в. Фридрих II Гогенштауфен написал трактат «Искусство охоты с птицами» (De Arte Venandi cum Avibus). И вот, снова при делах. Так я к тому, что неизбежные нанотехнологии сделают актуальными энтомологов. Использовать методы слепней? Сидит себе слепень на высоком деревце, видит: дрон. Следит, срывается в скоростном рывке, перехватывает. Или будут догонять, преследуя дронов, как некоторые стрекозы?
Или не будет минимизации, ведь маленькие дроны не способны носить грузы. Только как шпионы могут использоваться - и вот дрессированные и прирученные слепни, стрекозы, шершни будут использоваться для перехвата шпионских дронов. Представляю: полицейские шершни, 5-й отряд. На его счету десятки перехваченных дронов-наркоторговцев. Или там дронов-хакеров...
geo

Уроки прошлых побед

Известная приговорка - что генералы всегда готовы выйти победителями из прошлой войны. Учат сражения, подмечают ошибки, делают выводы - их споры приводят к пониманию, они готовы к тому, чтобы сражаться в тех старых сражениях лучше. Беда, понятное дело, в том, что та война никогда уже не повторится. И очень часто в мире происходит нечто, вообще лежащее в иной плоскости. Совершенно. Ну, они там, скажем, готовы пулеметным огнем класть колонны противника, а уже речь о войне без фронта, мобильная пехота и десанты превращают в фронт всю территорию. Или они готовы..., а тут уже террористы. Или..., а уже информационная война. Не пытаясь подражать, совершенно не о примерах - надеюсь, мысль вполне очевидна.

Я, конечно, не о военных действиях армий. Сейчас (и еще совсем недавно) гремели споры. Помните? Консерваторы-националисты против либертарианцев, правые против марксистов, все против либералов и всякие другие. Иные споры приутихли, другие готовы с новой силой.

Какие вы считаете спорами прежней войны?

Допустим, теперь уже бьются вокруг идей Илона Маска и готовятся к освоению Марса с поясом астероидов. Или к введению роботизации, всеобщего гарантированного дохода и вопросом, что делать с праздным населением. В общем, как думаете, какие еще недавно или прямо сейчас идущие горячие споры уже пусты. Не потому, что противники примирились или обозначена победа, вовсе нет. Прошлые войны проходят в прошлое не потому, что всем все ясно - просто новые войны мобилизуют несколько иначе, новые фронты требуют все для победы, и нет дела до прежних обид - надо убивать уже совсем новых врагов. Старые разборки становятся неактуальными - а вовсе не примиренными.

И потому дело не в том, что кто-то победил, например, марксистов или там еще кого. Марксистам ничего ен стало ясно и, конечно, они не примирились, и прочим всем сторонам разных споров еще много есть что сказать, никакого решения нет. Но - вы считаете, например, что такие-то споры уже всё, устарели. Что бы не порешили теперь бы такие-то, сойдясь - это никому из вменяемых и понимающих настоящее с будущим людям не интересно, это старые дураки (неважно, что в, например, в возрасте шестнадцати лет) продолжают обсуждать уже ушедшие в невозвратное проблемы.

Что, не будучи, допустим, решено - уже устарело, какие споры могут больше не волновать? Лучше с парой слов обоснования - напомню, дело не в линейности (потому что победили другие...), а в том, что дело уже в иной плоскости (не важно, колонны сильнее или пулеметы с укрепленных окопов - просто вся та стратегия уже в прошлом).
Collapse )
geo

Когда начался наш мир?

тут, конечно, можно разное говорить. Иные начинают запев про 4.2 млрд лет, иные сразу уходят на 13 млрд назад и уже оттуда... Есть те, что начинают говорить о чем-то типа десять в минус двадцать четвертой степени секунды. Ну и прочие разные разности. Кто вспомнит эдиакар, кто Французскую революцию.

Можно спросить про наш мир, в котором международный английский, в котором Германия во-он там, ну, вы видите, и Россия во-от тут, если вы это можете различить. Это, конечно, началось вовсе не в эдиакаре, не тем будь помянут, а в 1763 году от Рождества Христова. По крайней мере есть некоторые основания так думать.

Россия давно была на периферии Европы, при Петре она стала пытаться в Европу продвинуться и, как говорится, напомнила о себе, а во время Семилетней войны случилось это самое. Россия показала, что ее армия - одна из сильнейших в Европе, что она - одна из великих держав. С этой войной вообще много непоняток, обычно про нее говорят, что это была для России война бессмысленная, какие-то дурацкие монаршьи договоры - и русские солдаты гибнут в войне с Фридрихом.

Однако все было немного иначе. В это время, как раз в 50-60-е годы, Англия обштопывала континентальную Европу, именно тогда все и начиналось. Францию практически съели, и тут на арену вышла Пруссия. Мы теперь знаем, что это было началом Германии, тогда это было менее очевидно. Однако Англии так удалось сыграть, что Елизавета решила - Пруссия представляет угрозу для России и следует нанести Пруссии серьезное военное поражение. То есть в Семилетнюю войну Россия стала играть против Пруссии, ее испугавшись - а Европа как раз, посмотрев на Россию и ее военные успехи, испугалась Россию. Практически в первый раз, до того ее особенно-то не боялись, не было ее.Collapse )
geo

(no subject)


В России прекратят госфинансирование фундаментальных исследований из ФЦП
Президент РФ Владимир Путин поручил изменить существующий механизм ассигнований из федерального бюджета на научные исследования. Документ опубликован на официальном портале президента.
http://top.rbc.ru/society/16/01/2014/899629.shtml


В утренних новостях показывали, как жители испанского Бургоса вышли на улицы в знак протеста против решения городских властей реконструировать какую-то старинную улицу и устроить там подземную парковку.
http://synthesizer.livejournal.com/1305833.html


Будущее высшего образования.Ресурсы для погружения в тему
http://oldwine.livejournal.com/128446.html
Collapse )
geo

Неизвестная история

"Тысячи гениев живут и умирают непризнанными - ни сами собой, ни другими. Если бы не Гражданская война в Америке, Линкольн и Грант, Шерман и Шеридан никогда не стали бы из­вестными, и о них бы никто не узнал. Я затронул эту тему в своей маленькой книжке «Путешествие капитана Стормфилда в рай». Когда Стормфилд попал в рай, он очень захотел увидеть таких непревзойденных и несравненных военных гениев, как Цезарь, Александр и Наполеон. Но один из давних обитателей рая сказал ему, что они здесь вовсе и не считаются военными гениями, и что они всего лишь скромные капралы по сравнению с определенно колоссальным военным гением, сапожником по профессии, который жил и умер безвестным в деревне в Новой Англии и не видел ни одной битвы за всю свою земную жизнь. Его не признали, пока он жил на Земле, но в раю все стаю ясно, как только он попал туда, и ему отдали те почести, которые он мог бы заслужить... если бы на земле знали, что он был самым одаренным военным гением из всех когда-либо живших на планете"
Марк Твен


Как считаете, это верно? Вот мысль Лема о трех видах открытий - помните, да - о великих, о тех, что будут признаны великими через поколение или там через эру - и о тех, что не будут признаны никогда. Это та же мысль. Вот у нас таланты, писатели, полководцы, изобретали, философы. Вот у нас энциклопедия, где задним числом роздано по серьгам и есть списки - Питирим Сорокин даже, как известно, статистику на это наводил, когда кого больше рождается, чем чаще. Если считать, что очень немногие остаются в незаслуженной безвестности, а напротив гений себя проявит, не так, так эдак, и будущие гении по ремонту машин времени сейчас проявляют себя как мастера-библиографы (вспомните хоть одного гениального библиографа?), ну вот, если число непроявившихся гениев мало, то у нас по векам идет довольно небольшое число известных людей, которых стоит помнить. Сотня на век, ну три. Ну хорошо, три тысячи.

Или у нас 90% гениев остаются неизвестнымиCollapse )