Category: политика

geo

Невменяемая тема

Как мне кажется, есть некоторые состояния человека, когда с ним говорить бесполезно. Как алкоголизм или развившаяся наркомания. И кроме личных отравлений, есть также некоторое количество общественных болезней, со страдающими этими нарушениями я не вижу смысла говорить. Сюда относится национализм, государственничество (центрированность на вопросах государственной власти) - что у охранителей, что у свободолюбивых либералов, а также многие вопросы, связанные с церковью и религией. Это невменяемые темы. Не важно, за говорят или против, если присутствует привязка к такой теме - можно лишь отойти в сторону.

Есть исключения. Да, бывают люди богатырского здоровья, которые способны быть разумными, касаясь этих тем. Их мало, они в группе риска, но бывают. Я обычно проверяю разнообразием. Если человек может говорить на очень разные темы и говорит здраво (оригинально, но разнообразно по занимаемым позициям и способам аргументации), то можно попробовать выслушать его рассуждения о православии или исламе, об украинцах или русских. Вдруг что-то ценное. Но если человек явно стремится все свести к одному вопросу - всё время о неправильности власти государства, как это пагубно, всё время о неотъемлемых правах разных наций, что кому положено, и прочие виды "всё время" - это мертвый собеседник. Я тут не врач, никого не лечу, и потому публичная демонстрация симптомов у меня вызывает лишь желание отвернуться.

Все эти вещи - национализм, государство - устарели и просто поедают историю, омертвели, но вполне живы. То, что должно было отмереть, но живет, поедая живое - имеет особенные свойства. С ним нельзя, как с живым, бороться - отданные на борьбу силы только усиливают мертвое. Быть государственником, помешанным на государственной безопасности, и быть антигосударственником, помешанным на борьбе с любыми проявлениями государства - одно и то же. А если взять в сумме всех государственников и антигосударственников, националистов и антинационалистов, тех и нетех... То в сумме будет у нас более ста процентов, честное слово, и только и остается, что вычесть из их числа немногие единицы тех, кто сохранил разум.

Врачей для таких болезней сейчас, в общем, нет. Есть у общества такое свойство - у любого общества последним резервом являются усилия отдельных людей, чего не делают общественные институты - приходится делать личными усилиями. Деваться-то некуда. Когда нет больниц и врачей - лечит каждый, кто может, когда нет учителей и школ - учит каждый, кто может. Я хочу сказать, что раз нет общественных инстанций, которые бы могли вменяемым образом вылечивать больных общественными болезнями - от этого должны избавляться сами больные люди. Раз ты националист - потрудись выздороветь.

Это всего лишь мое убеждение, я так смотрю на окружающих. Поскольку больны очень многие, и болезнь в острой фазе, и не считается чем-то предосудительным, - больные сбиваются в стаи и иногда нападают на здоровых - лучше об этом не говорить, просто уклоняться от контактов с больными, не раздражая их. К чему спорить? Чтобы влипнуть в длинные бесплодные разговоры? Если ты человек - приложи усилия и вылечи себя, если не вылечил - всего доброго.

Этот невменяемый зачин, показывающий мою человеконенавистническую суть - к тому, что я прочел старую уже книгу Миллера. Историк, профессионал, занимается национальными отношениями в Русской империи. Впрочем, он очень известен и представлять не надо. Книга названа им монографией-пунктиром, то есть несколько разных тем соединены под одной обложкой, но сквозного монографического изложения нет. Книга хорошая. Автор великолепно знает предмет и сделал замечательные очерки по нескольким вопросам...

Автор говорит, что это - книга о методологии истории, о том, как надо работать с такими сложными вопросами, с темой национализма. Там сравнительный метод, анализ интересов разных акторов в разное время, классификация наличных идейных движений, уточнение морфологии и признаков того или иного действия...

Это всё интересно, но вот какой момент особенно важен. Автор разбирается с этими сложностями - путаницей названий, отсутствием и многозначностью терминов, и каждый термин не нейтрален познавательно, заряжен сильными чувствами, которые сбивают оптику исследования, и надо тщательно описывать факты, создавать модельные примеры, называть к каждому термину ядерный модельный пример и пытаться набросать границы применимости. А вы представьте, каково читателю. Он для каждой книги, статьи, доклада и реплики должен помнить, как где употреблены термины, какие можно заменить на правильные и какие нельзя, там один туман, и почти нет общих правил, есть лишь тенденции моды употребления, которые меняются со временем и нарушаются каждым самобытным исследователем.

И наряду с этим "народное" мнение массового читателя, который не желает этих трудностей и хочет простой внятной системы слов, желательно немногих, смысл которых - чтобы можно было поставить на собеседнике яркое клеймо и четко рассудить, кто враг.

И вот в этом месте рассуждения Миллер говорит: нет, не по силам, я этим заниматься не буду. Моя цель на данное время, в такой обстановке - только проблематизировать сложившееся словоупотребление, чтобы когда говорят о насильственной русификации при царизме, об угнетении окраин и исконно-русской земле Сибири, ну хотя бы помнили, насколько это зыбко, сколько там ошибок, чтобы если не могут сказать что-то, имеющее отношение к истине, просто хотя бы боялись наврать, помнили, что тут всё качается и падает.

То есть позиция профессионала в этом вопросе - настолько всё чрезмерно-трудно и невменяемо, что хотя бы общее впечатление зыбкости, проблематичности создать, хотя бы вбить, что там всё сложно, чтобы не было того мычания, которым переполнены рассуждения на эти темы.

Тем книга и ценна. Множество рассыпанных фактов и сопоставлений, из которых видно, как эти - такие "интуитивно-ясные" понятия собирались в XIX и ХХ вв. А сколько других, логичных, создавших собственный миф и стройно излагающих истину. О том, кто где должен жить и кто на что имеет право.

Хотелось бы... Хотелось, чтобы кроме анатомии мертвящих историю импульсов, был бы хоть намек на то, как следует организовать социальную жизнь, чтобы она могла развиваться дальше. Но этого нет. Предпочитают говорить о технологиях, а на идейном уровне что было сто лет назад, то и есть, ничего другого. Никому не известно, как оставаться живым.

Интересно, можно ли не уничтожать ценности, сохранять их, но не попадать под власть этих болезней. Например, принять, что национальность не имеет отношения к политике, праву, собственности и территории. Она относится к языку, культуре и религии, из этого следует изменение образа действия многих социальных институтов...
Collapse )
geo

Уроки прошлых побед

Известная приговорка - что генералы всегда готовы выйти победителями из прошлой войны. Учат сражения, подмечают ошибки, делают выводы - их споры приводят к пониманию, они готовы к тому, чтобы сражаться в тех старых сражениях лучше. Беда, понятное дело, в том, что та война никогда уже не повторится. И очень часто в мире происходит нечто, вообще лежащее в иной плоскости. Совершенно. Ну, они там, скажем, готовы пулеметным огнем класть колонны противника, а уже речь о войне без фронта, мобильная пехота и десанты превращают в фронт всю территорию. Или они готовы..., а тут уже террористы. Или..., а уже информационная война. Не пытаясь подражать, совершенно не о примерах - надеюсь, мысль вполне очевидна.

Я, конечно, не о военных действиях армий. Сейчас (и еще совсем недавно) гремели споры. Помните? Консерваторы-националисты против либертарианцев, правые против марксистов, все против либералов и всякие другие. Иные споры приутихли, другие готовы с новой силой.

Какие вы считаете спорами прежней войны?

Допустим, теперь уже бьются вокруг идей Илона Маска и готовятся к освоению Марса с поясом астероидов. Или к введению роботизации, всеобщего гарантированного дохода и вопросом, что делать с праздным населением. В общем, как думаете, какие еще недавно или прямо сейчас идущие горячие споры уже пусты. Не потому, что противники примирились или обозначена победа, вовсе нет. Прошлые войны проходят в прошлое не потому, что всем все ясно - просто новые войны мобилизуют несколько иначе, новые фронты требуют все для победы, и нет дела до прежних обид - надо убивать уже совсем новых врагов. Старые разборки становятся неактуальными - а вовсе не примиренными.

И потому дело не в том, что кто-то победил, например, марксистов или там еще кого. Марксистам ничего ен стало ясно и, конечно, они не примирились, и прочим всем сторонам разных споров еще много есть что сказать, никакого решения нет. Но - вы считаете, например, что такие-то споры уже всё, устарели. Что бы не порешили теперь бы такие-то, сойдясь - это никому из вменяемых и понимающих настоящее с будущим людям не интересно, это старые дураки (неважно, что в, например, в возрасте шестнадцати лет) продолжают обсуждать уже ушедшие в невозвратное проблемы.

Что, не будучи, допустим, решено - уже устарело, какие споры могут больше не волновать? Лучше с парой слов обоснования - напомню, дело не в линейности (потому что победили другие...), а в том, что дело уже в иной плоскости (не важно, колонны сильнее или пулеметы с укрепленных окопов - просто вся та стратегия уже в прошлом).
Collapse )
geo

Распространенные ошибки

Часто говорят, что надо учить логику - мол, именно познаний в логике не хватает обывателям, чтобы распознать бесчисленные искажения в текстах СМИ. Ну и суждения самих обывателей ничтожны, поскольку не знают.
Поэтому у меня вопрос: видимо, многие отслеживают логическую структуру политического и общественного сознания. Какие самые распространенные логические ошибки? Что чаще всего встречается - ради чего учить в школе ту самую логику?

Или дело не в логике? Иногда говорят, что надо просто знать материал, кто не знает - тому логика не поможет.

В любом случае полезно представлять, какие самые обычные логические ошибки в обыденном сознании, частью кторого разговаривают СМИ. Что у них обычно нарушается, кто знает?
geo

Реплики про наше политическое положение

http://ivanov-p.livejournal.com/106153.html
Обсуждение результатов теста Кем бы вы были в 1917 г.? http://arzamas.academy/materials/1258

- нету таких партий
- Да, у меня очень похожий результат. Любопытно, кстати, действительно создаётся впечатление, что современные политические партии будут скорее выстраиваться вдоль перпендикулярной диагонали.
- Крайне интересно. Можно думать, что опыт ХХ в. не зря - диагональ теперь другая. Но - все говорящие отмечают, что они далеки от народа. И, может быть - это нас, кого практически нет, сделал опыт ХХ в., а на большинство он - может быть - мало повлиял, и они по-прежнему на той другой диагонали. От коммунистов до охранителей, как встарь.
- Я там же по высоте, но сильно правее, почти под черносотенцами. И тоже страшно далёк от народа.
- Выше сказали идею - что сейчас стала актуальнее другая диагональ. Прежде были левые демократы против правых охранителей. Сейчас, может быть - правые демократы против (?) левых государственников.
И тут кажется, что двух осей мало - там явная третья ось, перпендикулярная к плоскости картинки. Интересно, что это за ось.

______
Захотел посмотреть, верно ли думаю - что это мы, те, кого нет, образуем "другую диагональ", а народ, от которого мы - кто ж сомневается - так страшно далеки, народ расположен по прежней схеме. Как узнать? Запрос
https://yandex.ru/blogs?text=http%3A%2F%2Farzamas.academy%2Fmaterials%2F1258&lr=213
это кто как на этой схеме себя обнаружил
Collapse )

Конечно, выборка малая и кривая. Никакой уверенности нет, разве что с первого же шага гипотеза не бьется. Большинство, видимо, на прежней диагонали слева внизу направо вверх, от анархистов до черносотенцев. А немногие, кого и нет на деле, - в правом нижнем углу. Кажется, это разные либералы, либертарианцы и прочие оттенки либералов, которых тоже очень много (оттенков, не людей).

И, кажется, явственно нужна еще одна ось. И надо переименовать горизонтальную. Вертикальная - это от авторитаризма до демократии. А от правых к левым что такое? Что это за ось, если не на жаргоне партий, а вменяемым языком? И какая еще ось нужна? Та, что перпендикулярно к плоскости рисунка?
geo

У меня вопрос про околицы

Есть такое известное положение: суди о том, в чем разбираешься, а чего не знаешь - пропускай. Ученый не должен высказываться о живописи с претензией на то, что знаток, а квалифицированный искусствовед лучше бы не говорил о том, как ему видится развитие физики. Вроде разумно. Шахматисту не стоит доверять в суждениях о балете, а балерине лучше не говорить о проблемах образования и здравоохранения.

Здравые суждения ограничены областью применимости. Не универсальны. Суждение о том, что доверять следует лишь специалистам - чем оно ограничено?

Нас разделяет множество непереходимых границ. Либералы и патриоты, старообрядцы и никониане, белые и красные, монархисты и демократы - всего не перечесть. Местные и приезжие, даже вот и мужчины с женщинами, взрослые с детьми.

Когда они пытаются говорить, возникает конфликт центра и околицы. Каждый выстраивает себя вокруг своего мировоззрения, собирает факты, чтобы не быть профаном, оценивает аргументы, имеет в запасе ходы, которые кажутся ему красивыми. Он готов к спору за свои убеждения - именно за свои. Беда в том, что вечно нападают из-за угла, даже в чистом поле. Это потому, что те, кто думает похожим образом, считает важными те же факты и те же рассуждения - они ему единомышленники или близкие еретики, а инакомыслящие вообще его фактов не знают, и эти факты не интересны. Они о другом, в другом чистом поле стоит. Иная специализация.

Если считать, что возможен разговор разномыслящих людей (не смалл-талк, не вежливое "не мое дело - не ваше дело"), а разговор - а ведь вроде бы без этого не обойтись - то проблема будет, кажется, не в силе аргументов противника, а в его неинтересе к центру вашей позиции. Кого интересует центр позиции убежденной феминистки? Кто хочет войти в тонкости ее аргументов, а не послать, чтобы не слышать этот вой и бред на совершенно скучную тему, которая ну совсем не интересна? И так со всеми. Аргументируют, чтобы отвязаться, чтобы быстрее сказать "ну вот, я так и думал, вы дурак".

Та же проблема специализации. Против позиции каждого - не стена аргументов, а туман скуки. Не интересен ты со своей позицией, и то, чем возражают - аргументы глупые, тупые, основанные на незнании элементарных фактов. Потому что возражают те, которые другим интересуются и другим живут.

И что делать? проблема - как говорить и договариваться с теми, кто рядом и кто думает совершенно иначе, с кем невозможно вместе действовать, потому что он совсем иных убеждений. А надо. И как? Пытаться вызвать в себе интерес к чужой позиции? разделить "профессии" не получится - либерал в экономике посоветует такое, на чем монархию не построишь, и т.п. Найти компромисс - обычный ответ, только вот компромисс находят при конфликте интересов, а при столкновении интереса и яростного нежелания касаться области данного интереса - ну какой компромисс? Другой признанный сейчас ответ - политкорректность. Думаешь "...!!", а говоришь "Альтернативная точка зрения, это замечательно, как интересно". Как кажется, это не способ разговаривать, а способ не разговаривать. А есть такой способ, чтобы говорить с теми, кто другой?
Скажем, как говорить красным и белым? Марксистам с монархистами? Жить-то вместе, это - условие, ни убить, ни разъехаться, ни поделить на несообщающиеся комнаты единую квартиру - только прямо все время вместе.
geo

До сих пор работает

Collapse )
Кажется, это очень верная картина. Именно так работает современая рациональность. И дело тут совсем не в американцах - ну конечно, мы давно это скопировали. И конечно, дело не в войне - это работает точно так же в экномике, так принимают решения. Так смотрят на социальный мир, на людей, на политику и культуру.
Ведь это рационально.
Интересно, можно ли, не теряя рациональности, смотреть иначе?
На самом деле нелегкая задача. Привычно думать, что рациональность всего одна - как свежесть рыбы. И потому всегда говорится: либо вы находите ошибки и их показываете, либо это верно.
Если же рациональность может быть совсем разная, то и разговор другой. Это - рационально, но не годится, такие задачи решаются с помощью иной рациональности.
Или не решаются.
geo

Именование: магическое высказывание о цели науки

Главное умение политолога и мага - обозвать. Умеющие обзывать явления так, чтобы слово прилипло, и являются успешными магами. Потом все прочие начинают выделять в реальности то, что названо - объясняют происхождение, судят о влиянии, ищут причины, смотрят на следствия. А основой всему - акт именования, сделанный хорошим политологом. Например, "цветные революции". Сказано - и всё, всё уже готово: и цепи причинности, и сбываемость прогнозов, и вообще целая политическая система. Есть слово - значит, есть объект.

я только к тому, что случайно столкнулся с замечательным обзыванием, которое сделал очень успешный и известный маг - Г. Павловский. Он, как это в обычае у магов, говорил о чем-то другом, о чем - это могут вполне понять лишь дипломированные ворлоки, а люди смотрят и видят каждый свой нужный смысл. Маг рассыпает за собой крошки смыслов, и мы по ним можем пройти дальше и увидеть наступающее на нас.

так вот, маг сказал: "Понятна цель автора: к моменту страшного суда сформировать научно-практический консенсус".

Это из предисловия Павловского к книге Е. Шульман "Практическая политология". (Некстати: предисловие написано замечательно - я никогда не видел, чтобы слова "горячая девочка" были зашифрованы столь искусно. Умение обозвать на высшем уровне, когда и придраться не к чему, и как-то саднит и горько, а все же... И опровергать глупо, и соглашаться противно - в общем, сказано мастерски). Но интересно не это.

Слова колдуна не читаются вне контекста. Он говорит примерно вот как: автор верит в науку и рациональность и стремится привнести разум и трезвую научность в такую мутную сферу, как политология. Это, конечно, надежды юных, которые еще находят смысл в такой деятельности, а умудренные колдуны уже не находят, хоть и всё понимают. Так вот, занятия наукой в нынешней исторической обстановке, попытки найти истину и разобраться с загадками, - это попытка найти все ответы и прийти к истинному знанию в преддверии конца света. Мир рушится, и скоро уже совсем того, у нас цивилизации осталось не так много - а они ищут правду. И главное даже не в том, чтобы колдун считал, будто правды нет или еще что негуманное - нет, он лишь указывает на внешние условия этих поисков. Мол, и правда есть, и истина, и метод, и даже ответы найдутся, и победит ваша наука, отчего бы ей не победить - но посмотрите вокруг, еще несколько десятков или там сотня лет - и вы возгласите свои ответы - а что будет вокруг и кто будет вас слушать?

Очень интересное колдунство. Указывает на цель: постараться к тому времени, когда все пойдет прахом, успеть добраться до истины, а то будет совсем обидно - ведь возможности есть, и столько сил трачено, как же так, надо же добыть результат, хотя бы и ни для кого, просто чтоб был.
Collapse )
geo

О чем не пишем

Под катом необязательная для понимания цитата. Там речь о том, что у некого человека очень яркая жизнь, он же пытается - совсем неудачно - писать о том, чего совсем не знает и знать не может. Хотя многие читатели отдали б мизинец по крайней мере за описание - правдивое - его обычной жизни.
Collapse )
Так вот, можно пытаться представить. Вот мы живем - некоторые живут в интересное время, другие в интересной стране, у кого-то интересная работа, или просто сам себе самому устроил интересную жизнь. Но пишет человек о прогулках с собачкой, об увиденной кошечке, на политическую злобу дня, неизменную и непроходящую, пишет то, что пишут вокруг миллионы с теми же интонациями.

Если кто имеет силы, можно пробовать ответить на вопрос - что именно в жизни собственной интересно и заслуживает внимания читателей и почему этого не пишется (личное, рабочее и т.п.). Или просто не догадался, что такая обыденная вещь может быть интересна. Или про другого кого-то сказать - как жаль, что такой интересный человек не пишет о том-то. После того, как множество людей читали дневник бомжа, мента из метро и прочие такие дела - ясно, что "обычных" профессий нет, и правду будут читать про совершенно любое дело и, кажется, нет такой обычной и обыденной жизни, которая не была бы безумно интересна. И в чем секрет неписи? Отчего сочиняют сомнительно качества придуманные истории, не позволяя алмазам своей обыденной жизни просочиться к жаждущим?

Кажется, не хватает пустяка, какого-то фермента, волшебного слова. Ну не писать же "встаю, завтракаю, еду на работу..."? Так в чем же та загадка, что с одной стороны получается обыденность и все похожи, а с другой - множество примеров, что взятая по отдельности и в ее своеобразии эта же самая обыденность оказывается очень интересной?
geo

Районирование, висконсинское оледенение как грань между республиканцами и демократами в США

Когда говорят, что есть в истинной и настоящей науке национальные черты, или не "национальные", а региональные, культурные - которые одними берутся, а другими нет - примеров можно привести не так много. Случаев таких довольно много, но они обычно закопаны так глубоко и выражаются в столь специальных подробностях, что их рассказать крайне трудно. А примеров ходовых, которые более или менее известны - мало.

Один из таких примеров - разница отношения к районированию (шире - вообще подход к классификации, но это пусть будет за рамками; просто потому, что классифицирование (выделение объектов) является основой науки и если это захватывать, весь разговор уйдет в философию науки и методологию, и оттуда уже не вынырнет). Это разное отношение к районированию проявляется в биогеографии, до некоторой степени в некоторых экологических науках и, конечно, в полной мере - в географии. Там, по большому счету, две школы - русско-немецкая и американская, волею судеб в ХХ веке русско-немецкая стала советской, а американская собою и осталась.

Есть дисертация; автор - Смирнягин Л.В., географ, специалист по районированию, принадлежит к русской школе, а его тема - районирование США. Потому он о всех этих вопросах высказывается яснее прочих - что для других смутные подозрения, для него - очевидность, подкрепленная списком сеток районирования с авторами. Для начала там шикарный пример сохранения границ. Севернее границы висконсинского оледенения голосуют за республиканцев, южнее - за демократов. Сей фокус получает некоторое объяснение, а потом - несколько кусков про то, как выглядит ситуация в американской географии, где традиционно районы считаются необъективными, это всего лишь мнения исследователей относителньо комплексов признаков, с точки зрения другой школы, где районы считаются объективно существующими.

Collapse )
geo

Обиженный либерал

Попалась история про Магницкого, того, который в XIX в. уничтожал высшее образование во вверенном его управлению университете. Я как-то краем слышал про это, но - мало ли. Сатрап какой, дурак, мало ли кто уничтожает высшее образование по каким причинам. То ему студенты строем не ходят, то... Шишков, если не вру, считал что избыточное количество ученых людей вредно в политическом смысле, начинается смута и волнение в умах. В общем, я не вникал, что именно там было у Магницкого. А тут в книге А.И. Авруса 2001 История российских университетов зацепил характеристику - ба, да он был обиженный либерал.

Раньше думал, что такие типажи могут существовать только в какой-то сатирической литературе, шаржи... Не может живой человек так себя вести. А вот фигушки, конечно, может.
Collapse )
Сейчас у нас высшее образование и всяческая наука потихоньку тогокается. Интересно, наверное, будет лет через сто узнать, что вело тех или иных деятелей. Наверное, кто-то искренне убежден, что наука существует одна, на английском и занимаются ею в приличных странах, так что нечего тараканов плодить. Кто-то думает, что в бедной стране не до роскошеств. Кому-то кажется верным прагматический уклон, типа, пусть оплачивают сами, и студенты,и компании, нуждающиеся в специалистах, тут-то и станет ясно, сколько чего надо - ну, как на рынке, где невидимая рука всегда всё прибирает в невидимый карман. А кто, может, обиделся. У кого-то, может, идеалы юности пострадали. Всяко может быть.