Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

geo

Не дюжая сила языка

Прочел фразу "эта задача потребовала от него не дюжего интеллекта".

Дюжий - это, значит, синоним "маленький".

А вы - журналисты, журналисты... Что они могут, одни. Против языка. Во всем его ужасающем великолепии.
geo

Высокомерие

Мне не очень понятно различение высокомерия и превосходства (в современной жизни, конечно, - меня не происхождение слов интересует и не история, а современность).

Поверхностный ответ очевиден - высокомерие связано с тем, что некое лицо приписывает себе выдуманный статус, не обеспеченный действительными заслугами, а превосходство - реальное преимущество в какой-то деятельности, способности. При этом высокомерный презрительно относится окружающим, а превосходство этого не подразумевает.

Так по "словарному" смыслу. Бессмысленно говорить, что кто-то высокомерен по факту знания латинского языка - это все равно, что сказать, что кто знает математику или иной предмет, высокомерен. Странно было бы сказать, что знающий нечто должен скрывать свои знания или за них извиняться - вроде бы это нейтральное, нормальное поведение, "просто быть собой" - знать то, что знаешь.

Но вот я смотрел на массу ответов про старую орфографию, и там чуть не самый частый вариант - раз "они" не пишут как все и демонстрируют знание того, что другие не знают, значит, они высокомерны.

Этот оттенок чувств проявляется достаточно часто. То есть приведенное выше "нормальное" понимание превосходства и высокомерия не работает. На деле есть представление о норме, которой "все" должны соответствовать, а демонстрировать, что ты отличаешься от этой "кем-то" принятой нормы - высокомерие. Превосходство тогда - это "дозволенное" превосходство, когда внутри тех областей, где допускается "соревнование", некто показывает хорошие результаты, превосходящие других. Если же заповедано, что где-то соревноваться не следует, а следует быть как все, то любая демонстрация превосходства тут же расценивается как высокомерие. То есть существуют особенные чувствительные области, где любой показатель превосходства по умолчанию снабжается дополнением "он меня презирает" и расценивается как высокомерие.

И тогда, конечно, сразу же интересно, как выглядит та область, где дозволено быть превосходящим - в деталях, со списком дозволенных знаний, и как обрисовывается область, где не дозволено. К примеру, знать английский, допустим, дозволено, то есть наличие таких знаний расценивается как превосходство, а не высокомерие. А знать нечто иное - нет, не дозволено.

Сюда же относятся, конечно, деньги. Есть весьма известная проблематика - простительно или непростительно в России обладать большими деньгами. Там есть длинные ряды фактов, описываемые выражениями вроде "честно такие деньги не добыть" и пр., то есть отличаться деньгами "сильно" (насколько сильно - это другой вопрос) нельзя, по этому параметру отличие расценивается как высокомерие, а не превосходство. То есть сам факт наличия некоторой "сверхпороговой" суммы денег влечет автоматическое дополнение: этот нас не уважает.

То есть эта дуальность затрагивает очень разнообразные сферы жизни. В одних сферах надо быть в середине нормы, не выделяться, норма представлет собой плоскую границу, в других сферах жизни это такая достижительная, соревновательная шкала, там можно быть выше других, это не осуждается.

Не приходило в голову, что и знания тоже располюсованы по этим группам. Что так относятся к происхождению, к деньгам - в общем, банальность. А что к знаниям - кажется, нет.

(c) zh3l
geo

Хороший текст

Труды по русскому правописанiю. Вып.1

http://www.mdk-arbat.ru/bookcard?book_id=939681

Попала в руки книга. Весь этот первый выпуск выпущенного магаданским издательством томика - в дореформенной орфографии. Я к такому не привык, даже кажется, сейчас избегают, и в библиографии, скажем, цитируют книги дореформенной орфографии - в современной, и даже цитаты, претендующие на аутентичность, когда цитируют на старофранцузском или древнеанглийском, а дореформенную русскую по дефолту переводят в современную, и Пушкина в его собственной орфографии у нас нет, а общем - не привык.

Там статья В.Е. Чернова "Реформы и Лингвистика". Текст - разбор аргументации по поводу дореформенной орфографии. Мне понравилось, как сделана статья. Я ожидал некоторой ажитации, горячих заявлений, что только так и надо и кто смеет препятствовать. Но нет. В статье - очень спокойный, подробный разбор всех возможных возражений против старой орфографии. Причем позиция автора - строго профессиональная, научная, лингвистическая. Расматриваются аргументы тех лингвистов, которые когда-то, сто лет назад, агитировали за новую орфографию, рассматривается, что именно было сделано и как это соотносится с аргументацией авторов реформы, современные соображения, сетевые баталии с их новыми аргументами, современное положение дел как новая норма - в общем, все, что может войти в голову по этому поводу, изложено очень спокойно, взвешенно и аргументированно. Автор говорит внятно и популярно, но местами, где дело доходит до профессиональных тонкостей, показывает, насколько его уровень владения материалом несравним, например, с моим - что делать, профессионала не догнать и даже спину его не увидеть, как ты не интересуйся предметом. Но в целом вся аргументация в ее логическом аспекте изложена внятно, без заумностей.

При этом относительно современного положения дел автор занимает позицию очень сдержанную. Я, опять же, ожидал, что человек, так разложивший позицию противников, показав, насколько вздорными были аргументы сторонников реформы, опровергнув их не рассуждениями, а фактами (не так меняется фонетика, как они говорят, не так сказывается постоянство орфографии и т.п.) - в конце победно заявит что-нибудь утопическое, вроде того, чтобы всем тут же переходить на... ничего подобного. Опять взвешенная, спокойная, внятная позиция. Относиться хотя бы так, как это принято в профессиональной традиции других стран, то есть издать академические собрания классиков, претендующие на аутентичность, в той орфографии, в которой они писали, давать нормальные цитаты и ссылки на старые работы, без искажений. Показывать (не учить наизусть яти, а показывать) в школе, чтобы у взрослых людей не было смешных идиосинкразий к нормальной русской орфографии. И главное - сделать выводы по поводу новых реформ правописания, поскольку и сейчас есть сторонники очередной решительной реформы с теми же аргументами, что и прежде - научно несостоятельными.

Предложен и стиль реформирования - может быть, это как-то смягчит жестко застывшие мозговые извилины современных читателей... Так и не примирившихся после гражданской войны во всех смыслах, и готовых решительно "повторить". Мне очень понравилась формула. Автор говорит: хорошая реформа должна проводиться так, чтобы большинство населения (которое не осознает, как устроен родной язык и как связана орфография с речью) даже не замечало перемен. Так реформировали Грот и, допустим, Розенталь - это называлось всего лишь небольшой кодификацией, некоторой унификацией правописания, замечали это только профессионалы - корректоры и учителя русского языка, а масса населения вообще не ощущала перемен. Вот в таком случае это хорошие реформы, которые пытаются сохранить живую преемственность культуры.

И там очень хорошо сказано. Хорошая реформа, которая аргументируется "пользой для культуры" (никто не аргументирует реформу, что от нее культуре родного языка будет вред), не должна отсекать основной корпус текстов, сделанный в этой культуре. А произошедшая реформа орфографии это сделала - и сегодня достаточно многие люди, увидев случайно книгу в старой орфографии, отказываются ее покупать (даже если их заинтересовала тема), и говорят: я не читаю по старославянски. Основной корпус классики на русском языке отрезан от массового читателя, от чего происходят различные искажения.

Хороший текст. В книге еще две статьи В.В. Николаенко на тему будущего - каким будет русский язык после 2051 года? Этот текст можно поискать в сети, и даже можно там найти. Этот текст я даже пытаться пересказывать не буду, там, конечно, самое интересное - примеры-образцы, это читать надо, а не пересказывать. Тоже очень интересно, хотя и грустно.

В общем, приятный сборник статей, хотя отчего он издан в Магадане, я понять не могу. Видимо, это отдельная какая-то история, в которую я не посвящен. Но тираж все же не 50 экземпляров, а 1000.
geo

Процесс и объект

Э. Бенвенист:
"... такие понятия, как процесс и объект, не воспроизводят объективных свойств действительности, но уже являются результатом языкового выражения действительности, а это выражение не может не быть своеобразным в каждом языке. Это не свойства, внутренне присущие природе, которые языку остается лишь регистрировать, это категории, возникшие в некоторых языках и спроецированные на природу. Различие между процессом и объектом обязательно только для того, кто рассуждает исходя из классификаций своего родного языка, которые он превращает в универсальные явления; но даже такой человек, если его спросить, на чем основано это различие, вынужден будет скоро признать, что если «лошадь» — объект, а «бежать» — процесс, то это потому, что первое — имя, а второе — глагол."
Общая лингвистика http://www.classes.ru/grammar/167.Benvenist-common-linguistics/source/worddocuments/xiv.htm

Очень распространена "мода на процессы". продвинутые интеллектуально сообщают, что если плебс выделяет объекты, "ориентируется на кирпичи", то умный человек смотрит на процессы. Описания объектов субъективны и неполны, там задают какие-то глупые иерархические классификации, то ли дело процесс - он такой весь подвижный, объективный...

Поскольку я не вижу этой разницы, с удовольствием посмотрел бы на объяснения. То есть: чем отличаются объекты, процессы, или, иначе - деятельности. Только вот чего не надо, так это взывать к интуициям языка. Языки разные бывают. Как мне кажется, деятельность, процесс и объект - это просто одно и то же. Иногда в профиль.
некурю

Обогащение языка

Всегда мне казалось, что язык должен быть богат и неожидан. К каждому слову должны быть антонимы, а лучше несколько. Слова нужны для описания градаций, стадий и характера действий. А как же иначе. Чай, не пиджин какой.

Известно драгоценное приобретение русского языка. Ёмкое слово для обозначения полной окончательной гибели всерьез. Так это произносить долго, а можно кратко и выразительно, ну, вы знаете.

А антонима нет. Это непорядок, я считаю. Конечно, всегда можно извернуться, и вообще несколько корней обладают значительной семантической емкостью, но в то же время досадной многозначностью.

А тут случай произошел. Сам по себе случай не важный, и расскажу я его исключительно для финального аккорда, то есть решительного и важного обогащения русского языка. То есть читать дальнейшее не обязательно, важно, что прилетело по воздуху обновление к русскому.

Итак, этим серым январским днем некая дама нашла на помойке худющего черного котенка, которого в дальнейшей переписке упорно обозначала "скелетом", я даже переспрашивал - не, живой пока, но уже слабо. Дама ту черную тряпочку с костями подобрала и отправилась в ветлечебницу, имея при себе верный ноутбук. Сидя в очереди, подвергаясь осмотру и процедурам со стороны врача, дама не забывала общаться в соцсетях с понятной целью. Врач сердоболен, но не так богат, дама одна тоже не может благоустроить решительно всех, и потому нужны были деньги. Срочно, за осмотр и процедуру, на завтра, на лечение - в общем, дама воззвала. Дело понятное.

Случилось так, что более активные ее подруги и собеседницы были чем-то отвлечены этим ненастным январским вечером, и необходимая помощь что-то, крякнув, задерживалась. Наверное, по этой причине я и оказался тем, кто успел вовремя перевести требуемые деньги, и нервничающий без оплаты врач еще до закрытия себя успел оказать необходимую, и нервничающая перед закрытием его дама успела получить уверения в жизнестойкости, и нервничающий котенок успел выжить, что-то там получил в вену, что-то в желудок, слабо мякнул и наконец уснул, ожидая значительного облегчения дальнейшей жизни.

И вот под влиянием этой облегчающей неожиданности дама написала мне. Конечно, в несколько расстроенных и внезапно облегченных чувствах, так что примененное ко мне название всерьез именно мне не принадлежит, но скрывать новое слово от людей русского языка считаю невозможным.

Дама мне написала: "Спасибо, вы просто спасец".

Полагаю, нужна небольшая правка: быстрое, даже скажем так - резкое, неожиданное спасение следует именовать этой краткой энергичной формой.
geo

Жертва есть продукт при полном непротивлении сторон

Ритуал жертвоприношения мне был в деталях неизвестен, и - всякое может быть - вдруг кто-то еще столь же мало знает. Вот текст; там раньше и позже говорится примерно следующее. Что ритуал жертвоприношения был порядочно забыт уже к III-IV вв. по Р.Х. в Риме, уже мало кто мог похвастать хорошим знанием, как правильно прнести жертву. Но еще были какие-то воспоминания, а сейчас так и вовсе, надо полагать, забыли. А ежели восстановить - там вот что:
Антонец в.е. ватиканский вергилий 2014
Это из книги: Индоевропейское языкознание и классическая филология-XVIII (чтения памяти И.М. Тронского). Материалы Межд. конф., проходившей 23-25 июня 2014 г. СПб. Наука. 2014. 980 с. Статья Антонец В.Е. Ватиканский Вергилий 2014

То есть жертву в жертвоприношение не брали, если вырывалась и вообще бойко себя вела. Прямо анекдот "отставить газовую камеру, Сидоров не хочет".

Правда, не говорится, что делали с теми жертвами, которые не хотели и на роль жертвы не подходили. Я отчего-то не уверен, что их отпускали пастись и резвиться. Но все равно, выбор был.

Тут уместна какая-то картинка. Пусть будет такаяCollapse )
Violinist

Вопрос про добро

Страшное дело, конечно, кто ж так спрашивает и что ж тут отвечать. С другой стороны - а вдруг. Мало ли.

Есть такая песня: "добро" редуцируется в значениях своих, с пятьнадцатого века потеряло значение "доброкачественность", "красота", "честность", за двадцатый век почти извело значение "имущество", словообразовательное гнездо корня добр- потеряло больше половины значений. В общем, высший наш нравственный императив в русском языке того. Ну, как и все остальное, вы знаете, зачем перечислять, усугублять и разжигать. Плохо с добром. Входит в состав клише, а клише это, так сказать, реликтовое лингвистическое излучение - прежние значения слова из него светят, неиспользуемые. А в новых выражениях не очень. Во всяких спасибо и добро пожаловать светят сквозь века прежние нраственные ценности, а про нынешние что сказать?

В живом разговоре слово добро не служит практическим нравственным регулятивом. Заволокло его иронией, понимается оно как что-то такое из ряда белое-черное, сила, что противостоит злу, тоже относительному, условному, от точки зрения зависящему. Это все понятно.

Вопрос у меня вот какого сорта. А что же служит на словах этим самым практическим регулятивом? То есть, если есть живая ситуация, в жизни надо что-то решить, сомнения одолевают, - чем пользуемся? В каких словах выражается критерий, как говорится о том, какой способ выбрать? Если опираться на традиционную нравственность, здесь бы как раз сказать о различении добра и зла. Но в таких выражениях не говорят обычно ни о других, ни о себе. Вот друг пришел за советом или подруга. Вот сам на перепутье. Вот сложная ситуация. В каких словах обсуждается, что выбрать? Как бы это сказать?
geo

Три ключа от русской культуры

Конечно, пока это нарисовано на куске старого холста, но все же.

Чтение книг по народной картине мира оставляет массу поводов для раздумий. Примерно с 90-х годов это уже не любительские вылазки философов, а нормальная работа профессионалов, обычно - лингвистов. Там сначала Апресян, сбоку на манер Поповича и Никитича - Иванов и Топоров, но, конечно, основательницей - Вежбицкая. Русский национальный концепт - слова "душа", "тоска", а третье я забыл. Непереводимые и ключевые. А, да. Третье на "с", и я думал - скука, а на самом деле - "судьба". Душа, тоска и судьба - три непереводимых ключа к русской культуре.
Там Пеньковский с очерками по русской семантике, Лотман, Козеллек...

И вот я прочел исследование М. К. Голованивской. МЕНТАЛЬНОСТЬ В ЗЕРКАЛЕ ЯЗЫКА. Некоторые базовые мировоззренческие концепты французов и русских. 2009

Тут главное, конечно, последовательность. Вместо отдельных выхваченных примеров - сопоставление словарей, работа с оттенками значений. Многое мне кажется еще недостаточно обоснованным, попросту придуманным за неимением лучшего, но какие-то участки уже выглядят прочно.
Сопоставление ментальности разных культур.
Замечательно, как во французской культуре совесть - слабый противник, то, с чем легко справиться, совесть и душа являются антагонистами разума, царит в человеке, конечно, разум, который понимается вполне прагматично, вплоть до подсчета наличности. Ну а в русской - совесть служит верховным словом, против нее явным образом действовать нехорошо.

Или душа. Автор убежден, что главный образ для русского слова "душа" - женский половой орган. И никак иначе. В книге у автора обоснования, примеры, словоупотребления, соответствующая семантика. Так что у русских - так. А вот у французов душа - это ткань, обертка.

Разве тут можно договориться?
Или базовые чувства. У русских они мужские. То есть чувства же - это то, что приходит в душу, что овладевает человеком. И вот у русских чувства - мужского рода, все эти гневы и страхи. Конечно, есть слова женского рода, но я же не обоснования повторяю, а выводы, за обоснованиями надо к автору. А во французском базовые эмоции в основном женские.

С добром очень странно. Для русских добро - моральная категория, добро - это то, что отдано без раздумий, не приносит прибыли, бескорыстно и часто вопреки общему благу. А для французов добро - это материальный достаток, хорошо продуманный и разумно обустроенный, распределенный частично себе, а частично на общее благо.
Collapse )
geo

Разделение на тех, кто, к примеру, лингвист

Привычно и часто ученых делят на практиков и теоретиков, на естественников и гуманитариев, на математиков и... Не будем об этом. Есть и еще одно деление, которое проявляется, как кажется, очень четко, но в словах не оформляется. Четкость этого деления проистекает от того, что это не просто так неизвестно зачем, эдак логически, а явственно заметные особенности мышления. Встречаемые и ушибающие. Их не видно лишь когда много общаешься с такими людьми (то есть являешься одним из них), а со стороны это весьма заметно. В это, конечно, не все верят - ну какие там особенности мышления, чем это я не такой, все мы можем. Но вот - особенности мышления учителей все, вроде знают, особенно у кого теща или иная родственница из учителей будет - очень заметные особенности, когда говорить, не уча, человек почти не может. Даже если старается. И таких особенностей у разных профессий много.
Collapse )
Какие бывают особенности мышления, связанные с работой, с постоянным кругом занятий?
spectacles

(no subject)


...В грамшианском словоупотреблении гегемония вовсе не синоним господства. Это господство плюс согласие подчиниться. Ситуация гегемонии возникает, когда значительная часть общества принимает порядок вещей потому что:
- данный порядок представляется общим благом
- обществу предложен весьма комфортный материальный компромисс
- существующему порядку просто не видно никакой реальной альтернативы


Г. Дерлугьян, К. Харрис