Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

geo

Пустота и новизна

Конечно, именно сейчас, когда провал и пусто, и может проявиться что-то новое. Оно так и возникает в социальной жизни - в пустых местах, когда неясно, что происходит, всё отступило и сжалось.
Другое дело, что все это понимают и каждый, конечно, пытается эту пустоту заполнить своим. Сторонники социальной атомизации и перехода к виртуальному миру - ну вот же, прямо в руку легло, удобно-то как и ухватисто. Реформы в экономике? Вон как сторонники отказа от наличности и перехода к электронным деньгам... прямо в руку. Экономические войны? Как склалось-то удачно...

В образовавшейся пустоте особенно заметно, какие сейчас веют вихри. Вот эти - веют, а другие - отнюдь. Смотрю - может, другие какие-то идеалы попытаются проявиться и воспользоваться открывшейся возможностью, пустотой? Ну, хоть что-нибудь? А?

Я практически ничего не вижу с этой стороны. Вот так выглядит главное течение, и никакого противодействия нет.

Закончить надо на какой-то другой ноте... Хм. Говорил днями с человеком. Он хотел бы помочь, участвовать в социальной помощи, продумывает возможные варианты. Спросил меня: а пылесос вместо ИВЛ может помочь? Да, говорит, звучит глупо, но ведь бывает же, что самые простые вещи оказываются... Нет? Чтобы его немного на коленке переделать и... Вентиляция лёгких пылесосом для спасения жизни. Только, пожалуйста, не надо объяснять, что не получится. Всё, что я слышал - пожелания включиться в волонтерское движение, да и это - редкость.

Может быть, кто-то видел - в открывшейся пустоте не мелькает ничего противонаправленного одиночеству и виртуальности? Кроме пылесоса. Про пылесос я уже услышал. Ещё что-нибудь? Нет?
geo

Экономика, которой нет

Я не уверен, что смогу дать вводную к вопросу. Кажется, любой хоть немного знакомый с ведением дел человек скажет: вот уж что в современной экономике не главное, так это деньги. Сомнению этот тезис можно подвергать, только если взять маленький ларек, торгующий шариковыми ручками. Для них, владельцев ларька, деньги всё ещё что-то значат. Смотаться куда-то, закупить эту дрянь оптом, привезти, разложить, вечером склад, выручка на завтрашние закупки... На самом низком уровне деньги еще есть. А выше... Для фирм, корпораций и государств, для концернов и компаний деньги - это последняя вещь, на которую обращают внимание. Скажем, вопрос новых кадров: приходит новый генеральный; со своей командой. Снизят ли в деньгах и постах прежнюю команду? нет. Поставят новых на высший этаж, остальные потеряют в полномочиях, но не в деньгах. Потом, может быть, некоторых старых уйдут, но не всех - и игра там будет не в деньги и не в экономию, а в подчиняемость. Или вопрос выпуска продукции, или внедрения, или новых поставщиков - никогда вопрос не упирается в деньги. Только для отмазки, разве что. Всерьез вопрос всегда в другом.
Не деньги и не товары. Вот уж что не важно - это товары.
Я надеюсь, это понятно. Доказывать эти тезисы я не собираюсь, мне кажется, любой человек, имеющий опыт работы (не в том ларьке с ручками) меня поймет. Добавит своих оговорок и уточнений для правильного понимания - но поймет.

Это не для спора тезис, а для понимания. Размышления начинаются дальше. Понятно, что с культурой нехорошо. С экономикой как бы не хуже. Не потому что так слабо развита, а потому что не экономика.

И вопрос у меня - а что же является ценным для "экономики", для фирм, корпораций и государств, играющих на поле бизнеса? Ясно, что не деньги. А что?

Я сразу скажу полученный ответ, потому что в нем не до конца уверен. Может быть, кто-то сможет предложить другой ответ. А полученный ответ - власть. То, что расположено на месте "бизнеса", что называется "экономикой", ценным считает власть. Власть покупается на деньги, ее получают в связи с деньгами, но это достаточно вторичное обстоятельство, главное - власть. И еще кусочек ответа: есть ощущение, что ответ эквифинален. То есть экономика на Западе устроена иначе, играет по иным правилам - но у нее (иным способом) происходит та же подмена: там ценны не деньги, а власть. Наблюдение к слову: т.н. "новые корпорации" образуются и славятся идеей. SpaceX - полет на Марс и освоение космоса, Гугль - дигитализация социальных процессов, Фейсбук - новый стандарт социальных отношений и т.п. Они изобретают идеи, воплощают их и ценность корпорации определяется "её" идеей, а вовсе не чем иным. Отсюда видно отличие оттенков. В России, конечно, за власть над идеями дерутся только ну совсем непрофессиональные любители, где-то там внизу, большие люди живут выше этого - в России любят власть над людьми. Наши вожди любят, чтобы колонна marschieren. А на Западе несколько более отчужденная, не такая примитивная система. Там захватывают главенство над идеей, а в колонны люди строятся сами, поскольку за чем они пойдут? За идеей, конечно. В этом - разница оттенков целей и средств. Но в том и в другом случае это - власть. То есть ценность совсем другой области общественных отношений. Отчего экономика, разумеется, перестает быть экономикой, потому что именно целями определяются эти игры. В экономике в принципе игра идет не во власть, а если всё же во власть - то это не экономика. И сразу это поле, по старинке называемое "бизнесом", становится политическим.

Так что вопрос у меня такой. Что является ценным в современной экономике? И, в дополнение - что должно быть ценным в экономике, что является той ценностью, двигаясь к которой экономика остается собой, не вырождаясь в что-то иное?

(C) zh3l
geo

Современная мифология

Некоторые фигуры понятны, о них говорилось: зомби, вампиры - недаром столь популярны. Там сравнительно прозрачное наполнение: зомби - потому что окружающие в современном мире воспринимаются примерно так, тупые конкуренты, в любой момент готовые сожрать, но разума лишенные. Это экономическое окружение персонажа. Вампиры - это властная элита. Говоря упрощенно, современный человек полагает, что окружен зомби, и хотел бы стать вампиром. Он, впрочем, может это и не полагать - но с охотой читает и смотрит то, где главгерой какой-то вот такой. Это понятное общество для современного человека.

Это не всё, конечно, там копать и копать. Это общество из вампиров и зомби - английского производства, то есть очень ложится на сегодняшние моды реальности.

Вопросы остаются про популярные темы фанфиков. Самые ходовые - Наруто и Поттериана. Покольку этого дела многие сотни, трудно понять, что же заставляет именно эти вещи стать сюжетообразующими, что привлекает людей именно к этим вот - среди прочего разнообразия.

Ответа не знаю, но рассуждения у меня примерно так движутся. Посмотрев на наличные фанфики, вроде бы понял - дело не в герое. То есть нет смысла вцепляться в фигуру Поттера или Наруто в поисках сверхстимула, который к нему влечет. Там немного другое.

В обоих случаях одна картина. Закрытый, замкнутый мир волшебников со сверхспособностями, скрытый от остального мира, в котором обитают простецы, не знающие тайного искусства. В счет идут только настоящие люди - то есть эти вот со сверхспособностями, прочий мир для них - сцена. Простецы в действиях историй почти не появляются, все действие между разными персонажами закрытых сообществ. Обе истории - про хитросплетения отношений и интриг в замкнутом мире избранных.

Приглядевшись немного: это сословное общество, точка наблюдения читателя помещается в верхнем слое, и он следит за перипетиями отношений среди немногих кланов этого высшего сословия. Тем самым условием существования этого мира является граница разделения сословий - то, что называется статусом секретности или там поддержанием скрытых деревень. Миры Наруто и Поттера рассыпались бы, если б там не было этой границы, не слишком часто упоминаемой, но сюжетообразующей. Итак, - тайное общество, высшая страта в сословном обществе, и сложные интриги в этом выделенном кругу. Очень английский сюжет. Понятное дело, тайные общества возникают в самых разных культурах, но только в английской так настоятельно и необходимо, чтобы культурное производство происходило в закрытом клубе. Немцы в этом случае организуют какой-нибудь там открытый университет или там общество содействия успехам наук, русские при удаче создают артель (я не буду называть - что при неудаче). В общем, это очень характерная культурная метка.

Даже неожиданно. Эти вроде как космополитические элементы складывающейся новой мифологии довольно легко диагностируются на принадлежность к определенной культуре. Странно. Я бы ожидал, что там будут хотя бы следы немецкой культуры - ну, Фауст тоже относится к мифологии нового времени. Дон Жуан, Летучий Голландец... Но как-то они несколько запропали, а в ходу вот эта вот вырабатывающаяся мифология секулярного и просвещенного общества.

Кстати, стало понятнее про два ходовых сюжетных элемента, на которых устроены жанры современной литературы. Атомная война в постапокалиптике - это сюжетное средство выключить экономику. Collapse )
geo

Торможение 2020

если почитать разные... ммм... мысли о том, как должна развертываться история - к дате 2020 многое подверстывается, то можно заметить, что не так. Там были и мечтания разных околопартийных кругов, и из игр, и футурологические прогнозы. Когда сейчас читаешь - там всё довольно логично. Недаром многие в это верили. Там логика, понимание, как должны развертываться процессы, понимание, какие должны быть следствия.
И - провал. Не то.

Если присмотреться - в чем провал? Наверное, разные люди разное отметят. Но мне показалось, что там очень спешили те, кто мечтал о будущем. Они были уверены, что мир движется технологиями. Технологии определяются передним краем науки. Так что они выстраивали логику технологических усилий и следствий - и делали выводы в экономику, а потом в политику. Если будет открыто это - тогда сделают это, и тогда экономически выгодным станет такое, и политики вынуждены будут... и так все время, много раз, итерациями.
На деле всё оказалось не так с самого первого шага. Наука не двигалась так быстро, как ждали. Технологии пробуксовывали, и то, на что отводилось 2-3 года, оказалось недостижимым и за два десятка лет. Экономика не столь послушна технологическим импульсам, а уж политика и вовсе инерционна.
Интересно, что в целом угадывали верно. То есть - не было ошибок в логике (очень больших), всё по делу - поняли, как ходит сегодняшняя история. Умные люди, эти футурологи, в целом предвидели верно. А расхождение - потому что реальность меедлееннннееее...

Очень занятное зрелище. В идее, в понимании смысла всё так - история движется по понятой людьми траектории. Но всё время тормозит. Это торможение добавляет на каждый год новые валентности. Потому что если б оно схватывалось мгновенно, как в тех прогнозах с логическими скрепками - то и следствия наступали предсказанные. А так - возникает лаг. Открыли, но сделать устройство не удалось. Идут годы, накапливаются изменения во всех слоях - от технологий до социальной среды. Наконец, создали прототип - а в серию не пошло. И новые изменения, от других цепочек логичных причинно-следственных связей. Наконец, серия - но уже на фоне совсем других вещей, немного не так читается на этом фоне - а экономические следствия опять запаздывают. Проходят еще годы - начались некоторые экономические подвижки, но вместо планируемой резкой революции - постепенное реформирование, в некоторой совсем другой технической и экономической среде.

Думаю, это торможение освобождает место для будущего. Вот в каком смысле. Эти футурологи, прогнозисты - они же верно, логично и правильно угадали, что должно быть. И было бы, несомненно. Но каждый год торможения, каждое десятилетие опоздания добавляет невспомненные тогда обстоятельства - меняется фон, всплывают неучтенные тогда связи. Они успевают проклюнуться и изменить среду, в которой придется действовать тому, что логично должно произойти.

Это касается множества аспектов жизни. Какие только не были логичные ожидания. Все будут чипированы и управляться единой системой контроля. Исчезнет большинство языков, сменившись английским. Общий интернет с умной техникой на каждом шагу, киборги, искусственный интеллект, управляющий всем и меняющий людей - ведь видно же, что это и многое другое совершено не выдумки, а именно та дорога, по которой движется реальность. Но реальность тянется, цепляется, тормозит, отстает, - и дружный фронт схлопывающихся тенденций не смыкается. Накапливаются силы отдачи, не сходятся экономические возможности и потребности технологий, вещи выступают в иной связи, чем должны были. Не образуется сплошная информационная среда, отсюда масса следствий, быстро наступает откат глобализации, отсюда тянутся всё новые следствия, тормозящие те, верно задуманные. Ждали - вот-вот исчезнут государства, появятся корпорации, вот-вот импланты будут у всех, вот-вот будут менять генетический код по заказу, дешево, всем.

Интересно, как будет разворачиваться эта симфония отстающих следствий, история о торможении истории. Это странное чувство, когда история плетет не узор прогресса, а узор торможения.
И в этом торможении - надежда на то, что не схлопнется. Накапливающиеся следствия неучтенных в логике рядов событий так поменяют фон, что придется переделывать всю логику, на таком фоне логичными станут иные следствия. И вместо бессмертия элите миллиардеров и выноса имплантированных сознаний в тела на орбите, или что там ожидает за поворотом прогресса - возникнут совсем другие перспективы. Не то что радужные, но другие.

(C) zh3l
geo

Ожидание всего, но чтоб сразу

По поводу современных событий полагаю, что. Многие недоумевают: ну как так-то, мол. Воруют как не в себя. Финансами дурят, причем во всемирном масштабе. Совсем уж ничего не боятся. Не рассчитывают последствия - сделал, и хоть там через пару шагов граблями по лбу - ничего.
Как я понял, потому что никто не верит, что будущее будет.

Все рассчитывают на катастрофу. Что будет война, что как-нибудь хряпнет, хрустнет, проломится и всё посыпется. Всё скроется пеленой апокалипсиса, и никто ничего не заметит, а если и заметит - сделать уже ничего нельзя будет. Даже в личных судьбах. Ладно там страны-народы, там от веку безответственность. Но и лично спросишь, а в ответ: ну какие там заботы о том, что будет через несколько лет? все ж помрем, будет социальный взрыв, нет - будет война, нет - рухнут финансы, нет - нас всех вытеснят роботы и мы станем безработными, квадрокоптеры будут клевать у нас с рук, а мы будем тихо сидеть на скамеечках и ждать пособия, нет - произойдет трущобизация городов, хлынет из канализации конец света, и тут-то астероид и прилетит на это посмотреть.

И по всем этим причинам нельзя нормально работать, нельзя рассчитывать свои действия, надо чем хуже тем лучше, чтобы уж скорее всех.

Казалось бы, при столь напряженных ожиданиях, сами понимаете. Нет бы разум применить, хуже ведь может быть решительно всегда.

Насколько могу понять, этот симптом - проявление чрезвычайной душевной слабости.

Интересно, каковы причины того, что большие массы людей при всем различии их жизненных обстоятельств испытывают такую чрезмерную, чрезвычайную слабость душевной жизни - не могут даже хотеть жить и мечтают, чтобы всё это закончилось?

То есть, конечно, это в определенном отношении даже удобно и многое решает... Но слишком уж легко. Это какой-то casus conscientiae, трудный для совести случай - вот же, подходи и бери, но должно же быть некоторое сопротивление.

Отчего бы, к примеру, случилось такое беспримерное бессилие у множества людей?

Ваш Мокрухо-Маклай
geo

Холодное лето 2019 г. Как повернуть назад

Лето было практически безморозное. Но почему-то эта позитивная черта не радует.

Ханин Г.И. 2019. Экономическая история России в новейшее время. т. 4. 1999-2016 гг.
Четырехтомное исследование, это последний том - история за последние годы. На основании альтернативных расчетов, не от Росстата - те признаются ошибочными. Автор работает как детектив, занимается экономическими проблемами, расшифровывает залежи лживой отчетности предприятий, на которые накладывается ложь Росстата. Находит важнейшую причину неверности данных о развитии экономики России - недооценку основных фондов (где-то в 6-7 раз). Материал книги - подробное исследование новых компаний, состава магнатов (олигархов), смены состава, способов создания капитала. Разбор разных отраслей промышленности и т.п.

Подробное описание нужно экономистам. Для меня интересными были два момента: один - которого в книге нет, другой - который в книге есть.

Чего в книге нет. Как мне кажется, все развитие России после 80-х, т.е. где-то с 1989 - невозможно понять, если не видеть, что Россия является частью политической системы, а не самостоятельным политическим и экономическим целым. В некоторых аспектах это, несомненно, самостоятельное государство, но в других - находится под сильнейшим влиянием. И это влияние прежде всего сказывается на экономической составляющей (впрочем, и на многих частях культуры). То, что происходит в экономике России с 1990-х, нельзя верно описать, если смотреть на эту экономику как на изолированную систему, - это ведомая часть более крупной системы, и происходящее тут в значительной мере направляется извне. Всего этого у автора нет, он рассматривает экономику России 1999-2016 гг. с тех же позиций, что и экономику СССР - отсюда, как мне кажется, серьезнейшие ошибки. На рубеже 90-х сильно изменилась природа объекта исследования - а автор продолжает действовать теми средствами, которыми это изучалось в предшествующие годы.

Что в книге есть. Аналитика возможности возврата к социализму. Логика автора такова. Он смотрит успехи капитализма за 30 лет. Чего смог добиться российский капитализм. Приходит к неутешительным выводам - основные фонды изношены, структура экономики архаична, ВВП в реальности не вышел на уровень 1987 г., новые технологии почти не развиваются. Экономика России неустойчива, от каждого чоха - валится, олигархи в подавляющем большинстве обязаны своими капиталами государственной сфере, при этом производительность труда на госпредприятиях еще хуже, чем на частных. Всё плохо.
Collapse )
geo

Выделение объекта исследования

Элинор Остром. Эволюция институций коллективного действия. 2013
(Это третья за недавнее время наглая рецензия на выдающуюся во многих отношениях книгу, которую я критикую и рассказываю, отчего именно там проявляется некая общая ошибка. Так что можно считать, что как многие пишут, отчего им не понравился тот-то фильм или сериал, я пишу, отчего нехороша такая-то книга. Или хороша.)

Книга на нобелевку, многохвалимая. Новая институциональная экономика. Тема сверхважная. Но...

Почему важная тема. Это о том низовом уровне самоорганизации, который должен пронизывать всю хозяйственную жизнь социума. И - о ресурсах общего пользования. Низовая экономика... Есть верхняя, капитализм - глобальные потоки капитала, макроэкономика, виртуальные деньги и все дела. И есть другое - рынок, ремесло, то, чем и как снизу живут. Там где кредиты нужны до ста баксов, и неизвестно, смогут ли отдать, где меняют обязательства - ты мне вот это сделай, а я тебе вон то натружу, потому что деньгами это больно дорого выйдет. Это сети микрокредитов в третьем мире, зачеты обязательств через цифровые системы и банки, для которых это занятие почти бесприбыльно - много неописанных и неизвестных науке чудес в толщах того, что вроде бы является экономикой, но никогда на верность теориям не проверялось в связи с крайней запутанностью реальных отношений.

Автор выделяет ситуации, когда некоторое число пользователей может работать с общим ресурсом, который почему-либо нельзя разделить на индивидуальные кусочки собственности - как воздух или океан. Это касается ситуаций типа рыбной ловли или ирригационных систем. И вот собственники должны как-то договориться и потреблять общий ресурс. Тут впутывается дилемма заключенного и еще несколько экономических модных задач. Если очень надо, собственник склонен нарушить договоренность. Засуха - сад погибнет - берет воду из канала вне очереди, и пусть осудят (если узнают) - без воды совсем кирдык. И таких ситуаций много - и общего пользования, и проблемы безбилетника.

Автор в книге подробно рассказывает об изучаемых проблемах. Я не буду пересказывать - там и коллекция литературы по теме (разыскать работы с описанием случаев было трудно). И формализация частных случаев, сведение их в таблицу, выделение моделей поведения, формальных черт возникающих организаций (институтов), и оценка, как они работают. Там и способы договора, и санкции за нарушение, и выявление нарушений - много чего, достаточно интересного. Автор выделяет важные моменты, на основе многих случаев - без чего такие системы вообще неустойчивы и распадаются, с чем они могут существовать долго.

Но я не об этом - потому что это все предмет для автора специальный и нобелевский лауреат сделал свою работу, ее можно прочесть. А меня постепенно заинтересовало вот что.

Я обратил внимание, как топорно, плохо сделано описание самих "объектов" - частных случаев. Это было моим первым впечатлением. Злясь на плохие описания, я вспомнил, где еще это было. У меня подобрался ряд наук, где совсем не умеют описывать частные ситуации. Я не все назову, примеры - чтобы было понятно. Это, скажем, социология, экономика, физика. Понятно, что люди умные и талантливые есть везде, и умение описывать не скрыто. Они могут. Просто установления науки, ее основные требования, ее воздух - делают это ненужным, и потому обычно они не умеют. Для сравнения - хорошие описания можно увидеть в работах по этнографии, медицине и в биологии (ну, пока).

Причина примерно такая - в этих науках - общественных и "точных" естественных - считается, что описание частного случая не нужно - работают с моделями. Мы же все равно не схватим все случайные детали примера, да и не надо, нам надо ухватить закономерности и построить модель. Поэтому всё, что говорится, пестрит бесчисленными упоминаниями о модели - и до описания реальных ситуаций, и вместо них, и в качестве результата. По сути, люди вообще не знакомы с теорией наблюдения за реальностью, они заняты не наблюдением, а совершенно иным делом: конструированием. Наблюдение предполагает описание того, на что ты не воздействуешь, а конструирование, напротив - активное созидание того, что прежде не было. Совершенно разные действия. И в этих науках создается новое - модель. Понять, зачем перед этой важной деятельностью, которая и является для них целью познания (построить модель...) надо наблюдать и как, собственно, эту тривиальную операцию проводят - невозможно. В защиту этого "модельного" образа мыслей бесчисленные технари готовы говорить долго и со вкусом. Итак, оправдания и выдача разрешений именно на такую методологию имеются в изобилии, так что это не "объективная критика" работы, а мое впечатление.
Collapse )
geo

Столкновение Севера и Юга

Есть много стран, в истории которых присутствует этот сюжет. Его постоянство даже удивительно - отчего в самых разных странах именно Север и Юг сталкиваются? Иногда это - гражданская война. Иногда - разделение государства. Иногда, как в Италии - противостояние типов экономического поведения и культуры. Интересно, что это значит? Во всех ли столкновениях Север - одно и то же?

Кажется, что эти быстрые реакции гражданских войн или медленно тлеющие противоречия регионов вроде бы единой страны, или еще тысяча форм - просто такая теория, которой можно лишь развлекаться.

Долгое время говорили, что существенная часть истории Руси - это противостояние Новгорода и Москвы. Это осталось далеко позади.

А потом можно вспомнить: столкновение Севера и Юга в России началось в 1917 г. - прошло сто лет, и ничего еще не закончилось.

Что означают здесь Север и Юг? Когда речь идет о США, легко говорят о том, что такое был у них Север и Юг, и эта их давняя история проговаривалась у Фолкнера и до сих пор продолжает побаливать. Когда говорят про США, то это промышленный Север, такой упрямо-протестантский и сухой, рациональный, экономоцентрический - и Юг помещичий, сельскохозяйственный, с особенной культурой, осенней, уходящей, великолепной, выросшей, как всегда, из неравенства. Многие слова тут совсем не про власть. Это был конфликт о том, какой быть Америке - наследницей Старой Европы, или совсем новым образованием, с новым видом культуры, центрированной на технике, где главенствующую роль играет экономика. Новым образованием, которое будет переделывать на новый манер прочие культурные регионы.

Столкновение Севера и Юга в России, длящееся более ста лет. Обычно говорят об играх власти, но это самый поверхностный и скучный аспект. Что значит "Север"? Такой ли он, как в множестве иных случаев? Что в этом случае - Юг?

Север России и Юг России, в чем несовпадение, о чем столкновение...

(c) zh3l
geo

Резкое торможение

Монография Коротаева с соавт. - по классической для них теме, математическое моделирование процессов истории. Самое начало этих рассуждений все слышали - ну как же, экспоненциальный рост населения, экономики, технологий, мы скоро будем в нуль-точке, кривая выйдет в бесконечность и ах-ах что будет. Есть даже люди, которые верят, что как мы в эту нуль-точку придем, начнется рай и изобилие.

Но это ах-ах было давно, сейчас это моделирование на совсем другом уровне. ВВП планеты должно было выйти на бесконечный рост в 2005, население должно стать бесконечным где-то в 2023 г. То есть модель экспоненциального роста, конечно, недостаточна. Она работала примерно до 1970-х годов. Потом перемоделировали, и выяснилось, что там не экспоненциальный рост, а S-кривая. То есть в ХХ веке многие показатели росли экспоненциально, это был переход к новому плато. Перелом наступил в 1973 г. после этого скорость роста стала существенно снижаться, сейчас мы в точке перехода от фазы экспоненциального роста - почти вертикальной области S-кривой, к новому горизонтальному плато.

Конечно, эта картина может быть усложенена. Мир не однороден, авторы - сторонники идеологии мир-системы Валлестайна, то есть рассматривают экономическое ядро (Север, Европа+США+Япония и пр.) и другие страны - ядро мир-системы и периферию. Процессы идут различно, ядро уже прошло экспоненциальную фазу и движется по плоскости, а периферия все еще бурно растет. В книге отловлены некоторые корреляции - за что выгодно хвататься для будущего роста среднеразвитым странам, за что слаборазвитым. Скажем, слаборазвитым надо вкладываться в начальное женское образование, а среднеразвитым - в школьное и вузовское образование населения, это важнее, чем многие привычные экономические показатели.

Однако мне было интересно подумать несколько в ином направлении. Много раз мелькали мнения о замедлении роста науки. Обычно эти мнения освистывают. Между тем не существует показателей, по которым можно было бы оценить объективку. Надеюсь, читатели сами сообразят, отчего число статей, число журналов, индекс цитирования или число внедрений не являются адекватными показателями. Обычно люди, находящиеся в пределах активно разрабатываемых научных дисциплин, не успевают проследить чудовищный вал литературы по теме и уверены, что наука растет чрезвычайно быстро. Но люди, находящиеся в стагнирующих научных дисциплинах, видят вымирание коллег и отсутствие работ по многим прежде существовавшим направлениям. Взгляды будут разные, но ни у одного ученого нет возможности знать, как же обстоят дела в целом по науке. Можно строить ряды экстраполяций, у одних они оптимистические, у других нет. Я много раз упоминал, что на карте науки множество областей, затормозивших свой рост по сравнению с ХХ в., а число активно растущих областей невелико (это можно найти по ключевым словам красные и белые науки, была такая карта). Но это опять экстраполяция, конечно - при желании можно не верить, даже если разобраться с той картой, да и карта может врать, почему нет.

Однако, глядя на кривые, сделанные Коротаевым для разных показателей - уровня грамотности, роста ВВП, численности населения и пр. - как-то больше верится, что те самые часто раздающиеся, но мало замечаемые мнения об остановке или замедлении роста науки в чем-то правы. Логично, что вал науки связан с общими экономическими показателями и уровнем инвестиций, что и смотрел Коротаев. Может быть, в самом деле там не "ах-ах, падение" и прямо средние века, а только замедление роста и уменьшение числа активно развивающихся областей. То есть то, что Коротаев благостно называет выходом из фазы кризисного роста и переходом к устойчивому развитию - то есть к остановке роста скорости, выходу на плато. Ничего катастрофического здесь нет - точнее, может быть, нет.

Там можно выстроить занятный виток в рассуждениях, у Коротаева в книге его нет. Есть весьма важные показатели, завязанные именно на увеличение скорости роста, а не на абсолютные величины. Например, история последних веков, государственная политика и структура экономики в очень сильной степени зависят от того, что государства очень мощно вкладываются в наукоемкие области технологий военного значения. Политики не славятся умением далеко планировать, напротив, дыхание у них короткое, как время между выборами. И они вкладываются в то, что точно даст эффект вот-вот, скоро, если не через три года, так через пять. То есть устройство экономики, технологий и госполитики определяется не абсолютным уровнем технологий, а уверенностью в экспоненциальном росте некоторых областей и тем самым обоснованной надежде на то, что вложения в эту науку окупятся очень, очень быстро. Отсюда простой вывод - переходящая на плато стабильная наука заставит измениться очень сильно весьма многие привычные социальные институты. Само финансирование определенных областей науки, финансирование научных инструментов и центров - все это привязано к ожидаемому экспоненциальному росту, а не просто росту и не просто стабильности. Так что вот на это интересно обратить внимание. Интересно посмотреть, что в современном общественном устройстве зацеплено именно за уверенный взрывной рост, какие социальные институты функционируют именно ожиданием быстрого роста. И тем самым - что именно обрушится, что выйдет из строя.

Возможно, богатое финансирование военных областей науки прекратится и они будут страдать от относительного безденежья, выходить из моды, и рост сопутствующих им областей прекратится. Науку ведь кормят за убедительные обещания, а если их не будет, а будут разговоры о "более полном исследовании феноменов" - денег не дадут. Области "застойных" наук, неактуальных и медленно развивающихся, вообще перестанут финансироваться и станут частным делом увлекающихся любителей. То есть, в отличие от сегодняшнего положения дел, когда вся наука - у государства и корпораций, возникнет частная наука, личная наука. Бедная, конечно. Этому будет сопутствовать социальная капсуляция науки, потеря ее связей с социумом, это будет занятие "посвященных", не слишком интересное массам и совсем им непонятное. В то же время в идеологической сфере примат науки сохранится - его нечем заменить - роль идеологов будут выполнять популяризаторы, которые будут объяснять массам и властям, что же именно утверждает современная наука: наука будет оракулом, популяризаторы - жрецами, объявляющими его волю.

Можно составить модель различий по регионам - положение с этой наукой будущего будет меняться на Севере, на Юге и на Востоке, одни будут сохранять примерно нынешний уровень и более или менее полную традицию научного исследования, другие получат лишь фрагменты некоторых наук, более актуального характера, будут воспроизводить технологически важные вещи и не иметь способов развивать эту технонауку дальше. В зависимости от получившихся обществ в каждом из регионов можно моделировать разные соотношения властей, науки с образованием, прочего населения и пр. Другое дело, что это всё не сразу, перелом был в 1973 г., а многие показатели еще растут, тем более по регионам, так что демография с экономикой затормозят, а инерционные общественные механизмы культуры будут отставать, поскольку многие будут верить, что всё по-прежнему. Как отстало, скажем, наше право и государство - вся жизнь изменилась, а эти социальные формы всё ещё существуют в прежнем виде. Так что пока еще дойдёт и аукнется, время подождёт.
Впрочем, всего этого в книге Коротаева нет, сами понимаете - это мои фантазии.
Collapse )
geo

Застой

интересно было бы сравнить два застоя, сопоставимых по длительности. Я не видел такой работы, хотя напрашивается. Например - в одном случае нарастает численность и ?значимость интеллигенции, во втором снижается, в первом явный идеологический диктат, во втором либо его нет, либо он значительно слабее. Экономика плановая против рыночной, но структура вроде похожа. Посмотреть числа социальной динамики, горизонтальной и вертикальной - прежде к земле привязывали пропиской, теперь скорее рублем, экономический барьер на переезд. Что очень похоже - роль "зарубежных технологий", сопоставление транзистора и смартфона. И так далее - чтобы увидеть, что же существенного изменилось. какие возможности были открыты прежде, что возможно теперь. Без сравнения то, что есть, увидеть невозможно, а с чем же еще сравнивать