Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

geo

* * *


И таки Волга не впадает в Каспийское море. Потому что географически, в месте слияния, Кама по любому параметру больше Волги и значит Волга впадает в Каму. Впрочем, если пойти дальше, то окажется, что это и вовсе Чусовая. Т.е. по сути Чусовая впадает в Каспийское море!
https://ivanov-petrov.livejournal.com/2100228.html?thread=153724932#t153724932


В общем, говорить на эту тему бессмысленно, молчать тем более.
https://ivanov-petrov.livejournal.com/2279886.html?thread=153808846#t153808846


Воистину, смена поколений нужна для смены идей. Эти люди так и будут до самой смерти вариться в идеях, которые кипели во времена их молодости. Если они к 2020 году не смогли заметить, чт ожизнь давно ушла вперед, то и не смогут.
https://daniel-grishin.livejournal.com/315790.html


Один очень мощный критерий: мир и герои. Если мир живой, только когда герой рядом, это почти 100% женский автор. Если мир вполне живет своей жизнью и после того как герои его покинули - это скорее всего мужчина.
https://ivanov-petrov.livejournal.com/2279187.html?thread=153725715#t153725715


Когда речь заходит о смерти, то единственное мое пожелание по этому поводу чтоб я этого события не заметил. Collapse )
geo

Взаимовывернутые

Читая очередную женскую прозу (Аше Гарридо, например), обратил внимание на соотношение женского и мужского миров. Еще, наверное, повлияло, как мне в недавнем разговоре мужчина сказал: пытался читать женскую прозу, но просто не смог, ну не смог я, и - так и не смог.

Из-за экзотического псевдонима я читал Аше и не знал, кто автор - мужчина, женщина или кто. Просто читал - и на первых страницах ("Док") был изумлен. Ого, подумал я. Там герой оживляет мертвого; мертвый на протяжении девяти лет солдат был выведен из смерти. А в следующей главке... Там одному человеку... оказалось, что у него пропала любимая жена, с которой он жил много лет. Он утром встал - нет жены. Только вот никто - все, друзья, коллеги, мама его - все ему говорили: ты никогда не был женат. Он проверял - документы, то-сё - он де всё помнил, данные жены - а не было такой женщины. Ее никогда не было. А он отказывался смириться. И герой книги - тот же, кто мертвого солдата вернул - отправился туда же, в тот мир, вытаскивать в реальность женщину, которой никогда не было. Чтобы была, раз ее тут любят.

И вот я это читал и думал - ух ты. А потом стал читать дальше - смотрю, а нету ничего. Там дальше то же самое. Так же хорошо. Так же ничего. Только вот это - немыслимые ситуации, цель которых - составить некоторое чувство, дать читателю переживание, состоящее из невозможных элементов. Черная ночь, слабый свет луны, и прозрачная шаль, неизвестно откуда летящая и едва касающаяся щеки - а больше ничего нет и никого не будет. Не надо ждать сюжета, характера, личности - не будет ничего. Только переживание, только чувство. Другого смысла нет, только находящееся в ничто безмерное чувство, только переживание.

Ну и понятно. Если же читать неисчислимое множество "мужской прозы", то там ясный сюжет, с отчетливыми движениями, описание сражений, ловушек, угроз, превозмоганий и побед с поражениями. И ничего больше там нет. Ясный мир сил и средств, продуманных планов, случайностей, отмщений и новых авантюр. То есть совершенно ничего - только пустой и совершенно не нужный огромный мир, в котором тычутся герои, зарабатывая раны и ордена.

Бессмысленный мир выдуманных переживаний, у которых нет ни движения, ни цели. И пустой мир приключений, у которого нет ни развития, ни смысла.

Даже удивительно. Миры эти друг другу, разумеется, совершенно непонятны - каждый за гранью вменяемости для другого.

А где ж там, к примеру, мог бы быть человек?

Насколько я могу понять, между ними есть граница, и вот только в этой немыслимо тонкой грани между внешним и внутренним и может быть человек. Едва свались в любую сторону - и всё, нет человека. Там в оба конца - бездна, падать можно всегда.
geo

* * *


вы знаете, был вчера в мебельном, видел трёхметровую итальянскую кровать big-size, позволяет сохранять дистанцию.
https://burov-dmitri.livejournal.com/159892.html


По количеству заболевших( 3/4 в лёгкой форме) и умерших, ковид 19 не тянет на эпидемию ни в одной стране мира.
Не будь тест систем, мир бы не заметил его.
https://monetam.livejournal.com/1415791.html


‘Почему наука лучше теологии? Потому что числа существуют, а ангелы не существуют.’
https://evgeniirudnyi.livejournal.com/239977.html


в Великобритании пока что в одной школе желтые пятиконечные звезды должны будут носить школьники, отказывающиеся носить маски. в Париже пробрасывали идею о красных треугольниках. бывшие узники потребовали, чтобы строго концом вниз, а то неправильно.
https://www.facebook.com/kuzmishin/posts/10220674112895100 https://sergius-v-k.livejournal.com/500632.html
Collapse )
geo

Тормоз

Мне представляется, что можно отметить характерную деталь поведения, которой еще сравнительно недавно не было (как массовой, обычной).

Ее удобнее показать не на наблюдениях за живым поведением людей, а на поведении литературных героев. Они же, герои, подчеркнуто указывают на значимые черты поведения. Так вот, этой черты недавно не было, она изредка проявлялась у особенных каких-то героев и в отдельных случаях, а сейчас - гораздо, гораздо чаще и у очень многих героев, у положительных героев, альтер эго автора. Это - тормознутость, "зависание".

Эта черта подчеркнута указанием на особенную быстроту мышления героя. Иногда - в фантастике - это какие-то там "нейроускорители", иногда - "обмен мыслями", мол, в "ментальном мире" всё быстрее происходит и там можно целый внутренний диалог прокрутить, пока в реальном мире мало что сдвинется. Это - объяснения, а при взгляде со стороны, от других персонажей очень часто говорится: он как выпал из реальности, затормозился, замер в неподвижности, ушел в мысли. И герой себя часто ругает: ох, опять застыл, опять задумался.

Герой строит планы, рассчитывает варианты поведения, вспоминает разные подробности и детали, что-то там мысленно конструирует. Внешне в его поведении это видно как сильная тормознутость.

Так вот, прежде это была - в литературе, к примеру, девятнадцатого века - минутная рассеянность, изредка нападающая на героя. Некая мечтательность. А сейчас это - положительная черта, ею наделяются как раз главные герои и положительные персонажи. Злодеи не думают, реагируют быстро, а герой вечно тормозит. Автор, конечно, наделяет героя способностями, превосходящими это торможение - у него убыстренная реакция, построенные планы ему потом помогают действовать правильнее и быстрее, но это - волей автора, который сочиняет сюжет. А в каждой отдельной ситуации герой всё время замирает, уйдя в себя - забывает сказать, что же хотел, забывает, зачем привлек внимание собеседника.

Важно, что эта черта рассматривается теперь не как недостаток, а как положительная черта. Важно, что она отмечается довольно часто. И видно, откуда эта черта психики берется. Вокруг люди со смартфонами, замирающие посреди дороги или в узком проходе, мешающие другим - и не обращающие ни на кого внимания. Привычно замирать, уйдя внутрь сматфонного интерфейса, отвлекаясь на переговоры по мессенджеру. И это общение с внешней интеллектуальной системой авторами литературных произведений интериоризируется, встраивается как необходимая черта в психику каждого "обычного" героя, становится чертой характера "современного обычного человека".

Насколько можно понять, окружающие - не обладающие тормознутостью - воспринимаются автором как недостаточно интеллектуально продвинутые, недостаточно контролирующие и планирующие ситуацию, не умеющие выстраивать свое поведение - то есть недостаточно сознательные. От "другого" видна в таких героях черта - тормознутость, а "из себя" эта же черта читается как особая сознательность, погруженность в ментальный мир, на что не способны окружающие.

И тут важная дополнительная черта. Эти герои при решении конкретной задачи очень часто как раз не думают, а действуют "интуитивно". То есть положительный герой, образ автора в романе, часто наделяется противоречивым набором психических качеств: он всё время тормозит, продумывает и просчитывает разные варианты, много вспоминает и грузится массой посторонних данных - а когда приходится действовать, часто оказывается не готов и тут вдруг самым счастливым образом находит "интуитивно" замечательное решение. Замечательное оно, конечно, волей автора. Но указывает на то состояние психики, которое многие, очень многие авторы считают нормальным и желательным. Сочетание тормознутости и вечной "загруженности" мыслительным процессом с мгновенным интуитивным решением проблем.

То есть герой (то есть автор, то есть с точки зрения автора правильный современный человек) характеризуется выпадением из реальности в то время, когда он "просто" общается или отдыхает - в это время он всё время о чем-то там своем думает, всё время не полностью присутствует в реальности - среди тех, с кем он говорит и т.п., и в то же время пониженной степенью осознанности во время действий. Современный человек предпочитает не находиться в реальности - он то в своем внутреннем мире (в смартфоне, то есть в мозге), то - во время действия - полагается на приходящие "изнутри" неосознаваемые импульсы.

Положительный современный герой не является бодрствующим, то есть авторы рисуют его как человека, который сознанием не находится в реальности. Он разорван на этого вот тормоза, живущего во внутреннем мире, и бессознательно-волевого деятеля, полагающегося на импульсы "внутренней природы".

Если это впечатление от героев, нарисованных современной литературой, верно, то это интересно характеризует современную культуру - то, как в ней обстоит дело с научностью, разумностью и пр. Эти качества не мыслятся приложимыми к реальности - они существуют лишь во внутреннем мире. Занятная получается штука. Можно отследить, куда направляется изменение антропологии...
geo

"Рассказы Иванова-Петрова"

книга "Рассказы Иванова-Петрова" вышла. В издательстве КМК.
Тираж никакой. В продаже ее не будет, как я понял. В связи с особенными художественными достоинствами, издатель не полагает возможным заработать на этой книге. Так что если у кого-то горит душа, можно связаться с издательством и успеть укупить. Я не исключаю даже и такого варианта, что всем не хватит. Но, увы, наверное, даже и хватит.
В книге аж 460 страниц - ее хватит надолго. Если ее не читать - ее хватит практически навсегда.

рассказы ИП

сайт издательства http://www.avtor-kmk.ru/
там контакты Collapse )
geo

Одержание рассудком

Наверняка все понимают, что такое "быть под властью чувства". Вот человека охватил гнев, и он "не помнит себя" и действует так, что потом ему может быть стыдно или он чувствует вину - он "действовал под влиянием страсти". Ненависть, любовь, ярость... Это понятно.

А может ли быть так, что человек находится под непреодолимой властью рассудка?

Вот человек разговаривает с вами. Вы ему рассказываете о своем несчастье и - если вас не напрягает такой оборот - допустим, плачете. Или, если это напрягает и вы себе не позволяете плача или признания в плаче - хорошо, просто рассказываете. И собеседник вам отвечает - предлагает какие-то меры (тяжкие или бессмысленные), или, понимая, что помочь нельзя, не отвечает. Говорит свысока, режет холодом. Так, так и так, вы должны... вы обязаны... правильно будет... Вы не можете. И тогда - презрительная ремарка, подчеркивающая вашу неполноценность. Бессилие. Неспособность.

Вы ощущаете его позицию как определенное чувство. Вы говорите - он высокомерен, он холоден, он циничен, он бесчувственный, он презирает. Если удается это высказать в лицо - можно видеть: собеседник удивлен. Он совершенно не собирался вас презирать и обижать. Он просто высказал некоторое разумное решение. Ничего больше. Только разум, только рациональное решение. Какие чувства? Ничуть. Он даже вам сочувствует, пожалуй. Собственно, он потому с вами и разговаривал - потому что жалеет. Не жалел бы - вообще не стал говорить. А так он из жалости, из сочувствия - предложил вам варианты решения.

Было такое? И собеседник искренне не понимает, в чем его обвиняют. Он нормальный человек, владеющий собой. Он увидел вашу проблему, испытал нормальные человеческие чувства - жалость и желание помочь. Он не остановился на внутреннем чувстве, а дал себе труд подумать и предложил вам результат труда - несколько рациональных решений, которые могли бы облегчить вашу ситуацию. Мнение, что он - просто бесчувственная скотина, он совсем не понимает и полагает злобным выпадом, злом, которое ему досталось в ответ на его доброту, наказанием за сочувствие от впавшего в бессильную злобу собеседника, то есть вас.

Можно ли находиться "вне себя", быть под властью - но не чувства, не гнева, отчаяния, страсти, - а под властью рассудка? Быть невменяемым разумным. Невменяемо-разумным.

Если можно - то как называть то, что утеряно в этом состоянии? По-быстрому и неточно говорят, что человек утерял разум, если он под властью лишающего его вменяемости чувства. А точнее говорят - "приди в себя". Отбрось ослепляющую ненависть или иную страсть, стань вменяемым. А если у человека одержание рассудком? В какого "себя" надо придти, если ты потерял себя, одержимый силой рассудка?

И еще вопрос. А почему "сила рассудка" читается как некое чувство - хотя его нет? Я выше сказал - читается как презрительное превосходство, холодность - а на деле человек полагает, что он даже жалеет и сочувствует, так что это ощущение превосходства и холода возникает только от проявления "позиции рассудка". Сам рассудок оставляет такое чувство - а почему? Если он - не чувство.
geo

Новые мифы

Читал найденную незаурядную книгу - М. Пащенко, Сюжет для мистерии: Парсифаль - Китеж - Золотой Петушок (историческая поэтика оперы в канун модерна). 2018.

Незаурядные книги видны издалека. Они выше своих тем; скажем, книги Арнольда (популярные) имеет смысл читать всем, независимо от степени тупости в математике: вдруг в уме просквозит и что-нибудь станет понятно - даже и вне связи с непосредственным содержанием книги. Такое встречается - в этом блоге я несколько раз рассказывал о незаурядных книгах, странных, непривычных, часто непризнанных профессионалами - или, напротив, сразу становящихся классикой.

О чем эта книга Пащенко... Ну да, можно написать что-то о содержании. Опера, Вагнер и вагнерианство, драма Парцифаль, рецепция у Римского-Корсакова, создание русского мифа... Не интересно? а потому что это так не передается. Так можно объяснить только заурядную книгу, а такую - нет, содержание тут играет иную роль.

Книга трудная для читателя. Автор был в тяжком положении. Предмет его изложения знают немногие профессионалы, и они настроены против его концепции, причем совсем против - типа "так нельзя смотреть, это будет чушь". Тем самым книгу для профессионалов писать нельзя и незачем - они фыркнут, и всё. Есть широкий круг любителей- зрители, публика оперы. Книга ведь об опере, о немецкой и русской опере... Много любителей оперы? очень? Опять же, рассчитывать, что книга - для поклонников оперного искусства - не очень хороший ход. Там многое сильно выступает далеко за тематику оперы. Книга популярная и для всех..... Но в сложно объясняемом смысле. Проще всего сказать так: она требует от читателя уровня, но не специальных знаний (в искусствоведении, филологии, истории культуры и пр.), а просто - уровня. Иначе ее не прочесть. Автор не стал приспускать уровень для читателя - пусть прочтет тот, кто сможет. Он говорит на естественном для него языке и чувствуется: для него этот язык прост, это не умовыкручивательные обороты, автор в самом деле думает таким языком. Другое дело, что для многих читателей этот его естественный умственный уровень покажется шумом, бессмысленной болтовней и пустым плетением словес.

Так что книга трудная для чтения - причем "всем", и при этом - "популярная", поскольку автор говорит - если вдуматься - вполне ясные вещи, не злоупотребляет терминами, поясняет реалии - конечно, это не специальный текст, рассчитанный на специалистов. И в то же время назвать такой текст популярным - ну очень странно. Тут стоит проблема современной популяризации: для чего она? В XIX в. это не было проблемой, и сейчас популяризаторы обычно просто повторяют анахронические аргументы просвещенцев из позапрошлого века. Сейчас популяризация знаний - проблемна. Для кого? Кто этим интересуется? Кто сможет это читать? И многие другие очень непростые вопросы. Представьте только самую первую ступеньку ответа: образ результата ответа на вопрос. На эти вопросы (о назначении популярной книги) отвечают названиями социальных групп. Для школьников. Домохозяек. Студентов. Научных сотрудников. То есть ответ формулируется как список социальных групп, которым назначен продукт - популярная книга. Но социум сейчас очень меняется, социальные группы в нем многие - умерли, многие - совсем новые, еще без названий. Можно ли отвечать названиями групп? А вообще - может быть, надо названиями не социальных групп, а - психологических? Или - этических? То есть популярный текст в XXI веке назначен не "людям интеллектуального труда других специальностей", не "студентам и аспирантам", а - людям с определенным типом намерений относительно своей жизни, с определенным устройством личной этики. Может так быть? И там дальше еще столько же непонятностей в ответе на самые простые вопросы про популярную литературу.

Так вот - содержание. Collapse )
geo

Благотворительная помощь

Рынок одного нашего южного города. Народ торгует, чем может. И сидит мужик, на коврике перед ним - четыре книги. Небогатый мужик, нечего ему продавать - лежат остатки библиотеки на трех полочках. Что-то там том Золя и еще какая-то разрозненная классика.

Через пару дней вижу - тот же мужик на рынке сидит перед здоровенной тряпкой-подстилкой, а на ней - ряды книг. В хорошем состоянии, целые собрания, изредка неполные. Тут тебе русская классика, французская, прочее, что в Союзе издавалось. Книги весьма приличные, в хорошем состоянии, и очень много.

Спросил - как же, мол, только что ничего не было, и откуда такое богатство. И рассказал мужик историю. Он тутошний, живет в своем домике, один, так уж вышло. А за забором у него - большой участок, его недавно купила богатая семья. В основном там в большой дом вселилась некая дама, как бы из новых русских. И та дама заходила на этот мелкий базарчик - город же небольшой, точка всего одна. И увидела соседа с теми тремя-четырьмя книжками. Спросила - ответил: вот, мол, торгую, тем живу, к пенсии. Дама прошла себе далее.

А через день сосед прифигел. К забору его дома подошли два самосвала и прямо через забор высыпали ему на участок гору книг. Огромные горы книг - нераскрытых, нечитаных, собраний, хороших, разных. Потом дама между делом ему сказала, пока он вокруг тех куч ходил и дивился, что это она свои ему отдала, и еще пара подруг ее тоже по ее звонку скинули ненужные книги. Помогли ему в жизни, чтоб он безбедно себе торговал своим товаром.

Мужик имел вид ошарашенный и толком не знал, как быть - товара у него было явно больше, чем сможет купить весь город - при всей любви горожан к Золя или скажем Бальзаку, не говоря о Писемском и Мельникове-Печерском с Новиковым-Прибоем. Чехов, Толстой, Пушкин, Лесков, Достоевский, собрания советские и более поздние, яркие обложки, крепкие, еще неразогнутые, и - по три-пять Чеховых, Гоголей, по несколько Брюсовых, Соловьевых, Ремарков или там Герценов с Островскими, Драйзерами, Горькими, Твенами и Ролланами, не считая Чапеков с Мицкевичами. Не купит это южный город за вменяемое время - скорее великий мост соединит с небесами грешную землю, скорее Тамань станет горной вершиной, а только не раскупит. Какую цену ставить на богатство классической литературы, как с этим теперь обходиться - мужик не знал, и пока просто пытался делать "как раньше".

Я называю это щедростью.
geo

Зло - интересно

Есть общее мнение: мол, зло - интересно, а добро - скучно. Так говорят в тысячах книг, в разговорах - это отличное объяснение. Почему так? Мол, хитросплетения, интриги, всякое превозмогание, есть с чем бороться, сюжет, авантюра - вот это всё, потому что зло. А добро? Почему скучно? Потому что мир, дом, дети, быт. Нечего вспомнить и показать.

Но ведь запросто можно выстроить и совершенно обратную риторику. Зло скучно - тупое повторение одного и того же, оно просто и незамысловато. Зло - разрушение и зло - упрощение, зло - отставание и зло - когда не вовремя. Сложным бывает путь от добра ко злу или, напротив, траектория падения - и сложностью она обязана именно добру. А зло совершенно неинтересно, точно по логике, что это жизнь разнообразна, а смерть одинакова. И можно защищать особенный интерес добра, которое, разумеется, не дом и быт, не рутина. Потому что добро - вот на что ни взгляни - связано с чрезвычайными требованиями к силе и творчеству. На добро обычно нет сил, на добро не хватает ума, сделать добро - это надо очень творчески себя повести. Иначе - как обычно - получается некоторое хамство.

Я, однако, не пытаюсь сказать, что одна риторика обязательно победит другую. У меня вопрос иной. Я хочу сказать, что с точки зрения убедительных речей можно одинаково легко представить зло как нечто интересное и добро как нечто интересное. И вопрос: а почему тезис "только зло интересно" - банален, воспроизводится кем угодно, встречается сейчас всюду, а тезис "добро интересно" найти можно, но довольно редко. И второй вопрос: а как вы сами для себя считаете, что интересней? И отчего у вас именно такие убеждения - составить ряд аргументов можно так и эдак, но почему именно вы считаете, что вот это - интересно, а то - нет?

zh3l
geo

Чем была больна твердая НФ?

«AиФ»: — Можно ли сказать, что фантастика в XXI веке мутировала? Когда я читаю современные книги, вижу на страницах шоу: перестрелки, спецэффекты. Но при этом мало мыслей и ещё меньше философии.
Рэй Брэдбери: — Да, и эта мутация довольно странная. В моё время фантастика была увлечена будущим — вот откроются новые миры, полетят звездолёты, люди освоят другие планеты, которые, возможно, населены разумными существами. Сейчас больше пишут про апокалипсис: цивилизация уничтожена в ходе ядерной войны, Землю заселили кровожадные зомби. Наверное, население Земли находится в перманентной депрессии — если будущее видится только таким...

https://alex-rozoff.livejournal.com/258591.html

Фантастика, конечно, метит будущее нашими сегодняшними мечтами. Та, середины ХХ в. фантастика, показывала мечты: все эти галактические перелеты, новые планеты, гигантские звездолеты. Наука. Тяжелая наука физика.

А потом - все заметили - победила фэнтези. Потом было еще много чего, и тоже всем видно: фэнтези стало чуть более чем полностью осуществляться авторами с женскими фамилиями. Читать это нельзя - всем, кто хотел бы оставаться в здравом уме. Жанр изничтожен.

Но говорить о кризисе фантастики или литературы мне несколько скучно, как и обсуждать, в самом ли деле стоит ломаного гроша жанр постапокалипсис или все же это было бы слишком за него дорого. Мне другое интересно.

Я сразу скажу: мне очевидно, что победа фэнтези, потом крах фэнтези и победа всей той сволоты, которая сейчас - совершенно не случайна. Причина в том, какой была научная фантастика. Понятно, что при желании можно отыскать множество причин, но тут имеет смысл говорить о том, что происходило в литературе. Твердая НФ, научная фантастика была такой, показывала мир так, что люди предпочли ее забыть, закрыть - но на ее место поставили эту вот дошедшую до неприятной слизи штуку. О достоинствах фэнтези говорить незачем - вот чем всё это стало.

А мне интересно о недостатках твердой НФ и веры в науку. Научная фантастика была мечтой о науке и научной мечтой, это была мечта физиков. Она лопнула. Вопрос: почему? Сейчас через один говорят "ах, мы не в космосе", "зачем-зачем" и о потребительстве... Лезть в экономику и социальную историю нет смысла - там всех схарчат, в рамках блога нет возможностей об этом говорить. Но можно лезть в литературу.

Какими были ошибки, недостатки, недоработки научной фантастики, которые привели к смерти жанра и мечты о науке? Что в этой мечте о науке было сделано настолько неправильно, что рухнуло разом всё? Еще раз: нет смысла говорить о реальных недостатках науки - вопрос о недостатках мечты. Эти недостатки важнее и показательней. Что в реальности, каков на деле прогресс физики - это совсем другой разговор, и у меня есть подозрения. что тут бы лучше говорить с физиками. а не со всеми сразу. Так что это - в сторону. Речь не о реальных проблемах физики. Важнее: вот люди мечтали об успехах этой тяжелой науки, у них сложились мечты, несколько десятков лет полотно мечтаний накрывало очень многих. А потом - вот такая нехорошо пахнущая реакция. Что было с этими мечтами не так? Еще раз: то, что научную фантастику сменяли на дрянь-фэнтези - не случайность и не работа внешних факторов, это прямое следствие того, как себя вела фантастика. А что она показала? Чем не так мечтали? Вот Азимов, Кларк и другие классики жанра. Вот звездолеты, роботы, покоренные просторы космоса. Что не так?